Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Общество № 6(801) 16–22 февраля 13+

Профессор Игорь Гундаров поделился своей версией о болезни Жириновского

, 18:34 , Главный редактор АН

Профессор Игорь Гундаров поделился своей версией о болезни Жириновского

Как случилось, что 8 прививок не спасли от ковида Жириновского? Объявляла ли ВОЗ пандемию? Чем «угроза здоровью» отличается от «порога угрозы»? Почему в январе болеть – это нормально? Можно ли считать аномалией детскую заболеваемость «омикроном»? Откуда взялись реактивы для ПЦР-тестов для всей страны? Правда ли, что вакцины от ковида в 500 раз опаснее вакцин от гриппа? Обо всём этом главному редактору «Аргументов недели» Андрею УГЛАНОВУ рассказывает доктор медицинских наук, кандидат философских наук, специалист в области эпидемиологии и медицинской статистики профессор Игорь ГУНДАРОВ.

  

Необъявленная эпидемия

– Здравствуйте, Игорь Алексеевич. Неприятная новость – Жириновский заболел коронавирусом, хотя хвастался, что сделал целых 8 прививок. А сейчас лежит с 70%‑ным поражением лёгких. Как такое могло произойти?

– Я тоже за него переживаю. Говорят, что он в тяжёлом состоянии, подключён к искусственной вентиляции лёгких. Я надеюсь, что всё обойдётся и он поправится. Но для меня это очень и очень знаковое событие. Человек, заболевший при наличии 8 вакцинаций, подтверждает ту версию, которую я высказывал ещё с полгода назад. Иммунодефицит может иметь разный механизм и развиваться от разных причин. Наиболее известен в мире вирус иммунодефицита человека, так называемый ВИЧ. Но это далеко не единственная причина падения иммунитета. Его могут подавлять даже такие вещи, как плохое настроение, паника, тоска, безысходность. В этом состоянии человек перестаёт сопротивляться инфекциям. А если это состояние поражает не одного человека, а целое общество, ты мы видим резкий взлёт инфекционных заболеваний, отражённый в статистике. Мы с вами об этом уже говорили в одном из интервью. Именно по этой причине перед важными соревнованиями спортсменов изолируют на базах – они находятся в таком бешеном стрессе, что чихни в пяти метрах от него, и он тут же заболеет. Могут быть медикаментозные причины снижения иммунитета. А теперь вернёмся к Жириновскому. Представьте себе – за год восемь раз вакцинироваться, причём разными вакцинами. Восемь раз крепко ударить по иммунной системе – это значит не защитить её, а, наоборот, разрушить до основания. За что боролся, на то и напоролся.

– Во всём мире можно наблюдать растущее сопротивление общества антиковидным мерам. Бунты в Германии и Франции, манифестации в США. В Канаде дальнобойщики вообще оккупировали столицу, премьер-министру Канады Трюдо пришлось бежать в неизвестном направлении чуть ли не в женском платье, как Керенскому. Возможно, под этим давлением многие страны пошли на ослабление ограничений, в Скандинавии они отменяются почти полностью. При этом никто не говорит, что вирус побеждён, и не отменял пандемию, «омикрон» победно шагает по миру. Что происходит?

– Вы говорите, что никто пандемию не отменял. А кто её объявлял? Официального объявления от ВОЗ не было, имелись только слова генерального директора Всемирной организации здравоохранения, сказанные на брифинге в форме «я считаю, что это пандемия». То есть это было частное мнение одного человека. Лавров, кажется, сообщал, что ВОЗ отказывается документально назвать происходящее пандемией, ограничившись «ситуацией, представляющей угрозу». Я начал разбираться и искать официальное определение эпидемии.

– Пандемии.

– Нет, именно эпидемии. Пандемия – это эпидемия, распространившаяся на несколько стран. Всё происходящее сегодня объясняется противоэпидемическими мероприятиями. Нам говорят – эпидемия объявляется, когда заболевает 3–5% населения. Это не совсем серьёзно.

– Почему?

– Представьте, появился у нас очаг холеры. Заболели два человека. Потом двадцать. Потом двести. А мы сидим на стуле и ничего не делаем, потому что нет ещё 5%. Вот когда будет, тогда пошевелимся. Для России это семь миллионов человек! Что, нужно ждать этого порога, чтобы начать противоэпидемические мероприятия? Нет, конечно.

– А что тогда считать эпидемией?

– Эпидемией является уровень заболеваемости, превышающий эпидемический порог. Ключевым понятием в диагностике эпидемий является именно порог. И непонимание этого приводит к тому, что в наших законах, которые разрабатываются, везде звучит «наличие угрозы здоровью». Разработчики не понимают, что «угроза» – это размытое понятие. Угроза существует везде, всегда и по отношению ко всему! На улицу из дома выйти – это угроза?

– Конечно, да ещё какая, сосулькой убить может. Само рождение на свет – это уже угроза, умрёшь ведь когда-нибудь.

– А будешь дома сидеть – угроза гиподинамии. Нужно требовать от правительства поменять определения в законе и заменить слова «угроза здоровью» на «порог угрозы». И противоэпидемические мероприятия необходимо начинать тогда, когда превышен этот порог угрозы. Но одно дело – порог угрозы для вируса герпеса. Сейчас 90 с лишним процентов людей являются носителями вируса герпеса. И все живы и почти здоровы. Значит 90% для герпеса – это нормально. А для полиомиелита и 0, 09% много. Тут мы подходим к ещё одной важной вещи – норме заболеваемости. Люди подвержены инфекциям – это нормально. Сейчас поставлена цель сделать всё стерильным и уничтожить коронавирус вместе с другими вирусами. Это неправильно. Вирусы должны быть, но только до определённого уровня существования. Всё, что ниже, – это нормально. Всё, что выше, – это повод для мероприятий.e_SClBПереступить порог

– Так какой порог можно считать нормальным?

– Пороги для разных болезней разные. Для гриппа будет один порог, а для лепры – другой. Необходим опыт наблюдения во внеэпидемические периоды, требуется рассчитать величину среднего значения и, исходя из этого, определять границу, переход которой будет сигналом для включения противоэпидемических мероприятий. Недавно мне друзья прислали пособие по расчёту эпидпорогов. Оказывается, есть пособия, по которым Роспотребнадзор просчитывает, исходя из нормативов заболеваемости, есть или нет эпидемия. Посмотрим на график, где рассчитывается заболеваемость ОРВИ в Москве понедельно на каждые 10 тысяч человек населения, усреднённо за пять лет. На этом графике мы видим пик в январе. Сейчас нам говорят с ужасом в голосе – в январе случился всплеск коронавируса! Надо срочно вводить меры! А этот график отвечает: всплеск заболеваемости в январе – это нормально! Так и должно быть! Было бы странно, если бы его не случилось! Потом идёт снижение и отрицательный уровень летом, а в сентябре-октябре – снова подъём. Потом снижение и снова пик в январе. И так год за годом. Плюс есть так называемая сигма, которая показывает разброс уровней от года к году. Верхние пределы сигмы – это так называемые толерантные пределы нормы. Всё, что выше этого, – эпидемия.

– А как это выглядит в цифрах?

– Нас продолжают пугать. Посмотрите! Летом заболевали, скажем, две тысячи, а сейчас – 14! Ужас! А теперь смотрим на цифры на графиках. Летний уровень – 20 случаев на 10 тысяч населения. А в январе – 110! Значит, это совершенно нормально, что зимой и осенью болеет в 5–6 раз больше людей, чем летом.

– А есть статистика по регионам?

– Есть общее заблуждение, что заболеваемость везде должна быть более или менее одинаковая. И когда нам говорят, что в этом регионе заболеваемость в три раза выше, чем в другом, мы уверены, что там случился какой-то провал, какая-то беда, что там плохо работает служба здравоохранения. Я решил посмотреть картину по регионам.

– И что увидели?

– Эпидемиологическую нищету современной вирусологии. Берём графики по Адыгее и Мурманской области. Где холоднее?

– В Мурманске, разумеется.

– Да, и значит, там вероятность заболеть выше. И это нормально. Смотрим график, который формой очень схож и там, и там. Разница только в цифрах. Смотрим январь. Адыгея – 30, Мурманск – 70 человек на 10 тысяч населения. Разница в два с половиной раза. Зато летом, когда тепло, кривые графиков практически сливаются. Это потому, что в Мурманске здравоохранение плохое? Нет, просто потому что там холодно.

– Много говорят о том, что коронавирусом стали болеть дети, чего раньше не случалось или случалось редко.

– Хорошо, поговорим о детях. Нас пугают, что детская заболеваемость превышает взрослую и детям надо срочно вакцинироваться. Смотрим повозрастные денные. Данные на детей 0–2 года, 3–15 лет и от 15 и старше. Мы смотрим график и удивляемся: заболеваемость младенцев и детей до 2 лет в 20 (!!!) с лишним раз выше, чем у 15-летних. Оказывается, что это абсолютно нормально, потому что у младенцев совершенно не выработан иммунитет, а с возрастом он вырабатывается, и подростки перестают болеть. Оказывается, это норма, а не какая-то особая коварность «омикрона». А посезонная заболеваемость детей точно такая же, как и у взрослых.

– И так было всегда?

– Да, так было всегда. Ничего нового коронавирус и его особо хитрый штамм «омикрон» не принесли.

 

Бессмертный арбидол

– Президент Франции Макрон приезжал в Москву, отказался сдавать в аэропорту ПЦР-тест, чтобы его драгоценная ДНК не попала в лапы русских врачей в штатском. И в итоге на переговорах с Путиным они сидели за длинным столом на расстоянии метров 15 друг от друга. А у нас на ПЦР-тесты прямо очереди стоят.

– А что такое ПЦР-тест? Их разработали в 2015 году и стали продавать в 2017-м. Россия закупила их чуть ли не на полмиллиарда долларов. Он продавался под названием COVID-19 ещё до вспышки коронавируса.

– Для чего предназначен ПЦР-тест?

– Для выявления линейки коронавирусов. А этих коронавирусов несколько десятков. И тест выявляет их вне зависимости от того, какой это коронавирус. Это довольно сложная процедура, а не просто палочку в нос сунуть. Эту палочку потом ещё два дня в центрифугах крутят и выясняют, что к ней в вашем носу прилипло. Изготовить набор реактивов для этого дорого и сложно. А за эти полтора года уже сколько штаммов поменялось? Для каждого из них нужен ведь свой набор реактивов! Универсальным тестом можно определить, что это коронавирус. А какой – для этого нужен специальный тест, для каждого коронавируса особый. Это ведь как сказать, что это млекопитающее, а вот кошка это или собака, а если собака, то какой породы, – нужно дополнительно выяснять. А у нас сейчас «омикрон» хоть в горном ауле, хоть в чукотской юрте научились стремительно определять. Откуда реактивы-то взялись? Их же нужно производить на сотни миллионов долларов! Развозить по всей территории Российской Федерации, по всему миру! Но ведь этого не было! Ещё раз говорю – физически нет такого количества реактивов, которое «развезли» по всей стране.

– А что случилось с вакциной «КовиВак»? Её рекламировали как настоящее чудо. И вдруг на днях выходят статьи о результатах исследований, которые доказывают низкую эффективность этого «чуда». Это какая-то борьба кланов, которые стоят за производством вакцин, или это на самом деле какая-то пустышка?

– Я не вникал детально, но это уже не медицинские вопросы, это именно борьба кланов, политических сил, экономических структур. Академик Зверев, крупнейший вирусолог, иммунолог, выступал на конференции 10–11 декабря в Питере. В своём докладе он стал говорить про вакцинацию детей, возражая против этого. Анна Юрьевна Попова, руководитель Роспотребнадзора, его немедленно остановила. Дескать, ваше время вышло, не надо поднимать дискуссию, это мы потом в секционных заседаниях обсудим. Но кроме этого академик Зверев продемонстрировал интереснейшую табличку от Всемирной организации здравоохранения, которая уже пошла гулять в Интернете. Табличка показывает перечень разных вакцин и лекарств, вызывающих осложнения. Там есть вакцины от свинки, кори, оспы, многого другого. Есть даже аспирин и некоторые другие наиболее часто используемые препараты. Последней строчкой идёт COVID-19. Причём цифры по нему даны за год, а по остальным – за 30–40 лет. Ковид дал 2 миллиона 457 тысяч осложнений за год. А вакцина против гриппа – 272 тысячи осложнений за 50 лет! Это официальные данные ВОЗ, которые показал Зверев, и никто на это не среагировал! Вакцины против ковида дают в 500 раз больше осложнений, чем вакцины против гриппа! В 500! И никому до этого дела нет, всё нормально.

– Теперь понятно, что случилось с Жириновским.

– Да, Владимир Вольфович думал, что чем больше, тем лучше, а оказалось наоборот. Есть такое понятие – «Пессимум Введенского». Он изучал результат частоты стимуляции нервных окончаний. Оказалось, что чем больше стимулов, тем сильнее реагирует нерв. Но в какой-то момент достигается некоторый уровень, после которого начинается запредельное торможение. И с этого момента чем больше число раздражений, тем меньше реагирует нерв. То есть существует некий предел, до которого можно нерв стимулировать. Точно такой же предел есть в иммунной системе. Она не способна справиться с тем колоссальным количеством ударов, которые нанёс ей Жириновский, в результате она сломалась. С полгода назад член комитета по охране здоровья Куренной запросил Минздрав дать ему результаты осложнений и эффективности вакцины. Насколько я помню, ответ был такой: «это коммерческая тайна».

– Коммерческая?

– Именно.

– Вдруг снова начали рекламировать арбидол. Одно время вроде бы затихла эта тема, а сейчас снова, как с цепи сорвались, из каждого утюга его рекламируют и говорят, что его нужно принимать, даже если вам хорошо. Не знаете причины?

– Наверное, срок хранения заканчивается.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей

В мире