Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели → Общество № 5(800) 9–15 февраля 13+

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

, 20:36 , Главный редактор АН

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

«Аргументы не­дели» публикуют очередной отрывок из авантюрного романа Андрея УГЛАНОВА «Пробуждение троянского мустанга». Предыдущий отрывок можно прочитать в «АН» №3. Если хотите узнать, как развивались события дальше, – приобретайте книгу и смотрите сериал на YouTube-канале #­ЗАУГЛОМ.
 А пока напомним, что в предыдущих главах спецслужбы двух стран – КГБ СССР и ЦРУ США в начале 70-­х годов прошлого века начинают тайную операцию по перестройке своих политических систем. Юрий Андропов выбирает своим орудием Михаила Горбачёва. В США – это молодой перспективный политик Трамп. В КГБ придумали, как сделать их родственниками через сироту Андрея Разина, чей дед и дед американца были родными братьями – немцами, один из которых погиб в 1943 году в Крыму, а другой – эмигрировал в Америку. Но сирота и миллиардер об этом ничего не знают. Чтобы родство Трампа и Горбачёва состоялось, сменщик Андропова в КГБ Виктор Чебриков принимает идею участника операции – Олега Калугина поженить Андрея и дочь Горбачёва Ирину. Калугин находит в архивах спецслужбы ГДР Штази документальное подтверждение того, что Андрей Разин – внук погибшего в Крыму гитлеровского офицера Трумпа, родственника американца Трампа.
В предлагаемом отрывке действие происходит в Москве, куда Дональд Трамп прилетел для встречи с Зурабом Церетели, желая приобрести его статую Христофора Колумба. 
Напоминаем, что все события, имена и названия полностью вымышлены. Действие романа «Пробуждение троянского мустанга» происходит в других галактиках или в параллельной реальности.

– Вообще-то говорить о том, как устанавливают такие конструкции, – сложно. Легированная сталь и бронза. Стальной скелет – из труб диаметром два метра. На них крепятся детали фигуры самого Петра и корабль, на котором он стоит. Всего две тысячи фрагментов. Бронзу отливали в Санкт-Петербурге на пяти заводах, где есть литейное производство. Вес – две тысячи тонн, как три заправленных космических грузовика «Протон» – единственного и самого огромного в мире. Конечно, надо за ним ухаживать. Металл дышит – от смены температур то сжимается, то расширяется. Птицы гадят – чем выше, тем больше. Нужна постоянная смазка вращающихся деталей. Поэтому на Петре будет работать смотритель.

– Один? – Трамп искренне удивился. – Мне – не меньше десятка.

Он мгновенно посчитал, что при зарплате хотя бы в две тысячи долларов в месяц на десять человек потребуется двадцатка, а в год – все двести пятьдесят кусков. Оказалось, содержание такой громадины – почти даром!

– А зачем десять? – Церетели всё же ответил. – Достаточно одного. Сейчас посмотрите на то, зачем вы приехали.

Скульптор показал на стоящий в этой же комнате объект, накрытый чёрной тканью. Он был несколько ниже Петра, но всё равно оба они упирались в потолок. Мастер подошёл к зашторенному «объекту» и сдёрнул чёрную ткань. На колонне высотой с человека стоял бронзовый корабль «Санта-Мария» с фигурой человека и чёрными парусами над ним. На лицевой части колонны расстилалась бронзовая карта с рельефом континентальной Европы и центральной части двух Америк. По карте ползли два других бронзовых парусника Колумба – «Нинья» и «Пинта», путь им указывал восьмилучевой компас. Карта загибалась в верхней части, словно волна под форштевнем корабля или стружка после рубанка. Её разрывал надвое нос «Санта-Марии», на которой возле штурвала стоял Колумб. Из-за его спины устремлялись ввысь три паруса с пробитыми на них лапчатыми крестами.

– У Колумба деталей больше на полтысячи, чем у Петра. В нём веса без опоры – шестьсот тонн. – Церетели с любовью смотрел на макет. – В Ленинграде уже отливают детали из бронзы. Опору зальём бетоном, несколько тысяч тонн – чтобы ветром не опрокинуло. Я Петра и Колумба продувал в аэродинамической трубе. Как самолёты. Будут стоять тысячу лет.

Трамп автоматически перемножил тридцать миллионов на тысячу. Получилось тридцать миллиардов. Всё же меньше, чем есть у Билла Гейтса или Уоррена Баффета – биржевого спекулянта.

– Господин Церетели, – Трамп решил задать главный вопрос, – как на этом заработать?

Скульптор разом сник. Улыбка исчезла с его лица, он задумался.

– Моё дело – сделать скульптуру, или, как мы называем, арт-объект. Что будете делать с ним вы, если захотите приобрести, меня не волнует. Слышал, что на статуе Свободы в Нью-Йорке зарабатывают. Но не представляю себе, как можно заработать на Колумбе? Для грузина это звучит дико.

Взгляд Церетели поскучнел. Он начинал терять интерес к гостю. Трамп перешёл в атаку.

– Это у ваших коммунистов всё было без денег. В Америке за всё надо платить. Согласитесь, если я хочу купить ваш арт-объект – с доставкой, установкой и подготовкой персонала, мне важно знать, за что турист может заплатить десять баксов? Чтобы попасть в статую Свободы, он не просто тратит десять долларов, но три часа стоит в очереди. Внутри предусмотрена винтовая лестница на смотровую площадку в короне на голове статуи.

Церетели хоть и поскучнел, но потерять заказчика не хотел. К тому же, кроме Трампа, желающих больше не было.

– У Колумба тоже предусмотрена смотровая площадка на палубе «Санта-Марии». Высота – почти шестьдесят метров. Это ниже короны на статуе Свободы. Там 73 метра. Но в Колумбе можно продолжить винтовую лестницу и даже лифт до плеч с установкой прогулочной площадки вокруг головы, в районе шеи. Это почти сто метров. И совсем другая цена билета. Чуть не забыл, – Церетели наконец-то вновь улыбнулся, – на палубе «Санта-Марии» предусмотрен туалет. Можете сделать его платным – хоть десять баксов!

Трамп весело рассмеялся, будто его развеселила шутка про туалет. Но в каждой шутке есть доля шутки – это ещё одна поговорка, которую он услышал в Москве.

– Господин Церетели, у меня с собой план Нью-Йорка. Могли бы дать мне совет, где лучше поставить моего Колумба? – Трамп не стал ждать ответа и достал из папки, которую всегда носил с собой, сложенную в несколько слоёв карту. Стола поблизости не оказалось, и он разложил карту на полу.

– Хорошая карта. Я хорошо знаком с Нью-Йорком. Мои выставки были там не раз. – Скульптор смотрел сверху вниз на карту, скрестив руки. – Статуя Свободы вот здесь. – Он показал носком ботинка на островок Либерти в верхней части Нью-Йоркской бухты. – Ставить Колумба рядом нет смысла. Конечно, было бы прекрасно на Таймс-сквер или в Центральном парке…

– На Таймс-сквер не получится. Колумб потеряется среди небоскрёбов. Меньше двухсот метров там не строят. В Центральном парке мэрия не разрешит. Такая громадина превратит всех в муравьёв. Народ будет нервничать.

– Отличное место – перед бухтой Джамейка на Рокавэй-бич. На посадку в аэропорт Кеннеди заходят самолёты со всего мира. Будут видеть Колумба и вас поминать добрым словом.

Трамп сморщился. Церетели указал на место, где селились самые богатые люди Америки. По сути, это был многокилометровый пляж на песчаной косе, разделяющей Атлантический океан и огромную бухту, на берегу которой располагались нью-йоркские районы Бруклин и Квинс. Туристами здесь не пахло.

– Отличное предложение! – Трамп сделал вид, что Церетели попал в точку. – А как вам Манхэттен и чтобы по прямой видимости со статуей Свободы?

– Ну, если вам разрешат ставить такого исполина. – Скульптор вопросительно посмотрел на Трампа.

– Хорошо, расслабьтесь! Давайте поговорим конкретно. Я хозяин насыпного острова на реке Гудзон – это футбольное поле и огромная автостоянка. Западная часть Манхэттена. До статуи Свободы примерно двенадцать километров. Отличная видимость. Вопрос простой – установка. Остров Манхэттен стоит на гранитном основании. Это не московский песок.

Трамп попросил Сергея собрать карту и уложил её обратно в папку.

– Пробурите в граните скважины, забьёте сваи, и через полгода Колумб начнёт дразнить французскую даму.

– Отлично. – Трамп принялся ходить вокруг огромного макета Колумба. Ему в нём нравилось уже всё. Особенно маленькие золотые парусники, что ползли по бронзовой карте вверх, к ногам испанского исполина.

– Как вам моя мастерская? – неожиданно спросил Церетели.

– У вас золота не меньше, чем у меня в Нью-Йорке на пятьдесят восьмом этаже. Унитазы тоже золотые? – Трамп не мог не похвастаться. Это чувство пёрло из него во все стороны.

– Унитазы обычные. Вы ничего не ощущаете в этих стенах?

– Есть чувство, что увезу отсюда тридцать миллиардов долларов. – Трамп пояснил: – Вы сказали, Колумб простоит тысячу лет. Отсюда и прибыль. По тридцать миллионов в год.

– Я о другом. В этом здании до недавнего времени было посольство ФРГ в Москве. Здесь тридцать пять лет жили настоящие немцы. А вы, я слышал, по дедушке немец? Сердце не ёкнуло?

– Моё сердце принадлежит Америке, я родился в Нью-Йорке. Немцев не люблю.

Американец не любил вспоминать о немецких корнях. Особенно по причине того, что его двоюродный племянник воевал в армии Гитлера на Восточном фронте. О таком лучше не вспоминать. К тому же дело сделано, а говорить по пустякам у американца не было времени. Как всегда в таких случаях, он выразительно посмотрел на часы. До обратного рейса в Нью-Йорк оставалось несколько часов.

Уважаемые читатели романа «Пробуждение троянского мустанга»! Вы можете посмотреть первые десять серий первого сезона сериала, снятого автором романа Андреем Углановым.

Для этого нужно: 
1. Включить компьютер.

2. Вбить в поисковом окне YouTube: «Пробуждение троянского мустанга».
Исполнитель главной роли, музыкальный и литературный редактор – главред еженедельника «Аргументы недели». Счастливого просмотра!

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram

Реклама

20 идей