Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Общество № 6(801) 16–22 февраля 13+

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

, 19:57 , Главный редактор АН

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

«Аргументы не­дели» публикуют очередной отрывок из авантюрного романа Андрея УГЛАНОВА «Пробуждение троянского мустанга». Предыдущий отрывок можно прочитать в «АН» №5. Если хотите узнать, как развивались события дальше, – приобретайте книгу и смотрите сериал на YouTube-канале #­ЗАУГЛОМ. А пока напомним, что в предыдущих главах спецслужбы двух стран – КГБ СССР и ЦРУ США в начале 70-­х годов прошлого века начинают тайную операцию по перестройке своих политических систем. Юрий Андропов выбирает своим орудием Михаила Горбачёва. В США – это молодой перспективный политик Трамп. В КГБ придумали, как сделать их родственниками через сироту Андрея Разина, чей дед и дед американца были родными братьями – немцами, один из которых погиб в 1943 году в Крыму, а другой – эмигрировал в Америку. Но сирота и миллиардер об этом ничего не знают. Чтобы родство Трампа и Горбачёва состоялось, сменщик Андропова в КГБ Виктор Чебриков принимает идею участника операции – Олега Калугина поженить Андрея и дочь Горбачёва Ирину. Калугин находит в архивах спецслужбы ГДР Штази документальное подтверждение того, что Андрей Разин – внук погибшего в Крыму гитлеровского офицера Трумпа, родственника американца Трампа.

В предлагаемом отрывке действие происходит в Москве, куда Дональд Трамп прилетел для встречи с Зурабом Церетели с целью приобрести его статую Христофора Колумба. Напоминаем, что все события, имена и названия полностью вымышлены.

Действие романа «Пробуждение троянского мустанга» происходит в других галактиках или в параллельной реальности.

Господин Церетели. Будем считать, что сделка на стадии завершения. Я беру Христофора Колумба и обеспечу ему достойную старость в Нью-Йорке. К вам в ближайшие дни придёт мой юрист, и вы составите договор. Подписать можем в Нью-Йорке. Я вас приглашаю заранее. А сейчас мне пора.

Трамп протянул скульптору ладонь, чтобы попрощаться, и бросил последний взгляд на бронзовую «Санта-Марию», но Церетели его остановил.

– Господин Трамп! У грузин не принято отпускать гостя, не посидев с ним за столом. Страшная обида.

– Я не голоден, – ответил Трамп, не опуская ладонь.

– Это кавказский обычай. Ты пришёл в мой дом, и мы должны выпить вина и съесть кусок хлеба.

– Хорошо! – Трампа ждал девятичасовой перелёт, и бокал вина не мог ему навредить.

Они спустились со второго этажа по красивой лестнице с металлическими ажурными перилами и вошли в просторный зал левой стороны здания. Здесь стоял большой стол с огромным количеством блюд, тарелок и тарелочек, на которых навалом лежали овощи, зелёные пучки трав, стояли соусницы и глиняные кувшины. Посреди стола на огромном блюде лежало жареное, как видно на вертеле, животное, скорее всего овца. По другую сторону стола, у стены, стояли несколько мужчин. Все в чёрном.

– Это мои помощники. Не думайте, стол накрыт не специально для вас. Он накрыт всегда – об этом знает вся Москва. Приходи с чистым сердцем, выпей вина и поешь. Мой дом открыт для всех!

Зураб Константинович призывно махнул рукой. От стены отделились двое. Один нёс предмет, напоминающий буйволиный рог, оправленный серебром. Второй нёс глиняный кувшин. Зураб Церетели взял рог и подставил его к горлышку кувшина. Из него в рог полилось белое вино. Лилось долго, и когда оно почти сровнялось с краем инкрустированного серебром рога, кувшин унесли, а скульптор протянул рог американцу.

– По грузинскому обычаю, чтобы мы стали кунаками, то есть братьями, надо выпить вино до дна. Если положишь на стол раньше времени и вино разольётся – смертельно обидишь.

Грузин держал рог перед Трампом, и он понял, что пить придётся. В Москве с этим шутки плохи. Зато после совместной выпивки люди становились друзьями на всю жизнь. А иметь хорошие отношения с другом всесильного московского мэра – за это можно и рискнуть здоровьем. Американец осторожно взял рог и пригубил вино. Вкус не был таким терпким, как у любимого калифорнийского или южноафриканского сухого. Сахара явно многовато. Он приподнял локти и немного наклонился, чтобы вино не пролилось на костюм. Выпил до конца, хотя думал, что этого не случится никогда. Глотки сменяли один другой, а вино не кончалось. Когда его живот раздулся и он почти не мог дышать, рог иссяк. Церетели подхватил его и перевернул остриём вверх. Ни капли вина не пролилось на пол. Трамп оказался сидящим на стуле, тарелка перед ним мгновенно наполнилась овощами и кусками пережаренного мяса с печёным луком. От непривычного резкого запаха он насторожился, но о требованиях диеты заставили забыть потоки слюны. После двух литров вина – а именно таким был серебряный рог – глаза сами нашли, что оно требовало в придачу, а зубы впились в кусок мяса, политого зелёного цвета соусом.

«Может, остаться здесь навсегда?» – было его последней мыслью перед тем, как он заснул. А пришёл в себя, когда бортпроводница по громкой связи объявила, что самолёт идёт на посадку в аэропорту имени Кеннеди. Он глянул в иллюминатор. Самолёт пролетал над той самой песчаной косой Рокавэй-бич, где жили нью-йоркские миллионеры и где Церетели советовал поставить огромный монумент Христофору Колумбу. Он тут же вспомнил, почему оказался в самолёте, куда летал и зачем.

***

На следующее утро, после того как Сергей отвёз заснувшего американца в Шереметьево, скульптор Зураб Церетели попросил помощника подготовить доклад о ходе работ по монтажу Петра на стрелке Москвы-реки и водоотводного канала. Счастье само шло в руки – два гигантских монумента, которых не видела современная архитектура, нашли заказчика и в течение ближайших трёх лет украсят два лучших города мира – Москву и Нью-Йорк. Критики Зураба, кто считает Петра ужасом для Москвы, будут посрамлены. Ещё бы – Колумб понравился Нью-Йорку! К тому же он был уверен, что московская травля, скорее всего, была связана с тем, что Юрий Лужков, мэр Москвы, мечтал избраться президентом на выборах 2000 года, и удары по его другу Церетели на самом деле метили в Лужкова.

В мастерской было жарко. Старый дом, в котором ещё шесть лет назад располагалось посольство ФРГ, отапливался не только магистральным теплоснабжением, но и газовым немецким котлом, греющим холодную воду и гоняющим её по трубам всего старинного особняка. Скульптор шёл между картин, висящих на стенах, и ноги сами привели его в зал, где стояли макеты Петра и Колумба. Он встал между ними, раскинул руки и ощутил мощный прилив энергии. Копии монументов словно черпали из Вселенной невидимую космическую энергию и передавали её людям. Сегодня – только ему. Церетели замер и закрыл глаза. Тёплая волна начала растекаться по его телу от ног и выше, к плечам и лицу. Он замер, погрузившись в абсолютную тишину. Помощники и подмастерья знали такое его состояние, поэтому оставались где-то в недрах старинного дома и молча ждали выхода Мастера.

Состояние нирваны скульптора Церетели оборвалось в одну секунду. На улице раздались омерзительные звуки сирены, которые сопровождают проезд главных кремлёвских начальников. Звук не исчезал, удаляясь, а хрипло крякал и рыдал прямо под окнами дома на Большой Грузинской, где работал Церетели. Послышались звуки шагов по коридору. Это помощники открыли входную дверь посмотреть, что за беда свалилась на них. Ещё через мгновение скульптор услышал топот множества ног по коридорам. Люди расходились по лестницам и комнатам мастерской, голосов слышно не было. Наконец, решительный топот раздался и в коридоре, ведущем в зал с Петром и Колумбом. Вошёл мужчина в чёрной куртке «аляска», джинсах и жёлтых ботинках свиной кожи на толстой светло-коричневой подошве. Ботинки были в уличной грязи из смеси чёрного снега и противогололёдной жидкости. Вошедший остановился перед Церетели, вокруг ботинок растеклась чёрная лужица. Ничего не говоря, он прошёл мимо скульптора вдоль стен зала. Убедившись, что другого выхода из зала нет, повернулся и вышел обратно в коридор. Огромные ботинки прогромыхали по лестницам, затем другие, третьи.

– Чисто! – коротко произнёс кто-то на фоне продолжающей квакать и хрипеть сирены.

– Чисто! – это был уже другой голос.

– Чисто!

– Чисто!

– Чисто! – Входная дверь заскрипела. Обладатели голосов ушли на улицу. Сирена умолкла, в доме враз стало тихо. Из глубины комнат раздался бой настенных часов.

Зураб Константинович Церетели двинулся в сторону входа. Целью был телефонный аппарат, что стоял неподалёку от входа. Мобильного телефона у него всё ещё не было, но нужно было срочно звонить Лужкову. Скульптор понимал, что инцидент связан со вчерашним визитом американца, которого ему рекомендовал Юрий Михайлович. Церетели смотрел на пол, чтобы не угодить мягкими кожаными тапочками в лужи грязи, что остались от неизвестных. Когда он приблизился к входной двери, она отворилась, и в дом вошёл директор Федеральной службы безопасности Сергей Степашин. Чёрное кашемировое пальто, светло-голубой мохеровый шарф, повязанный французским узлом, чёрные брюки и блестящие, абсолютно чистые чёрные ботинки. Степашин вошёл с непокрытой головой, руки в карманах. Правой рукой зажата папка, похожая на ту, что была вчера у Трампа.

Уважаемые читатели романа «Пробуждение троянского мустанга»! Вы можете посмотреть первые десять серий первого сезона сериала, снятого автором романа Андреем Углановым.

Для этого нужно: 
1. Включить компьютер.

2. Вбить в поисковом окне YouTube: «Пробуждение троянского мустанга».
Исполнитель главной роли, музыкальный и литературный редактор – главред еженедельника «Аргументы недели». Счастливого просмотра!

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей