Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Общество № 22(817)8-14 июня 2022 13+

Георгий Мурадов рассказал о курортном сезоне в Крыму, русской Одессе и «головной боли» Турции

, 19:18 , Главный редактор АН

Георгий Мурадов рассказал о курортном сезоне в Крыму, русской Одессе и «головной боли» Турции
Фото Александр Щербак / ТАСС

Долетят ли до Крыма украинские ракеты? Безопасно ли в этом году отдыхать на курортах полуострова? Сможет ли население освобождённого юга Украины, соскучившееся по Крыму, заменить робких россиян? Как Северная Таврия излечивается от киевского зомбирования? Могут ли морские мины из Одессы доплыть до Керчи и Феодосии? Могла ли Россия перекрыть Днепр или его приток и почему она этого не сделала? Ждут ли русских в Одессе? Почему Турция переживает за наших крымских татар и не переживает за своих? Об этом и многом другом главному редактору «Аргументов недели» Андрею УГЛАНОВУ рассказывает Заместитель Председателя Совета министров Республики Крым – Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте Российской Федерации Георгий МУРАДОВ.

 

Ничего не бойтесь

– Настала пора отпусков. У россиян резонно возникает вопрос – а можно ли сейчас в Крыму отдыхать? Всё ли там спокойно? Не стреляют ли по Крыму через границу?

– В Крыму всё спокойно, абсолютно всё подготовлено к приёму большого числа туристов. Хотим мы этого или не хотим, но определённое снижение туристического потока будет, никуда от этого не деться.

– Почему?

– Прежде всего потому, что в целях безопасности в прилегающих к Украине регионах не летают самолёты. А по воздуху к нам прибывало до 40% туристов. Но у каждого минуса есть свой плюс. Те, кто всё же доберётся до Крыма, будут отдыхать в более комфортных условиях. К нам можно приехать поездом, автомобильным транспортом. А вскоре будет запущен и морской маршрут с побережья Краснодарского края в Крым.

– Газета «Московский комсомолец» пишет, что от поездки в Крым отказалось до 70% людей из запланированных. И что среди бизнеса, заточенного на обслуживание отдыхающих, царит настоящая паника.

– Никакой паники нет. Некоторое снижение турпотока мы предполагать можем. А сомневающихся в безопасности могу успокоить – Крым не находится на передовой линии боёв. Безумцы из Киева теоретически могут запускать ракеты в нашу сторону по воздушным целям. Поэтому и не летают самолёты в Симферополь. Не знаю, как считали в «Московском комсомольце», но наши данные показывают, что начавшееся было снижение турпотока находилось на уровне 30–40%, а сейчас эта волна и вовсе пошла в обратную сторону, в связи с чем добавляется число поездов в Крым. Поэтому мы рассчитываем приблизительно на 80% от прошлогодних цифр. А прошлый сезон, на минуточку, был в Крыму рекордным. Наши курорты посетило 9, 5 миллиона человек! А в допандемийный год – 7, 5 миллиона.

– А что обеспечило прошлогодний рекорд?

– После ковидной изоляции люди соскучились по отдыху и путешествиям. Так что сейчас мы пока ориентируемся на доковидные цифры. Плюс, я думаю, «МК» не учитывает тот фактор, что в нашей орбите появилось двухмиллионное население освобождённых территорий Южной Украины. А они приезжали на отдых в Крым ранее, пока Киев это им не запретил. Теперь они к нам вернутся.

– Южные территории – это Херсон и Запорожье? То есть то, что до революции являлось Таврической губернией?

– Да.

– А то, что граница освобождённых территорий почти совпадает с границей Таврической губернии, – это совпадение или такова и была цель?

– Не думаю, что именно такая цель ставилась. Но это свидетельство того, что районы Северной Таврии, или в первые годы после Октябрьской революции Таврической республики, и Крым в том числе и в украинские времена всегда были во многом интегрированы друг с другом и в экономическом, и в духовном, и в культурном плане. В Северной Таврии живут в подавляющем большинстве русскоязычные православные люди. И даже проживающая там небольшая – 20–30 тысяч человек – община крымских татар тесно интегрирована с Крымом. Поэтому народ Северной Таврии, предвидя возможное восстановление этой привычной, веками проверенной комфортной жизни, принял для себя решение лояльно отнестись к военной операции. Поэтому там не было больших столкновений, крупных боёв. За счёт этого удалось сохранить в целости города. Войска Украины и тем более нацисты и националисты, очевидно, чувствовали себя там некомфортно и достаточно быстро покинули эти территории. Сегодня их жители активно повезли свою продукцию и успешно торгуют ей в Крыму. У нас с ними общий менталитет, общий цивилизационный код. Мы – один народ. И интеграция Северной Таврии в наш общий мир идёт активно и успешно. Люди региона уже начали получать пособия от Российской Федерации в рублях. Многие предприятия региона украинские собственники остановили и сбежали. А людям надо на что-то существовать.

– Южная Украина выздоравливает?

– Да, и это во многом следствие отключения от киевского зомбирования. Отрасль телекоммуникаций и связи всё больше замыкается на российское коммуникационное пространство. Это очень важно. Появление в регионе информации из России стало для многих просто откровением. Люди впервые узнали, что происходит на самом деле совсем не то, что диктует пропагандистская машина из Киева, что пытаются навязать западные источники информации. Они поняли, что это не война с украинским народом, результатом которой должны были быть массовые репрессии, а их почему-то нет. Наоборот, российские военные всячески стараются помочь. И это перетягивает народ на российскую сторону. Как показатель стремительного оздоровления общества – проведение «Бессмертного полка», который состоялся во многих городах региона, хотя времени с момента прихода туда России прошло совсем немного. Но люди давно морально были к этому готовы. Никто из них не забыл про своих предков-победителей, про историю своего края, как бы ни пытался вытравить эту память Киев. Не забыли люди, как их предки с Суворовым брали Очаков и Измаил, и видят издевательское отношение к этой памяти на подконтрольных Киеву территориях, как сносят, например, памятники Суворову.

 

Перекрыть Днепр

– Весь мир размышляет, как бы вывезти с Украины зерно. Наши власти говорят, что это невозможно, потому что Чёрное море в районе Одессы и Николаева напичкано украинскими морскими минами. А для Крыма эти рогатые мины представляют угрозу? Ведь парочку уже выловили аж в Босфоре.

– Всё же блуждающих по черноморским водам мин единицы, их вылавливают. А вот акватория портов Одессы и Николаева действительно заминирована плотно. Крымские порты никаких угроз с этой стороны не испытывают и работают в штатном режиме. Сами понимаете, Севастополь – это база Черноморского флота. Никто бы не допустил, чтобы там плавали какие-то рогатые чудовища. Остальные порты находятся ещё восточнее – это Феодосия, Керчь. Там мин вообще нет.

– Почему Запад зациклился на Одессе? Почему бы не использовать Керчь и Феодосию?

– Да, крымские порты пока недогружены. Поэтому мы предлагаем вывозить зерно, в том числе с освобождённых территорий, через порты Крыма. На освобождённом Приазовье тоже есть порты Мариуполь и Бердянск. Их мощности тоже можно использовать. Но Западу это не нужно. Они хотят именно через Одессу и Николаев. Тогда Киев их пусть и разминирует.

– Может, они нас так побуждают быстрее взять эти города?

– Это традиционное западное лицемерие. Другая сторона этого лицемерия в том, что наши корабли они в свои порты не пускают. Ну погрузим мы так нужное им зерно на свои корабли и повезём его спасать голодный мир. А они откажутся их принимать, потому сами же ввели против нас санкции.

– Всё, как с долларовыми долгами.

– Совершенно верно. Они требуют вернуть им деньги, но их банки не имеют права их у нас принимать. Это стратегический дефолт долларовой системы. Нам до ваших санкций дела нет. Вы их ввели, вы и расхлёбывайте. Вся Европа сейчас страдает из-за собственных санкций, притом что мы ещё даже не шевельнули пальцем в ответ. А они уже свой арсенал расстреляли.

– Наши порты им не нужны ещё и по другой причине. Ведь они хотят не просто вывезти зерно, но ещё и ввозить на своих грузовых судах вооружение для Украины. Не могут же они его через Крым поставлять. Даже без портов американцы уже поставили свои дальнобойные гаубицы киевскому режиму. Если они их поставят на севере от Херсона, где территория ещё не освобождена, эти гаубицы смогут угрожать Крыму?

– Нет. Это слишком далеко даже для американских гаубиц. Но в этом вопросе есть ещё один аспект. Для Крыма, как российской территории, где находится база Военно-морского флота, было чрезвычайно важно получить этот буфер безопасности в виде Северной Таврии, чтобы обезопасить себя от таких вот угроз. И буфер этот не только военный, но и экономический, потому что там начинается Северокрымский канал, который вытекает из нашей русской реки Днепр. Если представить, что Северная Таврия не под нашим контролем, то Крым снова будет связан с внешним миром пусть и мощной, но единственной нитью в виде Крымского моста. А сейчас мы имеем сухопутную связь через ДНР с Россией. Поэтому освобождённые территории крайне важны для Крыма и России в целом со всех точек зрения. И жители это поддерживают – там уже возникают большие очереди за получением российских паспортов.

– Несколько лет назад покойный Юрий Михайлович Лужков в ответ на перекрытие Северокрымского канала предложил русло Днепра повернуть в сторону Оки. Почему наш «страшный тиран» Путин не стал этого делать?

– Уточню, не Днепра, а его самого полноводного притока – Десны. Если это сделать, то Днепр бы сразу очень сильно обмелел. Но Россия всегда демонстрирует свою добрую волю. Она хотела, чтобы Минские переговоры продолжались в позитивном русле. Украина очень внимательно за этим следила. Если бы мы даже начали подготовку к сооружению такой плотины или хотя бы официально утвердили такой план на случай, если Украина не образумится по отношению к водному вопросу, то, возможно, они бы сильно призадумались. Они ведь перекрыли канал, который не ими строился, а всем Советским Союзом. Это было прямое нарушение международного гуманитарного права, которое говорит о преступности действий, направленных на лишение людей воды. Целая отрасль рисоводства на севере Крыма от этого прекратила существование, многие фермеры разорились или понесли немалые расходы, перепрофилировали свои хозяйства на другие культуры. Исчез целый ряд культур, нуждавшихся в технической воде, – подсолнечник, кукуруза. Они остались только на юге, где водоснабжение лучше за счёт малых рек, которых в Крыму достаточно. С точки зрения питьевого ресурса перекрытие канала проблемы не составляло, а вот сельскому хозяйству урон нанесло. Но российское руководство не пошло по пути конфронтации ради продолжения Минского процесса. Хотя эти соглашения всё равно не были исполнены украинской стороной.

 

Одесса будет русской

– По сообщениям иностранной прессы, в Херсонской области, на юге Запорожской области русские выгребают хлеб подчистую в стиле продразвёрстки и везут его в Крым.

– Это полнейшая чушь. Наша важнейшая задача – чтобы народ освобождённых территорий жил в благополучии и сытости, чтобы продемонстрировать преимущества жизни с Россией. Это Украина хочет вытянуть 20 миллионов тонн зерна, чтобы можно было расплачиваться за поставки вооружения и оставить свой народ, который пока ещё под контролем националистических властей и местных нацистов, голодным. А потом обвинить в создании голода на Украине Россию. Известная и традиционная для них тактика подлога и лицемерия.

– А в Крыму готовятся к массовому наплыву беженцев? С началом военной операции все, кто хотел, уже сбежали в Польшу и другие страны Европы. Если военная операция передвинется к Николаеву и Одессе, огромное количество беженцев рванёт к вам. Крым с этим справится?

– Во-первых, в Европу уехали не только те, кто хотел. Многие из них хотели бы ехать в другом направлении, но все пути в сторону России были Киевом перекрыты. Например, из Мариуполя мы предлагали отпускать людей в сторону Новоазовска, и они этого хотели. Но Киев ответил: нет! Только в сторону Запорожья! А сколько людей из Киева хотели уйти в сторону Белоруссии, в сторону Чернигова и российской границы? Никого же не пускали! Что касается Крыма, то определённую волну миграции с территории Украины мы уже пережили. Через нашу границу с февраля, когда началась специальная военная операция, перешли десятки тысяч человек. Мы вывезли порядка двух тысяч одних только иностранцев. Кого-то из этих беженцев переправили на другие территории Российской Федерации. Многие, у кого тут есть родственники, остались у нас. Под размещение беженцев выделили целый ряд пансионатов. Не на Черноморском побережье, конечно, но в других городах у нас такие возможности тоже имелись. Если продолжение спецоперации затронет Николаев и Одессу – на что я надеюсь, – я не исключаю, что поток мигрантов к нам увеличится. Для этого в Крыму созданы все необходимые структуры. С этой проблемой мы, без всяких сомнений, справимся.

– Ждут нас в Одессе?

– Я точно знаю, что в Одессе и Николаеве настроения ещё более пророссийские, чем на Херсонщине. Я уже 22 года занимаюсь темой соотечественников, большую часть этого времени вхожу в правительственную комиссию по делам соотечественников и знаю, о чём говорю. И даже та молодёжь, которой перештамповали мозги в процессе образовательной атаки бандеровского режима в русле прозападных ценностей и лютой русофобии, очень быстро восстановит своё нормальное мировоззрение. Историческая память не стирается и очень быстро прорастает вновь, когда её перестают вытаптывать.

 

В крымском кране есть вода

– В 2015 году националисты взорвали линию электропередачи на границе Крыма. Были веерные отключения, пришлось подогнать судно, которое тянуло кабель через Керченский пролив. А как с этим обстоит дело сейчас?

– С украинской территории Крым получал 85% электроэнергии. Это делалось на компенсационной основе. Россия передавала Украине большое количество энергии, а Украина часть его передавала Крыму. Взорвали ЛЭП в ноябре, уже было холодно. Больницы, школы, детские сады остались не только без света, но и без тепла. Это ещё одно гуманитарное преступление. Это абсолютно человеконенавистнические действия. Проблемы были, но недолго. Первое, что сделала Российская Федерация, – это завезла для социальных учреждений тысячи генераторов и топливо для них. Благодаря этому крымчане смогли пережить этот непростой период. Вскоре перекинули кабель через пролив. А потом в короткий срок построили две крупные тепловые электростанции – Севастопольскую и Симферопольскую.

– «Сименс» тогда устроил форменную истерику из-за турбин для этих станций.

– А чего они кричали-то? Эти турбины были произведены питерским заводом «Силовые машины». То, что «Сименс» имеет долю в этом предприятии, не даёт права этим европейским изуверам пособничать массовому преступлению против прав человека. Многие крымчане тогда требовали выкинуть этих негодяев с российского предприятия, раз они мешают России спасать своих же граждан. А компенсировать им издержки можно было бы в течение двух-трёх десятков лет, как они сами это делают, когда им это необходимо.

– Эти станции работают до сих пор?

– Да, и отлично справляются с задачей. С электричеством в Крыму проблем нет. Более того, у нас есть его избытки, которые предусмотрены при строительстве станций для дальнейшего развития промышленности и сельского хозяйства Крыма.

– А почему, когда были проблемы с водой, не построили опреснитель морской воды?

– В Крыму 1600 небольших рек и речек. Я был послом на Кипре, где живёт миллионное население. Там всего 6 маленьких речек, которые питают 6 водохранилищ. И киприоты за счёт этих шести речек на 85% покрывают свои потребности в воде. А там кроме миллиона киприотов за год бывает 3–4 миллиона туристов. Так что нам своих речек хватает вполне, чтобы покрывать потребности в питьевой воде. Надо просто рачительно использовать собственные источники. Вода в этих речках чистая, текущая с гор. В местах, где речек нет, стали бурить скважины – подземных водных источников также очень много. Под Азовским морем есть, как показывают исследования, целое озеро пресной воды. Сделали пробное бурение, оценили качество воды и её запасы. Но пока в использовании этих источников нет необходимости, потому что снова открыт Северокрымский канал. Поэтому вода под Азовом пусть остаётся в качестве неприкосновенного запаса. В засушливые годы проводилась переброска воды из одного водохранилища в другое, когда они пустели. Но сейчас водохранилища переполнены естественными дождевыми водами, и в этом также нет необходимости. Строительство опреснительного завода может встать в сумму до полумиллиарда долларов, но это только в самом крайнем случае, пока же мы вполне обходимся своими естественными ресурсами.

 

Чего боятся турки?

– Отношение Турции к Крыму всегда было несколько покровительственными. А с 2014 года они посматривают в эту сторону с откровенным интересом. Чувствуется ли влияние Турции на Крым сегодня?

– Турция всегда проводила сложную политику в отношении Крыма. И за заявлениями турецкого руководства, что Крым должен принадлежать Украине, есть определённый практический интерес. Они понимают, что Украина в процессе распада. Турки понимали, что от Украины Крым может вот-вот отвалиться и тогда можно будет «поработать» по этой теме. А от России не отвалится, и тут ловить нечего. Это сакральная и исконная часть России. Это один из цивилизационных центров России.

– Так они тоже считают его исконным. Только турецким.

– Они не могут его считать исконно турецким. Османская империя появилась после падения Византийской империи в XV веке. А Русь даже крестилась шестью веками раньше. Осмысленные претензии молодой Османской империи в отношении Южного берега Крыма появились и того позже. Крымские татары – комплексный народ. В Стамбуле говорят, что это крымские турки. Да ничего подобного. Среди них есть ногайцы, которые пришли с причерноморских и прикаспийских территорий. Есть горные племена, которые остались в Крыму в качестве осколков западного улуса монголо-татарской империи. Заявления некоторых турецких политиков о том, что это их народ, даже исторически не обоснованы.

– Они боятся, что на их территории покусятся болгары?

– В Турции все турки. Какой бы национальности ни был человек, проживающий в Турции, – он турок. А национальностей там – тьма. Представители кавказских народов, пара сотен тысяч крымских татар и масса других. Поэтому к нацменьшинствам, их правам на свои языки и культуры относятся очень настороженно. Когда крымские татары хотели провести в Турции дни своей культуры, привезли художественный коллектив, власти даже не позволили использовать для выступления муниципальный театр. Это людей обидело. У нас-то в Крыму скрупулёзно соблюдаются права крымских татар и всех других народов. Крымско-татарский язык признан одним из трёх государственных, его изучают в образовательных учреждениях всех уровней, госорганы финансируют учреждения культуры. Наши крымские татары хотят показать свои традиции соплеменникам, живущим в Турции. Что же в этом плохого?

На Западе любят разглагольствовать о правах крымско-татарского народа. Вот говорят, что меджлис, запрещённый в России, их якобы представляет. А кто взрывал те самые опоры ЛЭП, о которых мы с вами уже говорили? Те самые отщепенцы из бывшего меджлиса, которые сбежали от своего народа и гадили, в том числе и своим соплеменникам из-за украинской границы. Крымские татары прекрасно поняли, кто им друг, а кто враг, отменили этот меджлис и избрали новый орган крымско-татарского самоуправления, который называется «Шура». Весь Запад требует – восстановите меджлис! А вы самих крымских татар спросили?

– Получается, в Турции много национальных проблем, раз они так боятся роста национального самосознания своих народов?

– Россия старается проводить дружественную политику в отношении Анкары, при этом понимая двойственность некоторых действий. Это понимают и в самой Турции. Так, оппозиция спрашивают у властей, как понимать, что Турция поставляет Киеву «Байрактары», которые убивают российских солдат, и тут же предлагает площадку для проведения мирных переговоров? Эта дискуссия постоянно идёт в турецком обществе и на страницах турецких газет. Но мы отдаём должное достаточно выдержанной политике президента Турции, который поддерживает активный контакт с нашим президентом и в отличие от западных лидеров своё слово держит.

 

Его варфоломейшество

– Перейдём от Турции к Греции. Всегда считалось, что православные греки очень любят русских. И вдруг что-то изменилось. Русских паломников перестали пускать на гору Афон, были закрыты некоторые монастыри, куда наши паломники ездили молиться. Греция высылала наших дипломатов и предпринимала другие откровенно недружественные шаги. Что случилось с Грецией?

– Эта тема мне особенно близка. По своему образованию в МГИМО я эллинист, много лет работал в Греции. Афины закупали у нас системы ПВО, приобретали бронетехнику. Всё изменилось, когда в Греции сменилось правительство. Левая партия, при которой отношения были на приличном уровне, несколько лет назад потерпела поражение. Напомню один эпизод. На Петербургском экономическом форуме, куда приезжал премьер-министр Греции Ципрас, он сказал, что Греция тоже хочет вернуться в свою родную гавань. К этой фразе, видимо, недостаточно серьёзно отнеслись. А зря.

– А какая у греков родная гавань?

– Тут есть варианты трактовки. Я вчера слушал выступление известного греческого журналиста Афанасия Авгериноса в одной из наших телепрограмм. Он рассказывал, что чуть ли не 70% греков настроены пророссийски, 75% выступают против поставок любых вооружений на Украину из Греции.

– Старая история – народ хочет одного, а власти делают другое, и народ за власти не отвечает. Везде так.

– Не везде, но в неоколониях США в Европе это стало обычным явлением. Греция теснейшим образом исторически связана с Россией. Греки были одним из основных народов Византийской империи. Православие нам передавали греческие монахи, они же крестили нашего великого равноапостольного князя Владимира в Херсонесе. Нашу азбуку-кириллицу создавали Кирилл и Мефодий, выходцы из греческого Солуни. Нас очень многое глубинно связывает. То, что под давлением США сделал Константинопольский или, как сейчас уже говорят, Стамбульский патриарх Варфоломей, сыгравший активную роль в попытке расколоть Русскую православную церковь на Украине, к нашим взаимоотношениям с Грецией прямого отношения не имеет, это американская спецоперация. Но Афон находится именно в его юрисдикции, и именно люди Варфоломея всячески пытаются выдавить оттуда русских. Предав самую большую православную церковь – русскую, он уже не может остановиться и продолжает разваливать православную цивилизацию, которая без России немыслима. Но этого всё равно сделать не удастся. Что же касается Греции, полагаю, что там будет нарастать народное движение против американских баз, число которых растёт, против натовских антироссийских планов, против разрушения собственной экономики из-за самоубийственных санкций Евросоюза.

– Но власти Греции от Варфоломея не зависят, почему же они пошли против нас?

– Греция, как и большинство других европейских стран, оказалась в подчинённом положении. Действуют такие страны абсолютно безвольно, а если они сопротивляются, их ломают через колено. Греки, правда, что-то смогли отстоять. Им хотели запретить возить танкерами российскую нефть. Но в Греции самый большой с точки зрения владения судами танкерный флот. Это был бы прямой и сокрушительный удар по греческой экономике. Они просто не могли не упереться, вопрос выживания. Но каток НАТО и ЕС по ним продолжает ехать и утюжить их интересы, выдавливая из них нужные решения.

А решения Брюсселя, безусловно, глупые и разрушительные для собственных интересов. На всевозможных форумах и конференциях, в которых мне часто приходилось участвовать, мы европейцев тысячу раз предупреждали – своими санкциями вы убьёте не нас. Вы нас недооцениваете. Мы не два процента мирового валового продукта, как вы говорите. Ваше богатство – цифры в кодах банковских и биржевых компьютеров. А мы – это 35–40% мировых природных ресурсов. А также десятки процентов сельскохозяйственного производства, запасов пресной воды, которая скоро будет ой как цениться. Вы отрезаете не нас от себя, а себя от этих ресурсов, без которых вы не проживёте. Вы сами превращаете Европу в неконкурентный регион. Но нас не слышат, войдя в расистский антироссийский раж.

– Почему мы этому не радуемся? Они же наши конкуренты и хотят покончить жизнь экономическим самоубийством. Это же успех!

– Это наша национальная черта. Мы не умеем радоваться чужому горю, даже если оно создаётся из-за собственной глупости или умопомрачения. Мы не радуемся, когда у соседа корова сдохла. Мы дураков жалеем. Но если они вздумают против нас проявлять агрессию, что неоднократно бывало в истории, то Россия без всякой радости, но поражение им нанесёт. И силы у нас для этого есть.

А ещё им надо научиться слушать нашего президента. Он всегда говорит аккуратно, но никогда не бросает слов на ветер. Он же предельно чётко сказал безумцам в Киеве, что если они посягнут на Донбасс, где живут наши соотечественники, то под угрозой будет сама украинская государственность. Что тут непонятного? Прямым же текстом предупредил.

– Видимо, на Западе привыкли, что слова – это одно, а дела – другое.

– Возможно. Но им надо учиться жить в мире, в котором Россию следует слышать. Слова её с делами не расходятся. Зачем нам такой мир, в котором нет места России?

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей