Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Иркутск → Общество № 6(801) 16–22 февраля 13+

В Иркутской области обсуждают инициативу усыпления крупных бездомных собак

, 07:46

В Иркутской области обсуждают инициативу усыпления крупных бездомных собак
Этот милый «волчонок» из приюта переехал в новый дом. Глядя в такие глазки как, можно рассуждать об умерщвлении?

В январе СМИ с ужасом сообщили: «В Забайкалье стая бродячих собак растерзала девочку». Чуть раньше, в конце прошлого года, рассказывали об изуродованном животными теле на ипподроме в Якутии. После таких эпизодов с новой силой в публичных дискуссиях, далеко за рамками отдельно взятых регионов, разразились войны между зоозащитниками и пёсоненавистниками. Но ожесточённые словесные баталии в соцсетях ещё не самое страшное. Пугает, что кто-то уже перешёл к действиям и разбрасывает отраву на городских улицах и во дворах. На этой волне некоторые власть имущие товарищи и радикально настроенные депутаты призывают «мирным путём усыплять», а то и вовсе отстреливать животных. И Иркутская область туда же! Вопрос о новых нормальных приютах в Приангарье решается туго, а чиновники в муниципалитетах, похоже, тоже поддерживают эвтаназию. Неровён час, скоро и за умерщвление бездомных людей голосовать будут: тоже шатаются и за кусок хлеба могут убить... Дикость? А собак травить?

«В Иркутской области некоторые муниципалитеты предлагают усыплять крупных бездомных собак, если животных никто не забрал из приюта» — это из свежих заголовков на популярном городском портале Irk.ru. В конце прошлой недели многие иркутские новостийщики активно цитировали исполнительного директора Ассоциации муниципальных образований Иркутской области Зою Масловскую. На заседании комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве регионального Законодательного Собрания она транслировала позицию чиновников: «После месяца, допустим, содержания животного в приюте, если не объявился владелец или никто не забрал собачку, её нужно мирным путём усыплять. Все муниципалитеты сходятся во мнении, что это самый гуманный способ. Потому что, даже если собака будет отпущена, это не говорит о том, что собака будет счастливо жить, так же может замёрзнуть или что-то съесть и мучительной смертью умереть. Если учесть, что такие страшные вещи сейчас происходят, собаки не то что кусают — они уже едят людей. У нас в этой части очень серьёзные опасения».

Не то чтобы бродячих животных предлагают уничтожать поголовно — основную опасность сторонники жёсткой позиции видят в собаках «выше 25 сантиметров в холке». Сомнительный ценз, конечно, хотя иллюзия логики создаётся. Дескать, от небольших хвостатых агрессоров можно отбиться, а вот выстоять в противостоянии с крупными сложно.

В регионе зародилась инициатива об изменении федерального закона, в том числе закрепление возможности умерщвления невостребованных животных. В службе ветеринарии (вместе с зоозащитниками, кинологами и организациями, содержащими приюты), как оказалось, сильно озабочены разработкой «методики определения немотивированной агрессивности животных».

Вот оно как. Похоже, все в делах. Сыплют предложениями и отчётами. Особенно после того как мэр Иркутска, упомянув о трагических событиях в Забайкалье и участившихся жалобах иркутян, заявил об усилении контроля за ситуацией с безнадзорными животными. Поговаривают, прокуратура тоже на это намекала. В общем, специалистам комитета городского обустройства было выдано соответствующее поручение. Вот теперь, получается, надо придумать, как собак приструнить и утихомирить — и при этом выглядеть адекватными.

Пресс-служба мэрии сообщила: по оценкам специалистов, в городе фиксируется значительный прирост особей без владельцев. Причин обозначили несколько. Первая — выпуск отловленных животных в прежние места обитания, как того требует федеральное законодательство. Эксперты по собачьей теме готовы поспорить, считают, что стерилизованные собаки проблем не доставляют и довольно спокойно доживают свой век, не наращивая популяцию. Как бы то ни было, но статистика заявлена следующая: в 2021 году на улицы Иркутска из 1109 отловленных особей вернули 738.

Второе, на что сетуют муниципалитеты, — нехватка финансирования. Так, в 2022 году Иркутску доведена субвенция в размере 5 524 600 руб. В рамках муниципальных контрактов возможно осуществить отлов 359 собак без владельцев, поскольку стоимость услуг за одну собаку (при условии выполнения полного комплекса мероприятий, включающих в себя отлов, вакцинацию, стерилизацию, 20-дневное содержание) в среднем составляет 15 381,03 руб.

Цифры резюмировали в комитете городского обустройства администрации Иркутска: «В 2020 году финансирование составляло 7 913 300 руб. при средней стоимости услуг 5545 руб. за одну собаку без владельца. В 2021 году Иркутску было выделено 10 809 500 руб. при средней стоимости услуг за идентичные мероприятия — 8909 руб. за одну собаку без владельца. В этом году стоимость услуг со стороны подрядных организаций значительно выросла».

К этим подрядчикам у бдительной общественности тоже периодически возникают вопросы. Есть сильные сомнения в добросовестном выполнении обязательств по контрактам. Кого отлавливают? Где потом выпускают? Стерилизуют или делают вид (у налогоплательщиков огромные сомнения, что действительно стерилизуют)? Просто перевозят с места на место? Почему в адрес отдела санитарного состояния администрации Иркутска неоднократно поступают звонки от жителей предместья Рабочего, посёлка Вересовка и станции Батарейной о массовом выпуске неизвестными лицами собак без маркирующих бирок, ранее не обитавших в этих районах? Также есть сигналы о беременных чипированных собаках. Мэрия завила, что городской глава инициирует обращение в прокуратуру и иные надзорные органы — пусть разбираются, что за схемы.

Тем временем 11 февраля руководитель Управления федеральной антимонопольной службы по Иркутской области Александр Кулиш во время своей продолжительной пресс-конференции высказался и о неразвитой конкуренции среди организаций по отлову и содержанию питомцев без хозяев: «Отсутствие конкурентной среды приводит к тому, что это влияет на стоимость услуг. У нас в регионе нет развитого рынка, который позволил бы на основе конкурентной борьбы формировать и оптимизировать затраты, чтобы эти участники стремились к оптимизации своих затрат, снижению затрат. Ведь есть жёсткие требования со стороны закона, регулирующего оказание этой услуги. То есть собака должна быть отловлена, ей должна быть предоставлена передержка, она должна быть очищена от паразитов, накормлена, вылечена, должна быть стерилизована и какое-то время должна находиться в приюте. После чипирования её можно отпустить на волю. И вроде все эти процедуры проговорены, но по факту их реализация не удовлетворяет интересов общества».

Александр Кулиш упомянул, что в антимонопольное подразделение периодически поступают сигналы о том, что через приют-подрядчик проходят несколько раз одни и те же животные. И на них по кругу списывают процедуры? В том числе и стерилизацию с чипированием.

«Фактически владельцы приюта могут получать необоснованную прибыль от такого рода злодеяний. У нас, безусловно, де-факто именно зафиксированных таких нет документов, но сведения об этом мы периодически получаем», — заявил Александр Кулиш. Дальше информацию правомочны отрабатывать правоохранительные органы.

Напомним, что репутация компании, активно выходящей на тендеры по отлову безнадзорных животных в Иркутской области, ООО «Пять звезд», неоднократно запятнана скандалами с трупами животных. Но это не мешает дельцам заявляться на новые контракты и выигрывать их. Так, может, муниципалитеты, лоббируя эвтаназию, таким образом решили узаконить то, что всё равно имеет место быть в текущих реалиях, пошли по наилегчайшему для себя пути, сознательно провоцируя раскол в обществе?

Сразу же ожидаемо последовало сопротивление со стороны зоозащитников. Известный в Приангарье тележурналист и волонтёр Наталья Ветрова у себя на странице в сети «Фейсбук» прокомментировала предложение муниципалитетов Иркутской области о введении эвтаназии для бездомных животных в приютах: «Вся истерия и нагнетание были направлены именно на это решение, которое сейчас будут пытаться реализовать на федеральном уровне. Главы муниципалитетов испугались своей ответственности, так как решать проблему бездомных животных должны они. И решать вопрос о безответственных жителях, которые пачками выбрасывают на улицу щенков от домашних собак, тоже должны они или их сотрудники. Неравнодушие умерло в коридорах власти, к сожалению… Ещё раз скажу: вы не решите проблему, если завтра усыпите всех бездомных собак. Проблема в людях, которые их плодят. Уличные стаи состоят из тех, кто на самовыгуле, кого выбросили во взрослом или щенячьем возрасте и кто родил потом несколько поколений щенков. Ну и формулировка «усыплять мирным путём» — верх гуманности. Безответственность человека всему виной… Я разочарована…»

Ужасной назвала идею усыплять отловленных животных, если их не забрали через месяц, также и видная иркутская общественница, директор благотворительного фонда «Дети Байкала» Гульнара Гарифулина: «У нас три подобранные с улицы собаки. Сейчас это часть нашей семьи. Мне становится страшно, что было бы с ними, если бы они не стали домашними. Да, не всем животным везёт найти свой дом, но убийство животных — это точно не выход из ситуации. Жулю трёхлапую мы забрали именно из приюта, но, если бы был такой закон, она могла бы и не дождаться своего собачьего счастья… Проблема не в животных, а в людях!»

О формировании ответственного отношения к животным и наказании нерадивых хозяев, которые поиграли и выставили подросшего щенка за дверь, также не раз говорил Вячеслав Славин, основатель питомника служебных собак и приюта для животных «К-9». Правда такова: многие из тех, кто бегает по улицам, пугает горожан и потом попадает в отлов, это чьи-то выброшенные питомцы, хозяева которых к тому же не позаботились о стерилизации. Решение? Чипирование животных. Так можно будет отследить, кто оказался в итоге беспризорником и на кого наложить санкции, возложить ответственность, финансовую.

«Я уверяю, тогда станет намного меньше бездомных животных, и мы, как подрядчики, тоже будем намного больше отлавливать их. По законодательству, если мы поймали животное и по чипу обнаружили владельца, то бюджет за него не будет платить ни копейки, за него должен будет платить владелец. Это для него и наказание, в следующий раз не будет отпускать бегать собаку», — растолковывал Вячеслав Славин.

В том же ключе — «бороться с безответственным отношением» — мыслит и председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного Собрания Иркутской области Роман Габов: «За шесть лет реализации законодательства в сфере обращения с безнадзорными животными финансирование увеличено в пять раз, но в корне ситуация не меняется. Практически не ведётся работа с первопричиной появления животных на улицах — безответственным отношением к ним владельцев. Осложняют ситуацию и ведут к напряжению в обществе многие резонансные случаи в ряде регионов, связанные с нападением животных на людей. Сейчас главное во взаимодействии со всеми органами власти — не допустить возникновения таких случаев и разработать действительно эффективные механизмы обращения с животными».

А что федеральные законодатели? Отреагировали на инициативу с «мирным усыплением»? 14 февраля информагентство «Интерфакс» опубликовало комментарий первого заместителя главы Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимира Бурматова: «У нас нет в планах корректировки статьи, запрещающей эвтаназию животных в приютах. Мы видим два варианта: если животное попало в приют, то оно может быть либо оставлено там на дожитие, либо если есть ресурсы у региона и животное не является агрессивным, стайным, то после вакцинации и стерилизации оно может быть возвращено в естественную среду». А лучшим вариантом Бурматов считает «пристройство к хозяину».

В то же время прозвучало заявление, что решение по тому или иному виду обращения с животными должны принимать регионы в зависимости от своих финансовых возможностей. И в Комитет поступают разные поправки, вплоть до радикальных, как додумались в Забайкалье и Приангарье…

«Пусть здравый смысл продолжает руководить этими людьми…» — надеется Наталья Ветрова вместе с единомышленниками по волонтёрскому движению. Но надо сказать, что в бурном обсуждении собачьей темы сторонников отстрела, травли и усыпления всё же немало. Интересно, это взвешенная позиция людей или эффект толпы, которой умело манипулируют?.. Кто-то набирает политические очки, кто-то просто упивается, разжигая негатив, а отключившие критическое мышление могут таких дел натворить!.. Включите голову, а?

Преступление без наказания

Догхантеры действуют, полиция — нет

На странице питомника «К-9» в начале января появилось обращение следующего содержания: «Мы, волонтёры и жители Иркутска, обращаемся к мэру города Иркутска Руслану Николаевичу Болотову и начальнику ГУ МВД России по Иркутской области генерал-лейтенанту Андрею Евстафьевичу Калищуку, губернатору Иркутской области Игорю Ивановичу Кобзеву.

В последние полгода в городе Иркутске происходят массовые отравления собак. Животные умирают в страшных мучениях на глазах у жителей города, в том числе у детей.

Волонтёры и сотрудники ветеринарного госпиталя ежедневно борются за жизнь отравленных животных. Большинство их спасти не удаётся, так как с момента отравления у нас есть всего лишь 15–20 минут для оказания полноценной помощи, а это время обычно уходит на то, чтобы доехать до животного.

Как показывают события, в городе действует организованная преступная группа догхантеров. Они методично раскидывают яд по определённым маршрутам, районам города, в том числе вблизи детских учреждений и детских игровых площадок.

Марата, Радищева, Топкинский, Ново-Ленино, Иркутск II, Дальневосточная, Байкальская, Дыбовского, Центральный рынок, Рябикова и Юбилейный, Зелёный и Лесной — животные во всех районах города подверглись массовой травле, в том числе и домашние собаки. В городских пабликах и мессенджерах специально нагнетаются напряжённость по отношению к бездомным животным и призывы к их истреблению.

По каждому факту нами было написано заявление в полицию либо сообщено о происшествии по телефону. Однако на сегодняшний день участковые уполномоченные полиции никакой работы с данными заявлениями не ведут, кроме опроса заявителя — и то в редких случаях. Трупы животных остаются на местах их гибели, полиция не выезжает для их изъятия и назначения судебно-ветеринарной экспертизы для установления причин смерти. Напрямую говорят, что они этим заниматься не будут и это не входит в их обязанности. Многие потравы проводятся в местах, где установлены камеры видеонаблюдения. На сегодняшний день только в ветеринарном госпитале «К-9» хранится в хранилище биоотходов около 10 трупов отравленных собак! По каждому из них написано заявление, но ни за одним из них полиция не приехала и экспертиза не назначена!»

Истории об умирающих в муках щенках разрывают душу, и «голова понять не может, как можно так убивать и жить спокойно?!»

Цели и средства

Приюты будут?

Также мэр Иркутска Руслан Болотов, аргументируя в духе «обеспечить безопасность иркутян», сообщил, что совместно с правительством Иркутской области прорабатывается вопрос строительства государственных приютов для собак.

Руководитель службы ветеринарии Иркутской области Сергей Шевченко на словах, в свою очередь, тоже поддержал намерения: да, стоит задача расширения сети приютов, в том числе путём более активного участия в процессе некоммерческих организаций. Цифры: ежегодно на предоставление грантов таким организациям в бюджете предусмотрено 19 млн рублей, максимальный размер гранта — 3,8 миллиона. В прошлом году на конкурсной основе гранты получили три организации — из Усолья-Сибирского, Саянска и Нижнеудинска.

Часто препятствием к получению гранта становится отсутствие у НКО соответствующих земельных участков. Органам местного самоуправления рекомендовано рассмотреть возможность выделения организациям таких участков.

Служба ветеринарии Иркутской области проинформировала о статистике по животным без владельцев в регионе. Мониторинг 30 июня 2020 года зафиксировал: было 18 122 особи, в 2021 году — 15 549 животных. В прошлом году на отлов животных в областном бюджете было предусмотрено 67,7 млн рублей, из них освоено 62,8 миллиона. В 2022 году финансирование увеличено до 89,2 млн рублей, столько же предусмотрено до 2024 года — в зависимости от выявленных бездомных животных.

Антигерои

«Шкуры пускали на унты»

О том, что «бродячих собак нужно отстреливать», а для их защитников предусмотреть смертную казнь, высказался депутат Заксобрания Забайкальского края Александр Михайлов. Об этом по итогам общения с парламентарием написало ИА «Чита. Ру»

«То, что собак нельзя убивать, абсолютная чушь, которую нам кто-то навязал. Я жил в деревне и помню, что там всю жизнь их отстреливали, а шкуры пускали на унты. Ходит собака без хозяина какое-то время — её ликвидируют, и неважно, агрессивная она или нет. Не должны собаки быть бродячими», — цитирует информагентство слова Михайлова.

Портал утверждает, что депутат назвал зоозащитников, отстаивающих права и подкармливающих бродячих животных, «пятой колонной»: «Эти люди не просто угрожают безопасности России, а подрывают её. Надо разобраться, откуда у них деньги на их деятельность, на лоббирование своих интересов. Мне кажется, что это какой-то зарубежный проект, нацеленный на уничтожение россиян с помощью собак. Поэтому для людей, которые не дают бродячих псов ликвидировать, надо тоже ввести наказание на законодательном уровне — ставить к стенке».

Михайлова возмутило: «Мы огромные деньги тратим на то, чтобы собак лелеять, а детей не можем за счёт бюджета лечить. Зоозащитники тоже пусть лучше помогают больным детям или другой полезной деятельностью займутся».

Жители Забайкалья, вы точно такого депутата выбирали? Его позиция вашей соответствует?

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram