Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели. Волгоград → Общество 13+

Итоги 2021 года в Волгограде: люди, слова и события

, 12:57

Итоги 2021 года в Волгограде: люди, слова и события
Фото Наталья Ерофеева

Уходящий год в Волгоградской области был богат на события. Выборы в Госдуму с безапелляционной победой кандидатов от «Единой России» и перепись населения с сохраняющейся до сих пор интригой – остался ли  Волгоград миллионником. Открытие реинкарнированного храма Александра Невского и перепрофилирование больниц, да что там больниц, всей системы здравоохранения под ковид-больных. Концерт группы «Руки вверх», собравший в разгар ковидной волны целый стадион зрителей, и бесконечная череда проигрышей футбольного клуба «Ротор», после которых команда находится в зоне вылета даже из второй лиги. Много чего было. Но обо всем этом напишут другие издания. Мы решили посвятить последний в этом году номер людям, которые оказались участниками знаковых, на наш взгляд, событий в регионе и повлияли на их ход. «Аргументы недели» спросили персон года, каким они увидели уходящий год, предложили назвать главное его событие и ключевое слово, определяющее прошедшие двенадцать месяцев.

Депутат Александр Осипов благополучно избрался в волгоградскую облдуму на второй срок. Но в этом году неожиданно для многих из члена парламента, лояльного партии власти и лично губернатору Волгоградской области, стал яростным оппонентом многих их решений. А ещё одним из лидеров экодвижения, выступающим против строительства автотрассы в Волго-Ахтубинской пойме.

Александр Осипов:

- Главным словом, характеризующим этот год, я бы назвал слово недоверие. Недоверие жителей Волгоградской области к принимаемым бюрократией, властью решениям. Это разделяет людей, усугубляет тревожность в обществе, а поэтому растет гражданское несогласие, иногда уже беспредметно растет. Любые предложения бюрократии, даже если они полезны, воспринимаются в штыки. Главное событие  для меня – начало неразумного и незаконного строительства скоростной трассы в Волго-Ахтубинской пойме. Специалисты уже не раз объяснили, к каким катастрофическим последствиям это приведет. Решение о строительстве дискредитировало губернатора Андрея Бочарова. И показало пример того, что любое самое циничное, но хорошо оплачиваемое действо может быть реализовано.

- Из пламенного сторонника губернатора Волгоградской области и региональных властей вы в этом году превратились в яростного их критика. Почему так получилось, и связаны ли эти метаморфозы с судом над генералом Музраевым?

- Моя позиция по Музраеву изначально была и остается неизменной – я считаю, что человек невиновен и должен быть оправдан. Это один из лучших следователей в Волгоградской области, воспитавший плеяду специалистов.

В основе изменений отношения к губернатору – решение по пойме. Я надеялся, что Андрей Бочаров, с которым у меня были хорошие отношения и который меня в 2014-м году привел во власть, поставит точку в этом деле и отменит строительство. Но этого не случилось. Этот поступок показал, что большие деньги запускают и стимулируют незаконные процессы. В первые годы губернатор действительно ломал коррупционные схемы, созданные его предшественником, и вообще стереотипы поведения первого лица области. До тех пор, пока не обнаружились его собственные коммерческие интересы, и тогда окружение сильно поменялось. Сейчас губернатору вообще никто не нужен, кроме его коммерческих друзей. И чем быстрее он покинет область, тем будет лучше для него, чем это произойдет позже, с большим позором.

-  Сейчас вы оппонент большинства повесток и решений областной думы, которая, казалось, только-только избавилась от всех, кто «против». В следующем году вы снова намерены портить благостную повестку спикеру Блошкину?

- Повестка повестке – рознь. Я же не просто так критикую все подряд. По системе куаркодов, однозначно, надо было выходить на контакт с общественностью, а не принимать спущенное сверху решение. Смысла в парламенте, безропотно одобряющем все вышестоящие инициативы, нет.

Я и в прошлом созыве выказывал критику, но только на фракционных заседаниях. Противоречия выяснялись в ходе обсуждения, а затем выносились на думу. Но в июле меня исключили из фракции «Единой России», а также лишили должности председателя комиссии, денежного содержания и служебного автомобиля. Я понимал, что будет давление, но нравственного выбора не было. Мой компромисс по дороге в пойме, если бы я на него пошёл, помог бы мне остаться на плаву – финансовом и других. Это было сделано вовремя для меня, и я даже благодарен, что так прояснилось, что я пришёл в думу не ради денег. И так областные депутаты показали свою трусость. Ни о чем не жалею, и если бы все повторилось – поступил бы так же.

В апреле стало известно о скандальном увольнении директора «Царицынской оперы» Леонида Пикмана, при котором артисты театра стали выходить на сцену в шикарных сценических костюмах, музыканты перестали подрабатывать на улице, а здание из обшарпанного советского ДК начало приобретать облик храма искусств. Проверка прокуратуры, проведённая после увольнения, никаких нарушений в работе Пикмана не нашла.

Леонид Пикман:

- Уходящий год, однозначно, был хуже, чем предыдущий. Конечно, не могу обойти тему пандемии. На руках не хватает пальцев, чтобы перечислить близких ушедших людей. Но лично для меня были и хорошие события. В этом году моя дочь поступила в театральный институт. Несмотря на то, что она совершила это, не послушав меня, я этому событию рад. Самое яркое, но очень больное – у меня отняли то, что было очень дорого, главное дело всей моей жизни, как я считал. Мое увольнение из «Царицынской оперы» выбило меня из колеи на полгода. И поэтому слово этого года для меня – боль. За все 58 лет моей жизни, ладно, пусть будет за 50, первые восемь я помню слабо, это самый больной год.

- Ваш приход из мира финансов в оперу был неожиданным. Но ещё большей неожиданностью стало ваше увольнение в этом году. Планируете ли вы возвращение к «романсам»?

- Меня уволили несправедливо, оболгав, и долгие семь месяцев я с этим жил, пока прокуратура не вынесла свой вердикт. Наверное, если мог бы, я бы за это время спился, но не смог. Одному скучно. После этого подлого увольнения и заключения прокуратуры, я, конечно же, хочу восстановиться. Просто доказать, что я не «вороватый, бездарный интриган», как меня назвали. Меня ведь уволили за полчаса, и никто из региональных чиновников со мной даже не поговорил. Понятно, что решение принимал не руководитель комитета культуры, он только нагадил, а те, кто давал отмашку – я знаю, что это неглупые вменяемые люди, они даже не удосужились пообщаться со мной. Считаю, что после  всего того, что я сделал для «Царицынской оперы», я имею право хотя бы на разговор с ними.

Если я получу компенсацию за неправомерное увольнение, уверяю вас, я ни копейки не возьму себе. Поставлю памятник Оле Сабировой (ушедшая в мир иной в этом году солистка «Царицынской оперы» - ред.), отдам детям, ну, разве что адвокатам придется ещё заплатить.

- Недавно попался на глаза такой факт: в шведском городке Гренгесберг, где проживают 4381 человек, есть собственный симфонический оркестр, собирающий на концерты  классической музыки порядка 15% населения. Сколько человек приходило в «Царицынскую оперу»? Есть ли в Волгограде жизнь для оперного театра?

- Такая постановка, как «Кармина Бурана», где смесь симфонической музыки, оперы, балета, показала, что есть. Оперные спектакли, с вокальным потенциалом нашего театра, тоже свидетельствовали о востребованности. И посещаемость у нас росла, разве что вмешавшаяся пандемия, когда разрешалось только 50% наполнения зала, внесла свои коррективы. Хотя сейчас, глядя на все со стороны, полагаю, что наш город не потянет большую серьезную оперу. И трём большим коллективам – музыкальному, оперному театрам и филармонии с симфоническим оркестром жить сложно. Зрителей столько нет, и в артистах и музыкантах – одни и те же люди. Хороший пример есть в Краснодаре - творческое объединение «Премьера», под чьим крылом как раз живут и процветают несколько коллективов. Но тут я боюсь дать пищу для наших чиновников, они способны испортить любую хорошую подсказку.

Большая часть успеха ежегодного и единственного в России ультрамарафона Elton Ultra, несомненно, должна принадлежать его основателю Вячеславу Глухову. Но в этом году Палласовский суд с подачи Роспотребнадзора наложил штраф на организаторов мероприятия, посчитав, что дистанцию в 201 километр на августовской жаре участники должны были бежать в масках. Глухов, восемь лет устраивающий в пустынных эльтонских степях событие международного масштаба, объявил: Elton Ultra умер, да здравствует Ultra!

Вячеслав Глухов:

- Для меня этот год был интересным и насыщенным. Сложным, исходя из реалий, периодически вводимых локдаунов и того, что происходило годом ранее, в 2020-м. Главная удача, что мы в этом году все же смогли реализовать проект Elton Ultra, который нам пришлось пропустить в предыдущем. Мы научились жить в новой реальности и новых форматах. Если в 2020-м был просто шок, то сейчас уже понимаем, что нужно жить, исходя из происходящего. Это был хороший год: нашей команде удалось запустить, причём в рекордный срок – за полтора месяца, новый проект.

Главное слово, вернее словосочетание, характеризующее год – несмотря ни на что. Несмотря ни на что вставать, отталкиваться от поражений, идти. Это тоже нужный опыт. Было хорошо, но непросто.

- Для человека естественно стремление к лучшей жизни, удобству. Зачем выходить из зоны комфорта? Что движет участниками организованных вами марафонов?

- Думаю, что у каждого своя история. Почему люди идут на боль, вернее, на её преодоление? Каждый хочет быть героем, почувствовать этот вкус. Во-вторых, для большинства важна физическая форма, успешность. Могу провести множество примеров успешных в бизнесе людей, для них бег – это медитация, это возможность отбросить суету и найти новую идею для своего бизнеса. При этом ты занимаешься спортом и тренируешь свое тело и мозг. Ещё вариант – уход от проблем в физическую активность. Такая форма перезагрузки. Многие, достигнув чего-то в бизнесе, карьере, хотят ещё раз взойти на пьедестал. Именно поэтому, большая часть участников, которым за 40 лет.

В новом проекте мы уже предлагаем не только бег, но и водные виды спорта, конный туризм, который вообще-то очень нишевый. Будет большой выбор дисциплин. Мы первые в беговом сообществе, кто решился на такой масштаб. Мы не ограничиваемся только бегом и только фестивалем, мы про спорт, про технологии и самовыражение, где есть место и творчеству. Любой партнер и участник сможет найти тут от бизнес-коллабораций до единомышленников в спорте, в наших реалиях такой формат имеет особую ценность.  На Ultra2022 мы ждем как участников, так и гостей. Фестиваль – это ведь обмен эмоциями, место, где уютно не только спортсменам, но и болельщикам, которые будут черпать эмоции от участников Ultra.

- Проект Elton Ultra – марафон пустынных степей, в том варианте, как он был, закрыт. Потому что исчерпал себя или потому что исчерпал ваше терпение в общении с чиновниками и перед административными препятствиями?

- Мы решили быть, как Курт Кобейн: лучше уйти с поднятой головой, чем дождаться, когда тебя посыпят нафталином. Уходить лучше на подъёме. И поэтому мы всех перехитрили. Дай Бог здоровья тем, кто помог нам пройти этот путь своими неоднозначными административными решениями. Теперь пусть природа на Эльтоне остаётся живой и дикой, а у нас - новый этап. На пике - в 2019-м году на марафоне были представители 11 государств, порядка 70 регионов. Я снимаю шляпу перед своей командой, сумевшей это организовать. Международное масштабное мероприятие, которое уже известно в нескольких странах мира не могло так просто исчезнуть бесследно, те, кто знает нас не первый год ждали от команды возрождения, мы не из тех, кто сдается, имея такой опыт. 

- Использование, как вы планируете, дополненной реальности – это способ привлечь молодых участников, модная фишка, позволяющая остаться на плаву классическим спортивным дисциплинам или ещё что-то?

- Конечно, мы идем в ногу с трендами и новыми направлениями. Мы чувствуем потребности социума и когда попадаем в точку, как это и получилось с проектом кибер-гонки, то тут мы сами задаем тенденции и это очень радует. У нас вообще андеграундная подача. Стараемся использовать то, что будет интересно, не стремимся повторять, делаем и генерируем, в основном, сами. Надеемся, что новый проект не ограничится только Волжским, что шагнем в Волгоград и другие города. Планирую, что масштабируемся в ближайшее время. В проектах с дополненной реальностью вижу только плюсы, за этим будущее, в том числе и привлечение подростков, и стремление отвлечь их от статичных гаджетов. В мечтах – соревнования роботов, но, конечно, как дополнение к соревнованиям людей.

 

Крестьянин Андрей Прошаков – чаще его называют фермером, но какое теперь фермерство при засилии агрохолдингов и объявляемых вспышек чумы свиней - открыл бюро целебных снадобий «Левада». На московской трассе в Иловлинском районе у поворота к сероводородному источнику №6 можно купить травы и сухофрукты Донского края, выпить чай или кофе, собственноручно приготовленные Прошаковым, а ещё послушать одну из историй, которые Андрей Павлович сочиняет уже много лет. Ну, какой это бизнес? – спросите вы. Все правильно, никакого бизнеса для крестьян не оставили, только личное.

Андрей Прошаков:

 - Для начала хочу привести такие цифры. Крестьян - работающих на российской земле в 2000 году было 9,5 миллионов человек. Сегодня это 1,2 миллиона человека. Мы –  люди  - делимся на тех, кто горяч и кто холоден. С кем холодные отношения или тёплые. А уж у тёплых отношений своя градация. Есть люди тёплые, как вода, омывающая ноги Спасителя, а есть, как тёплое пиво. Так вот, этот год – тёплое пиво.

Несмотря на то, что лично у меня всё неплохо, и есть чем даже похвастаться, в целом для страны – туда ему и дорога, этому году. Хочется поскорее забыть его ехидную ухмылку – «ну что, россияне, ещё один год был непростым»?

Бедные стали нищими. Пережив за последние 13 лет три рецессии, четыре девальвации и самый продолжительный с 1990 года период падения реальных доходов, россияне остались практически в основной массе без сбережений. 45% наших граждан имеют нулевой запас денег «на чёрный день». По сравнению с 2008 годом процент населения, не имеющего сбережений, увеличился в 1,5 раза.

Богатые и властьпридержащие стали более богатыми и ещё более циничными. А мы в основной своей массе – этнические православные, готовые ещё и ещё раз подставлять щёку.Упустив возможность, благодаря ЧМ-2018, стать туристическим центром юга России, оставаясь, по крайней мере согласно данным Росстата, городом-миллионником, Волгоград становится всё больше похож на уездный. С ценами, которые напоминают время разрухи и голодного Поволжья. Мы же с воодушевлением восприняли идею переделать центральный рынок в «аллею», лишив сельхозпроизводителей мест в центре города. За что мы и наградили всенародно любимого мэра новым креслом в Государственной Думе.

И всё же, главное событие этого года – это две премии: Нобелевская премия и премия Сахарова, которых были удостоены граждане России.

А в Волгограде, не самым крупным, но самым ярким и нужным событием этого года стала выставка картин людей с инвалидностью «Палитра Солнца», которая объединила усилия как общества, так и власти. Это можно называть консолидацией, необходимой сегодня, как никогда.

В этом году у нас было две больные темы, которые лихорадят общество сильнее и дольше всех прочих. Это инфляция и права человека. В связи с чем могу предложить новый термин – социально-правовая инфляция. Это, на мой взгляд, и есть ключевое слово уходящего года.

- Существует ли последний аргумент, который заставит вас поменять деревню на город? Что должно произойти?

- А что раньше сгоняло крестьян с родных мест? По прошествии сотен лет аргументы не изменились: голод, несвобода и ненужность Родине.

- Есть ли в архивах ваших рассказов новогодний или рождественский? Или может, получится написать теперь, мы бы её с удовольствием опубликовали.

 

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ГУСЬ

Год закончился. Вот теперь, кажется, точно закончился. Такое обилие выходных не даёт понять, где и когда он выдохся. Усилием воли концентрируешься на Вифлеемской звезде. Даже атеисты в этот день молчат. Действительно, Спаситель. До первой звезды — ни-ни. Ура, разгрузочный день.

И вот, наконец-то, она – в прямом смысле жирная черта окончания года — скоромный стол! Ну, вы же знаете, такой настоящий, без винегретов, грибочков, селедочек, растительного масла, постных пирожков с сухофруктами (колыбель изжоги), которые поднадоели во время поста. Рождественский стол – кульминация кулинарного искусства. Хотя прогресс делает это технологичнее: средневековые изыски сводятся на нет, но неизменно одно – Рождественский Гусь.

Все шумно собираются вокруг стола. Рассказывают про службу в местной церкви, непременно сравнивают её с трансляцией по телевизору:

— Наша-то церква тоже была битком, не протиснешься…

— Молодежи много трезвой было!

 — Матушки-то нынче и не видно.

— А молодая, чейт, бледная такая, с чего?

И вот на середину стола ставится блюдо с Гусем. На нём он такой же важный, как и при жизни. Домашние, родственники, гости рассаживаются вокруг стола. Наливают. Я молчу, делаю вид, что смотрю телевизор. Гвалт усиливается, все рассказывают одновременно, слушать некому. Из представителей земли на этом празднике ведет себя достойно лишь Рождественский Гусь. Он величаво молчит. При жизни это ему не удавалось. Интересно представить, что он мог бы сказать за эти десять минут, пока его не растащат по тарелкам?

– А зря я не улетел тогда осенью… – слышится чуть слышное шипение.

– Это когда же? –  делаю вид, что не понимаю, о чем он.

– Ну, когда над нашим двором пролетала стая диких гусей на юг. Ты же мне еще сам говорил: лети, лети, глянь только, какие стройные, заграничные, давай за ними, мир хоть посмотришь, к чему тебе эти жирные гусыни, да и гусята на перо встали, поживешь вольной птицей…И как они меня звали… как звали…

– Да не жалей! У них там, говорят, голодно. Это ж сколько туда крыльями махать надо!

– А мир посмотреть?

– Да чего на него голодными глазами смотреть?

– Не поспоришь…

– Ну, вот представь: полетел, дороги не знаешь, пристроился в конце. Не главный. А тут ты всегда первый… был…

– Не поспоришь…

– Да и зачем тебе эти непроверенные, худые, заморские? Свои гусыни дородные, да и характер у каждой знаешь, когда на какую шикнуть.

– Не поспоришь…Но говорят, худые - темпераментные!?

– Это факт, – соглашаюсь я.

– То-то-же, – с грустью отвечает Гусь.

– Да к чему тебе это, у тебя и так нагрузка ого-го…да плюс почёт и уважение.

– Ага-ага…а тогда за что меня…?!

– Не, тут ты не прав, – прерываю я, – не так уж всё плохо! Ты же вождь был, почти диктатор, что хотел, то и делал. Вон у Хуссейна оружия массового поражения не было. Или там Каддафи… Где их прах? Разве это конец вождя? То ли дело ты: и при жизни лидер и сейчас почёт!

Разговор затянулся.

– Не-не-не, надо было лететь. Может ещё не поздно? Вот соберусь и улечу!

– Никогда не поздно, лети...

Телевизор переключают на другой канал, отвлекаюсь. Через минуту смотрю на блюдо: оно пустое.

Поздно. Опоздал… Только кто?

Краевед и журналист Анна Степнова написала  книгу «Вассаби к шашлыку». Это не просто рецепты блюд из местных продуктов, которыми нас кормили мамы и бабушки, но и история Волгоградской области, собранная из личных семейных историй. Издала книгу Анна при помощи краудфандинга – просто объявила сбор финансов на одной из интернет-площадок, и очень быстро волгоградцы, желающие её купить, закрыли сбор.

 Анна Степнова:

- Для меня уходящий год был вкусным. Когда в конце прошлого года я засела писать книгу о нашей кухне, не предполагала, что попаду в такой поток. Тема местных рецептов стала очень популярной. Рестораны и кафе начали вводить в меню рецепты волгоградской кухни. Областной комитет по туризму занялся подготовкой гастрономического фестиваля, жаль, что из-за известных ограничений его перенесли на неопределенный срок. А еще был винный фестиваль и признание дубовского вина на всероссийском уровне. За 20 лет в регионе создали новую отрасль – виноделие, и 2020-й подтвердил: получилось. Получится и с кухней. Будут нам и пироги с паслёном, и волжская селедка, и многое другое.

А главное, ключевое слово этого года - прививка. И связанная с ней надежда, что разум и наука снова победят.

- В какой момент вы поняли, что путь к сердцу волгоградцев лежит через желудок?

- Как только они сами мне сказали об этом. Девять лет назад вышла моя первая книга – народная энциклопедия «Город героев и окрестности». Прочитав ее, горожане мне сразу предъявили: что ж песни есть, а рецептов нет? Да, я долго собирала рецепты, еще дольше собиралась написать, но всему свое время. В юности нам хочется всего нового, чужое кажется интереснее. Взрослея, понимаем, что самое вкусное было в детстве, у мамы. И бабушка подпирала щеку ладонью и с любовью смотрела, как ты ешь. У вас ведь тоже так было? Может быть, и мы повзрослели достаточно, чтобы оценить своё. По историческим меркам наш регион, наш город – совсем юные. На Балканском полуострове со времен Эллады, то есть III—II тысячелетий до нашей эры, живут всё те же греки. А в наших краях сколько народов пришли и навсегда ушли в историю? Спокойной мирной жизни и вовсе меньше ста лет. Регион-подросток. Но мы взрослеем, учимся понимать себя и мир вокруг нас. А совместная трапеза очень способствует пониманию.

- Какой волгоградский рецепт можете порекомендовать к новогоднему столу?

- Конечно же, сарептские пряники! Варить варенье из дыни или солить арбузы надо было раньше, а пряниками можете заняться хоть сегодня. У вас есть пряничная скалка или доска с узорами? Нет? А формочки для вырезания печенья? Если сильно заморочиться, их можно согнуть из консервной банки. Но и квадратики, нарезанные ножом, будут хороши. Это рецепт в формате лайт: легко и быстро. Главное в нём – пряничные духи. Нужны молотые специи: корица, мускатный орех, гвоздика, кардамон, душистый перец, имбирь. Я беру в равных количествах, а вы – как любите. Смешиваем 250 г муки и 1-2 чайные ложки пряничных духов, соль на кончике ножа. Теперь нужно вмесить 1 яйцо. В отдельной емкости смешать 35 г сливочного масла, 60 г сахара, 80 г мёда и 30 г молока. Если вместо обычного мёда возьмете арбузный нардек – отлично. Разогревая на слабом огне, смешайте до однородной массы. Остудите до комнатной температуры и вмешайте в муку с пряностями и яйцом. Муки, возможно, придется добавить, чтобы получилось мягкое и упругое тесто. Промесите его на столе, раскатайте толщиной в 1-1,5 см и нарезайте пряники – ножом, формочками, да хоть стаканом. Ставьте в духовку, но далеко не уходите, пекутся они мигом. На мой вкус, к ним и глазурь не нужна. Если хотите вешать на ёлку, дырочки надо сделать до выпечки. По-моему, они пахнут счастьем.

С наступающим Новым годом и Рождеством! Будьте живы, здоровы, благополучны и счастливы!

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram