Аргументы Недели Общество № 47 (791) 1 –7 декабря 2021 г. 13+

В Московской области полицейские избили при задержании бизнесмена на глазах жены и малолетних детей

Следствие выбивает признательные показания?

, 20:21

В Московской области полицейские избили при задержании бизнесмена на глазах жены и малолетних детей

Комментируя отставку главы Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александра Калашникова, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не увидел прямой связи между отставкой и пытками в исправительной системе. Пусть так. Главное, что Кремль признал, что в ФСИН «проблемы действительно имеются»: «Сейчас ведутся проверочные и следственные действия соответствующими службами».

Но ФСИН не единственное ведомство в правоохранительных органах, в котором есть проблемы подобного плана. Ещё в 2018 г. тогдашний генпрокурор Юрий Чайка говорил, что российские следователи деградируют: «Сейчас всё очень просто: СИЗО, особый порядок, в котором сегодня рассматривается до 70% дел. И наступает деградация, и он (следователь. – Прим. «АН») считает, что может таким же образом реагировать на законные требования прокуроров».

Прошло уже почти четыре года, сменился генпрокурор, стало ли меньше пыток в СИЗО и ИВС?

Чтобы вы смогли ответить на этот риторический вопрос, у нас есть очередная история, на этот раз – про методы следствия в СК по Московской области.

Утром 16 июля 2020 г. в городе Дмитрове Московской области на стоянке в автомобиле был обнаружен труп местного предпринимателя Сухова Д.С. с огнестрельными ранениями головы. СО СК по городу Дмитрову завёл уголовное дело об убийстве. Расследование этого «висяка» велось без особых успехов до 15 марта 2021 г., когда расследование этого дела принял следователь СК по Московской области В.А. Садчиков. Если вы думаете, что произошло то, о чём ностальгировал Юрий Чайка: следователь и преступник вступили в «борьбу интеллектов» и соревновались, кто кого переиграет, то, увы, нет. У следствия всё ещё есть более действенные методы выколачивания признательных показаний. Но об этом позже, пока будем придерживаться хронологии, согласно которой следователь Садчиков 15.06.2021 просит продлить расследование ещё на три месяца, так как «в настоящее время проводятся оперативно-разыскные мероприятия в отношения лица, возможно причастного к организации и убийству Сухова Д.С.».

«Прорыв» в деле случился летом 2021 г., когда один из партнёров по бизнесу Сухова, Груздев А.А., написал заявление на другого их делового партнёра К.Н. Кириловичева. Как утверждает Груздев (копия протокола допроса есть в распоряжении редакции), в убийстве Сухова он подозревает Кириловичева, так как Сухов постоянно писал в правоохранительные органы на него (Кириловичева) жалобы, обвиняя его не только в уводе денег из фирмы, но и в «обнале». Сейчас же Кириловичев требовал с Груздева 8 млн руб. – половину суммы взятки, за которую он якобы решит все проблемы в полиции и в налоговой. Груздев обратился в ФСБ, при передаче денег Кириловичева задержали и возбудили уголовное дело. Внимание, вопрос – как звали следователя, который ведёт это дело?

Впрочем, не будем томить, вот вам цитата из жалобы адвоката А.В. Кузьмина генеральному прокурору И.В. Краснову (аналогичные жалобы направлены председателю СК Бастрыкину А. И., прокурору Московской области Забатурину С.В., руководителю ГСУ СК России по Московской области Старикову А.Ю.):

«14.07.2021 Садчиков В.А. допросил Кириловичева К.Н. в качестве подозреваемого, последний пояснил, что 13.07.2021 его задержали в г. Видное, следователь совместно с оперативными сотрудниками проследовали в г. Домодедово, где его стали допрашивать по поводу убийства Сухова Д.С., применяли насилие, надевали пакет на голову, пытали электричеством, выбивали признательные показания и требовали сознаться в убийстве Сухова Д., следы от пыток сохранились на различных частях тела, избиение продолжалось в течение 3 часов.

Следователь Садчиков В.А. в ночное время совместно с сотрудниками полиции прибывает в ИВС по г. Лобня Московской области, не уведомляя о проведении каких-либо следственных действий адвоката Костину М.В., производит допрос Кириловичева К.Н. в качестве свидетеля, а именно – в ночное время суток без адвоката в период с 22 час. 55 мин по 01 час. 55 мин., т.е. с 16.07.2021 по 17.07.2021.

В ходе следственного действия Кириловичев К.Н. сообщает, что его «замучила совесть» и им добровольно написана явка с повинной, и в ходе следственного действия сообщает о причастности Челабиева Я.Н.о. к совершённому убийству Сухова Д.С., указывает о том, что Челабиев Я.Н.о. из «любви к Кириловичеву К.Н.» организовал убийство Сухова Д.С. и непоследовательно описывает обстоятельства, указанные в протоколе следственного действия».

Отметим, что этот протокол допроса от руки заполняет следователь Садчиков, а ещё Кириловичев внезапно отказывается от услуг адвоката Костиной, которая буквально накануне фиксировала следы пыток на его теле.

Челабиев Ялчын Насиб Оглы – друг Кириловичева (наверное, уже бывший), крёстного отца младшего сына Челабиева Макара (2014 г.р.). Смайлики и сердечки, которые Макар отправлял с телефона отца своему крёстному, видимо, и подсказали Кириловичеву такой оригинальный мотив преступления. Что ж, преступление «раскрыто», надо арестовать злодея.

Вот как описывает процесс задержания жена Челабиева Елена Погодина (копия протокола допроса есть в распоряжении редакции): «Неизвестные сотрудники полиции сбили его с ног, толкнули на асфальт, в результате чего мой муж сильно ударился головой о бетонную поверхность. Сотрудники полиции нанесли ему многочисленные удары в область правого бока со стороны спины, пинали по ногам. Далее применили наручники и продолжали избиения: пинали по ногам, по всему телу, оскорбляли и вели себя очень жестоко.

Всё происходило в моём присутствии и в присутствии наших малолетних детей 2014 и 2016 г.р., которые были сильно напуганы и плакали. Я попыталась остановить сотрудников полиции, но они также стали мне угрожать и кричать на меня, от чего мне стало сильно страшно за свою жизнь и за малолетних детей. Весь период избиения сопровождался нецензурной бранью, оскорблениями в адрес моего мужа.

Далее моего мужа положили в наручниках на пол припаркованного тонированного микроавтобуса на живот и увезли в неизвестном направлении. В ходе личной встречи со своим адвокатом мой муж – Челабиев Я.Н.о. сообщил, что во время поездки на микроавтобусе его сильно продолжали избивать по всему телу, пинали, прыгали на спину, били в пах, по всему его телу были множественные ссадины, ушибы и кровоподтёки. Я до сих пор опасаюсь за свою жизнь, наших детей и моего мужа – Челабиева Я.Н.о.

Жестокое избиение моего мужа 17 июля 2021 г. зафиксировано камерой видеонаблюдения, установленной на фасаде офисного здания».

«АН» располагают оригиналом этой видеозаписи, и задержание примерного члена общества и отца семейства на глазах его детей и супруги произвело на нас неизгладимое впечатление. Челабиев не оказывал сопротивления, однако его «обработали» так, как будто это как минимум террорист-смертник. Стало жутко – ведь на его месте реально может оказаться каждый. С детьми до сих пор работает психолог, а на обращения супруги в контролирующие органы приходят дежурные отписки.

У Ялчына Челабиева есть старший брат – Теймур Челябиев, известный в Дмитрове строитель, на его счету много успешно реализованных градостроительных проектов. Через Теймура, по «чистосердечному признанию» Кириловичева, и узнал Ялчын домашний адрес Сухова. К слову, Сухов проживал в соседнем доме от Челабиева. Когда обо всём этом узнала общественность города, реакцией был сначала шок, а потом – «бред».

– Я хорошо знаю и Теймура и Яшу (так друзья зовут Ялчына). Яша знать не знал о существовании Сухова, а версия об убийстве из-за гомосексуальных отношений абсурдна, – рассказывает «АН» Сергей Маяцкий, проведший самостоятельное, параллельное официальному, расследование этого дела. Маяцкий – не адвокат, не частный детектив, просто человек, которому надо знать правду. – Я созвонился с Антоном Груздевым, и он мне рассказал, что Кириловичев просил его не рассказывать следствию о конфликте между Суховым и Кириловичевым, а недавно ему пришла информация о том, кто убил Сухова, и что он знает, как и кому за это заплатил Кириловичев. Мы договорились встретиться, но на личной встрече Груздев стал юлить и говорить, что следствие само разберётся, а когда я сказал, что слушал аудиозапись его разговора с Кириловичевым (запись делал Кириловичев. – Прим. «АН»), где они обсуждали убийство Сухова на протяжении более двух часов, Груздев напрягся и испугался. Я считаю, что он намеренно скрывает от следствия информацию и не заинтересован в объективном расследовании, а его согласие встретиться со мной было продиктовано лишь желанием вытянуть из меня дополнительную информацию по этому делу. Я написал ходатайство следователю Садчикову, в котором всё это описал, попросил допросить меня в качестве свидетеля и организовать очную ставку с Груздевым, который явно скрывает от следствия обстоятельства, имеющие важное значение для объективного расследования данного уголовного дела. Плюс все разговоры с Груздевым у меня записаны. Но следователя моя информация не заинтересовала».

На днях к защите Ялчына Челабиева подключился известный московский адвокат Владимир Жеребенков:

– Я не понимаю, на что надеется следователь по особо важным делам (!) Садчиков, если он решится подать текущую фантастическую версию обвинительного заключения для утверждения в прокуратуре. Ведь у него на руках даже не «чистосердечное признание» в совершении убийства, а оговор абсолютно невиновного человека. Обвинение выдумано полностью, от А до Я, и полностью построено на показаниях не выдержавшего пыток человека, подписавшего протокол допроса, написанного следователем. Хотя… прокуратуре уже известно о фактах пыток в отношении и моего подзащитного и гражданина Кириловичева, после которых и появилась версия об убийстве на почве гомосексуальной любви, однако прокурорского реагирования до сих пор нет. И конечно, не могу не отметить, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого слово «не установлено» встречается 16 (!) раз.

Как мы уже говорили, пытки в правоохранительных органах – это системная проблема, которая находится сейчас на самом острие общественного внимания, и мы, как и адвокаты, удивлены молчанием прокуратуры.

Редакция просит считать эту статью официальным запросом в Генеральную прокуратору РФ и ждёт ответ в установленный действующим законодательством срок.

Разумеется, «АН» будут следить за развитием этого уголовного дела.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Голикова заявила, что уровень коллективного иммунитета к COVID-19 в России достиг 64,2%

Аргументы НеделиАвторы АН

Общество

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

Политика

В мире

Общество