Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели. Челябинск → Общество 13+

Свободу предпринимателям!

, 09:54

Свободу предпринимателям!
Андрей Коршунов

Министерство юстиции предлагает изменения в Уголовный кодекс, направленные на снижение рисков уголовного преследования бизнеса. Потому что считается, что в России с каждым годом все страшнее заниматься предпринимательской деятельностью. Обсудить новацию мы пригласили челябинского адвоката, председателя коллегии адвокатов «Экономическая» Андрея Коршунова:
 
- Андрей Геннадьевич, обеспечить бизнесу хорошие условия и большую свободу предпринимательской деятельности - такую задачу поставил президент Российской Федерации перед правительством и перед властью вообще в ходе встречи с представителями бизнеса в конце февраля этого года.  
 
- Первым шагом были поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. Они изменили порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям. Теперь появились новые предложения. Что предлагает Минюст? 

Контролировать, или развивать?

Первое — исключить из Уголовного кодекса ряд составов преступлений.

Например, исключить ответственность за предпринимательскую деятельность без регистрации. Внести поправки в статью о незаконном предпринимательстве (ст.171 УК РФ). Напомню, что незаконное предпринимательство — это деятельность без регистрации или без лицензии и иных необходимых разрешений, причинившая крупный ущерб или сопряженная с извлечением дохода в крупном размере. Я считаю, что это вполне логичный сигнал от государства в условиях потенциального кризиса. Государство готово закрыть глаза на формальности, лишь бы предприниматели что-то производили. 
 
Также предлагается отказаться еще от целого ряда статей Уголовного кодекса: 
ч. 1 ст. 169 («Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности»), 
ст. 170 («Регистрация незаконных сделок с недвижимостью»), 
ст. 170.2 («Внесение заведомо ложных сведений в межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания участка или карту-план территории»),  
ст. 185.1 («Злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством о ценных бумагах»), 
ч. 1 ст. 185  («Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг»).
ч. 2 ст. 180 («Незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг»)). 
 
- Замечательно. Любая декриминализация преступлений, особенно тех составов, которые не связаны с насилием над личностью, дело прогрессивное. 

- Согласен с вами. Однако по предложенному Минюстом перечню есть вопросы. Например, как в этот список попали статьи 169 и 170 УК РФ? Если открыть кодекс, то можно увидеть, что уголовно наказуемые деяния в них совершаются должностным лицом с использованием своего служебного положения, то есть совсем не предпринимателям будет облегчена жизнь. А тем, кто предпринимателям жизнь осложняет. 

А по статье ст.172 УК к ответственности привлекается кадастровый инженер. Далеко не все предприниматели являются кадастровыми инженерами.   В настоящее время вопросы земельных отношений все еще стоят достаточно остро, достаточно посмотреть на количество земельных споров. Из своей практики могу сказать, что приходилось встречаться и с откровенно сфабрикованными документами на земельные участки. Земля с каждым годом дорожает. Поэтому соблазн заняться подтасовками может оказаться очень сильным. В таких условиях устранение ответственности кадастрового инженера за внесение в документы заведомо ложных сведений представляется несколько неоправданным. 
 
Про статьи, связанные с ценными бумагами, даже лучше и не говорить. Это конечно про бизнес, но большинство предпринимателей, особенно представители малого и среднего бизнеса, про такие статьи скорее всего и не слышали. На практике же это как раз те деяния, за которые установлена ответственность в статьях 185 и 185.1 и они нередко применяются для рейдерских захватов бизнес-активов.

- Хочется думать, что это не злой умысел, а обычная небрежность. Но не все же так плохо. 

- Конечно. Например, исключение ч. 2 ст. 180 УК РФ представляется правильным шагом. Потому что средства индивидуализации товаров, работ или услуг (это товарные знаки  и иные аналогичные обозначения) достаточно хорошо защищаются и в гражданско-правовом порядке. Гражданским кодексом предусмотрены достаточно серьезные суммы компенсаций правообладателю.  И такой механизм наказания нарушителя рублем, наверное, более прогрессивный.

Если наказывать, то рублем

- Но снизят ли существенно такие предложения уголовно-правовые риски бизнеса?

- Наверное нет. Гораздо большая проблема бизнеса связана с обычными статьями Уголовного кодекса. Лишение свободы предпринимателя по любому сфабрикованному обвинению приводит в большинстве случаев к утрате им бизнес-активов и возможности продолжать предпринимательскую деятельность. И исключением из Уголовного кодекса предлагаемых статей ее решить трудно.

- Я обратил внимание, что предложения Минюста не касаются наиболее популярного экономического состава ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество»).

- Так уж сложилось, что регулирование гражданско-правовых отношений уголовно-правовыми методами в предпринимательской среде считается допустимым. Предприниматели действительно нередко жалуются на внимание к ним правоохранительных органов в обеспечение исполнения договорных обязательств. Но пишут заявления в эти самые органы те же предприниматели. 
 
Еще одно важное предложение — повысить в полтора раза с учетом уровня инфляции пороговые значения значительного, крупного и особо крупного размеров ущерба. Потому что размер имеет значение для квалификации преступлений экономической направленности.

Например, статья 199 УК РФ («Уклонения от уплаты налогов организацией»).

Крупным размером в этой статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 15 миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, превышающая за тот же период 45 миллионов рублей.

Теперь предлагается увеличить порог крупного размера до 22,5 млн рублей, а особо крупного до 65 миллионов рублей. 

Вряд ли кто-то скажет, что это плохо. Но было бы совсем замечательно предусмотреть какой-то механизм автоматической индексации этих сумм. 

- Хотелось бы услышать ваши комментарии о налоговых преступлениях...
 
- Известно, что проблема бизнеса с доначислением налогов и санкций усугубляется еще и тем, что налоговая, как правило проверяет налогоплательщика за три предыдущих года. И вот, смотрите, есть организация. Она платит налоги и отчитывается. Налоговая принимает отчеты и молчит. Год принимает, второй принимает, и ничего не говорит. А на третий год приходит проверка. И оказывается, что у организации не все так хорошо. Или были какие-то ошибки, или того хуже — изменилась судебная практика. И теперь надо где-то найти денег, чтобы уплатить все, что не платили три года, и не каждому бизнесу в нынешних условиях это под силу. В итоге — организация под банкротство, директор — под суд. И пока это достаточно распространенная ситуация. Поэтому кому-то увеличение порога крупного размера поможет избежать уголовной ответственности, а вот сохранить бизнес — это как получится. 

А в целом предложение Минюста конечно лучше, чем ничего. 

И очень важно, чтобы наметившаяся тенденция освобождения бизнеса продолжилась. 

Обществу ведь нет никакой пользы от того, что предприниматель будет лишен свободы. Хотя известны случаи, когда предприниматели и в местах лишения свободы способствовали созданию там новых производств. Но все-таки гораздо больше пользы предприниматель принесет на свободе. И если уж его наказывать, то наказывать рублем, отбирая неправедно заработанное. А изолировать от общества стоит только тех, кто может представлять непосредственную угрозу жизни и здоровью окружающих. 

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей