Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Общество № 20 (815) от 25-31 мая 2022 13+

Почти 70% россиян считают, что ведут здоровый образ жизни

, 19:52

Почти 70% россиян считают, что ведут здоровый образ жизни
Фото: pixabay.com

Более двух третей россиян полагают, что ведут здоровый образ жизни. Хотя ещё 15 лет назад Россия была страшно далека от развитых стран по продолжительности жизни, а вредная еда, алкоголизм, наркомания, табакокурение были постоянными спутниками даже ­вполне успешных людей. Правительство, разумеется, связывает прогресс с собственными усилиями. Но инициатива скорее идёт снизу и во многом вопреки потугам властей. Побывав в российских больницах и попробовав получить помощь в поликлинике, граждане утверждаются в решимости вовсе не болеть.

 

Деньги на здоровье

Согласно результатам свежего опроса Исследовательского центра портала SuperJob, 68% россиян регулярно делают утреннюю зарядку, следят за питанием и соблюдают режим дня. Больше всего зожников после 45 лет – 72%. Но повышенная забота о своём здоровье в данном случае выглядит как компенсация за молодость во времена безудержного потребления. А у нынешней молодёжи с алкоголем и наркотиками куда более поверхностные отношения. Больше всех, оказывается, пренебрегают принципами ЗОЖ россияне 35–44 лет (37%), чья юность пришлась на ревущие 2000-е. А народ 25–35 лет делает зарядку наравне со своими родителями. Причём мужчины в заботе о своём здоровье почти сравнялись с женщинами – 69 и 66% по всем возрастным стратам.

По данным Минздрава, средняя продолжительность жизни россиян к 2022 г. достигла 73, 5 года. Получается, что она выросла, даже несмотря на ковидную сверхсмертность, по отношению к 2017 г., когда жили в среднем 72, 7 года. И уж точно превышает показатели в 60–62 года начала 2010-х.

Хотя Минздрав традиционно приписывает себе любые достижения на ниве здоровья, годовые абонементы в спортклубы с бассейнами и тренажёрами 4 млн россиян купили за собственные деньги. Никаких льгот по аренде или налогам у этих клубов нет. Равно как освоенные бюджеты на развитие туризма вряд ли всерьёз сделали наши здравницы доступнее, а «курортные сборы» и борьба с дешёвыми хостелами тому порукой. А новые налоги с дачников и бешеные цены на электрички вряд ли мотивируют людей выезжать на природу. Зато сами россияне становятся другими.

По данным опросов, более 84% из них изменили привычки питания: 53% сократили потребление жиров, 65% – сахара, а 67% увеличили долю в рационе натуральных и полезных продуктов. Широкий ассортимент здоровой еды уже стал важным фактором при выборе магазина для 62% потребителей. Глава Ассоциации компаний розничной торговли Сергей Беляков отмечает, что 28% россиян с большой вероятностью купят фермерский продукт, а 22% – товар с пометкой «био», «эко» или «органик». За три года число магазинов здорового питания в Москве выросло почти в 3, 5 раза.

Другое дело, что государственная система лицензирования планирует «навести порядок» в этом сегменте рынка. За пометку «био» придётся побороться, проходить согласования и проверки. Чем это чревато, россиянину объяснять не нужно: ретейлерам придётся включать в цену откаты и штрафы, а преимущество на рынке получат компании с административным ресурсом. То есть не фермеры, а крупняк, записанный на племянниц депутатов и министров. Тем более что биорынок покидают международные гиганты: Coca-Cola недавно вывела на российский рынок растительный аналог молока, а PepsiCo – охлаждённые супы гаспачо.

Современные россияне уже не только читают состав продуктов на упаковках, но и вернулись к занятиям спортом. По данным опроса ВЦИОМ, доля «спортсменов» выросла с 61% населения 2015 г. до 80% в 2020-м. Результат на уровне Японии и Норвегии. Правда, на радость составителям министерских отчётов сюда включены как те, кто регулярно делает зарядку, бегает по утрам или посещает спортивную секцию, так и те, кто раз в неделю ходит с палками (11%) или просто «гуляет в парке» (9%). С фляжкой или без – в исследовании не уточняется.

Правда, другой опрос, проведённый агентством РБК, выявил, что фитнес-клубы регулярно посещают только 2, 5% россиян. И лишь 9, 3% сограждан занимаются спортом чаще раза в неделю. Человек, может, и рад был бы купить абонемент и приходить в клуб в удобное ему время, чтобы поплавать в бассейне, потягать штангу и полежать в джакузи, но вынужден экономить деньги. Поэтому в разы больше россиян, в основном женщин, поддерживают форму в более доступных студиях йоги и танцев, кроссфита и сайкла.

В Нью-Йорке в тренажёрных залах истязают себя 37% жителей, в скандинавских странах 16–19% ходят на фитнес. А для россиян преградой становится не только бедность, но и отсутствие клубов под боком. Даже в Москве, по данным ВЦИОМ, на тренировки в другие районы вынуждены ездить 25% владельцев абонементов, спортзал рядом с домом имеют всего 37%. В кризис 2015–2016 гг. многие спортклубы обанкротились и ныне «перепрофилированы» в офисы и магазины. Даже сегодня никакого «налогового манёвра» в этой области «концепция ЗОЖ» не предусматривает. Вероятно, считается, что сегмент и так растёт: в Москве более 600 фитнес-клубов, обслуживающих свыше миллиона человек. Есть спрос «на здоровье» от Грозного до Сургута.

Любопытна ещё одна тенденция: горожане, хоть как-то вынырнувшие за границы бедности, избегают лечиться в государственных поликлиниках. После всех экспериментов с «электронной записью» и «открытыми регистратурами» результат таков, что к специалисту не попасть за месяц. Да и зачем нужен такой приём, если врач пытается уложиться в «норматив» 10–15 минут, у него есть негласный лимит направлений на обследования или в стационар? Сегодня ему надо «загрузить» томограф пациентами, а завтра он всех отшивает, потому что у аппарата «перегруз». Россияне всё чаще не желают зависеть от подобных раскладов. В моду входят семейные врачи, которые понемногу разбираются в разных областях медицины, а при необходимости могут «организовать» приём у нужного специалиста.

«АН» рассказывали, что появление проблем с наполнением бюджета тихо поставило крест на антиалкогольной кампании. Снимают ограничения на рекламу, акцизы почти не повышались несколько лет. Властям, как и в советские времена, выгодно, чтобы народ бухал – доля «водочных» денег в бюджете колебалась от 25% при Сталине до 6–7% – при Горбачёве. В городах повально закрывают общественные бани, всегда бывшие важным фактором общественного здоровья.

Однако с гордостью отмечаем: потребление спиртного растёт, в основном в провинции. Более обеспеченные горожане на водку не слишком ведутся даже на фоне спецоперации на Украине. Да и какая водка после бассейна, тренажёров и диетического йогурта? Хотя ВЦИОМ выяснил, что среди тех, кто считает свой образ жизни здоровым, курили 29% (20% – не менее пачки в день).

 

Всё под контролем

Минздрав решил побороться за наше здоровье «Стратегией формирования здорового образа жизни населения, профилактики и контроля неинфекционных заболеваний на период до 2025 года». Она включает четыре направления: мотивация россиян к ЗОЖ, диспансеризация взрослого населения, диспансерное наблюдение заболевших и вторичная профилактика. Отдельно хотят ограничить потребление алкоголя, табака и ряда «вредных» продуктов (полуфабрикатов, сладких газированных напитков).

И хотя стратегия вошла в нацпроект «Демография» с бюджетом в 3, 5 трлн рублей, в ней нет дополнительных денег на лечение каких-либо серьёзных заболеваний, если, несмотря на зарядку и бассейн, мы всё же заболели. В этом нет ничего удивительного: ведь научить нас жить долго и счастливо хотят те же самые чиновники, что оптимизируют больницы, продлили пенсионный возраст, а ещё раньше изобрели дикий термин «возраст дожития». А бюджет могучей стратегии – 3, 7 млрд рублей за 5 лет. Примерно столько уходит на зарплаты 450 депутатов Государственной думы и их помощников каждый год. К тому же значительную часть бюджета «концепции ЗОЖ» потратят на малопонятные исследования в недрах Минздрава.

Министерство предлагает не только вести учёт самогонщиков, но и разработать методику оценки среднедушевого потребления алкоголя, чтобы «иметь на руках максимально приближённые к реальности данные». А раньше они были далеки от реальности? Планируется запустить в десятках медицинских вузов программу подготовки «специалистов по общественному здоровью». Минздрав опять-таки разработает образовательные и профессиональные стандарты, а в вузах создадут новые факультеты. И через 5–6 лет появится первая плеяда 22-летних девочек, которые научат нас всему тому, что мы и так знаем из Интернета. До настоящей глубинки, где в них есть реальная нужда, они, конечно, не доберутся, зато сколько денег будет освоено где-то между министерством и ректоратами вузов!

Но главное: Минздрав хочет продавить закон, по которому каждое предприятие должно ввести штатную единицу медицинского работника и завести электронные медкарты на каждого сотрудника. Даже если у вас 15 человек – берите на зарплату врача. С учётом налогов и всего пакета обязательных платежей это выйдет в 1–2 млн рублей в год, что для небольшого предприятия критично. Зато в Минздраве наверняка не обойдутся без системы контроля. Как следствие, новые штаты, новые бюджеты, новые пафосные начальнички. Они будут решать, запрещать ли электронные сигареты, рекламу мясных продуктов или сцены распития в кино.

Поскольку любая борьба за здоровье хороша в меру, неплохо бы также понимать, что делать с чересчур правоверными зожниками. К психологам всё чаще обращаются с жалобами на орторексию – зацикленность на здоровом питании. Приверженность строгой диете и фитнесу может превратиться в опасную манию, когда человек «выгоняет» бокал пива 10-километровым кроссом или садится на жёсткую диету, съев случайно кусок торта. Можно довести себя до невроза и социальной изоляции, избегая «нездоровых» мест и компаний. В отличие от нервной анорексии печальные результаты могут сразу не бросаться в глаза: просто правильное питание превращается в главный интерес в жизни, где за «грехом» должно следовать наказание. Только и «заповеди», и «епитимьи» здесь – собственного производства.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram

Общество