Аргументы Недели Общество № 42(786) 27 октября– 2 ноября 2021 г. 13+

Минтранс ужесточает требования к содержанию региональных аэродромов

, 20:04 , Обозреватель отдела Промышленность

Минтранс ужесточает требования к содержанию региональных аэродромов
Фото М. Джапаридзе / ТАСС

Сначала в 2015 г. приказом №246 были введены Федеральные авиационные правила. Как утверждают специалисты, там к авиакомпаниям, летающим по северным посадочным площадкам на «кукурузниках», предъявляются совершенно идентичные требования, что и к лидерам авиасообщения страны, летающим на громадных боингах и эрбасах. Начиная от регулярности полётов. Естественно, авиакомпании-малыши правила вынуждены нарушать. Но тут в октябре прошлого года подоспело новое Постановление Правительства №1603, которое создавалось в недрах Минтранса. Сейчас пришло время его исполнять. От малых аэропортов и аэродромов требуют «навести порядок» в части безопасности и инфраструктуры – чтобы всё стало почти как в крупных воздушных гаванях. В регионах сразу возникла авиапаника.

 

Малый аэропорт – глоток воздуха

Сразу приведу официальные цифры. Аэродромов и вертодромов в Государственном реестре гражданской авиации зарегистрировано немного, всего 240. А из 2257 посадочных площадок в стране лишь 165 худо-бедно отвечают новым требованиям. Те, что соответствуют, имеют достаточно серьёзный пассажиропоток, принимают и отправляют грузы, вахтовиков нефтегазовой отрасли.

А теперь представьте себе грунтовый аэродром какого-либо села, куда выполняется один рейс в неделю. Например, аэропорт Верхняя Золотица. Это поморская деревенька в Архангельской области, в 10 километрах от берега Белого моря. Жителей всего-то полтораста человек. Рядом, по местным меркам конечно, уже на берегу моря ещё одна рыболовецкая деревня, Нижняя Золотица с сотней поморов. По вторникам из Архангельска в Верхнюю летает Ан-2. Время в пути на неторопливом биплане-кукурузнике всего 55 минут! Раньше, в сезон, летала «элка» – L-410, самолёт чуть больше, двухдвигательный, способный перевозить до 19 пассажиров. Попасть на борт – а у меня есть опыт командировки в эти края – целая проблема. Казалось бы, зачем связываться с перелётом на самолёте, от столицы региона совсем недалеко по прямой от аэропорта Васьково жалкие 122 километра? Но по-другому никак!

Ни Верхняя, ни Нижняя Золотицы не имеют наземной дороги для связи с другими населёнными пунктами. Летом – моторные лодки по реке до моря, а там редкие корабли, что обслуживают Беломорье, зимой – снегоходы или, если повезёт, то гусеничные вездеходы. А самолёт раз в неделю круглый год! Это круто. Есть, например, аэропорт в Архангельской области Мосеево, туда самолёт летает раз в две недели... Пока летает. И это тоже круто.

Так вот, правительство Российской Федерации распоряжением №1349-р от 24 мая 2021 г. закрыло для обслуживания воздушных судов ряд аэродромов гражданской авиации. Документ гласит: «В соответствии со статьёй 50 Воздушного кодекса Российской Федерации закрыть для обслуживания воздушных судов аэродромы гражданской авиации Айхал, Белушье, Богучаны, Верхняя Золотица, Вижас, Вожгоры, Волоковая, Долгощелье, Енисейск, Индига, Каменка, Каратайка, Койда, Койнас, Комсомольск-на-Амуре (Дзёмги), Коткино, Котлас, Кузнецово, Лабожское, Летняя Золотица, Лешуконское, Лопшеньга, Мезень, Мосеево, Несь, Нижнеудинск, Нижняя Пеша, Олема, Ома, Онега, Пертоминск, Пурнема, Ручьи, Сафоново, Снопа, Сояна, Тура-МВД, Усть-Кара, Харута, Хорей-Вер, Ценогоры, Чижа, Шойна и Ярцево». Это Север страны, Сибирь, Дальний Восток.

Ладно, часть из них, возможно, закроется и умрёт, но что делать с той же Верхней Золотицей (она в списке!) и другими такими же? Бросить людей на произвол судьбы? Без какого-либо транспортного сообщения?! Без авиации эти и сотни таких же населённых пунктов останутся безлюдными точками на картах.

 

Не аэродром – посадочная площадка!

Выход нашёлся – переводить аэродромы в разряд посадочных площадок. Но от Минтранса так просто не сбежишь. Надо напомнить, что аэродром – это взлётно-посадочная полоса, инфраструктура, обеспечивающая собственно полёты воздушных судов, самолётов и вертолётов. Радары, дальний привод, ближний привод, курсовые маяки, фонари аэродромных огней, рулёжные дорожки, топливозаправщики и множество других очень нужных вещей и техники. Но это на крупном аэродроме солидного авиаузла. А в малых аэропортах часто всего один человек-оркестр, по совместительству начальник. Он и самолёты на посадку заводит с помощью древней рации, и билеты продаёт, и пассажиров контролирует, и снег чистит. Его аэропорт похож на избушку из позапрошлого века, взлётно-посадочная полоса – немного кочковатое поле. В России грунтовые полосы не редкость, а в глубинке – тем паче. Вспомните фильм «Мимино» и пристёгнутый цепью на висячий замок где-то на горной посадочной площадке вертолёт Ми-2.

А там, где правит бал вечная мерзлота, построить аэродром с твёрдым покрытием ВПП стоит огромных денег – режим зима-лето легко порвёт традиционный бетон, там нужны особые технологии строительства. Городить серьёзный аэродром с бетонной полосой и всеми атрибутами, как в Домодедово или Пулково, ради одного-двух рейсов в неделю самолётами вместимостью до двадцати пассажиров – на это не идут даже богатые американцы.

Вот так и получился дрейф аэродромов в ранг пониже – к посадочным площадкам и аэропортам при них требования чуть ниже. Но не настолько, чтобы авиаторы себя почувствовали в безопасности. От регулирующих и карающих органов, естественно.

 

Деньги на бочку!

Проблема в том, что операторы даже таких «аэропортов» и посадочных площадок должны обеспечить совершенно невыполнимые на практике требования – предполётный досмотр пассажиров, контроль, круглосуточная охрана (то есть целая группа силовиков!) взлётно-посадочной полосы и территории, ограждение с сигнализацией, видеонаблюдение с интернет-доступом, связь, система оповещения. Как это потянут аэропорты даже в населённых пунктах с одной-двумя тысячами жителей? А уж о тех, где счёт идёт на десятки, говорить не приходится. Министр транспорта и дорожного хозяйства Якутии Владимир Сивцев сообщил РБК, что «только ежегодное содержание каждой авиационной площадки после доработки увеличится, по предварительным подсчётам, с 1, 5 до 14 млн рублей. Но большинство площадок в нашем регионе принадлежат муниципалитетам, для них такие суммы неподъёмны», – отметил он.

То есть содержание таких безопасных аэропортов станет дороже почти в десять раз. Чем будут заниматься штатные сотрудники безопасности, в свободное от контроля и обслуживания считаных рейсов, неизвестно. В ближайшие две-три недели, после анализа ситуации, региональные власти решат, как действовать дальше.

А стоимость приведения посадочной площадки и аэропорта в состояние, которое устроит Минтранс и прокуратуру, тоже ставит местные власти и перевозчиков в тупик – до 50 млн рублей. Ассоциация «Аэропорт» посчитала, что на выполнение правительственного постановления в масштабах страны сразу потребуется до 4 млрд рублей. И тысячи лицензированных специалистов.

На кого вешать эти траты? Поскольку авиасообщение – это транспорт, значит, на пассажиров. Вернёмся в Верхнюю Золотицу. 50-минутный полёт из Архангельска сегодня стоит 2598 рублей. Для небогатой глубинки – немало. Выполнение всех требований автоматически поднимет цену билета в разы, до 10–12 тыс. в один конец. И это за 122 километра?! В общем, чиновники пошли по проторённой дорожке – как бы чего не вышло. Пропишем, чтобы всё соответствовало правилам и возможностям «больших» аэропортов и аэродромов, и к нам претензий никаких. Сейчас уже в четырёх регионах полёты остановлены: на Алтае, в Забайкальском крае, Иркутской и Томской областях. Авиакомпании, которые летали по этим медвежьим углам, не хотят попасть под санкции, штрафы и уголовные дела. В остальных местах авиасообщение ещё функционирует.

Следует отметить – Минтранс сам оказался в крайне неудобном положении. Публично признавать собственную ошибку очень неприятно. Поэтому по неофициальным каналам оповещает заинтересованных лиц: «Вы летайте, обеспечивайте, проблем не будет». Но авиаторы требуют официального подтверждения. А лучше – отмены бессмысленной инициативы. И замминистра транспорта Александр Суханов уже объявил, что положения постановления будут значительно упрощены и скорректированы в сторону смягчения требований.

Видимо, поэтому продолжают летать самолёты местных воздушных линий в большей части регионов страны – поверили. Но вот стоит ли забывать вечное – закон суров, но это закон? По действующему законодательству вменяемое постановление может появиться и вступить в силу весной следующего года.

Иногда кажется, что чиновники Минтранса вступили в сговор с функционерами Объединённой авиастроительной корпорации (ОАК) и Объединённой двигателестроительной корпорации. Одни практически перекрывают авиасообщение на местных воздушных линиях, другие не делают новые самолёты и двигатели для них. Вот относительно свежее сообщение: «Открылся новый пассажирский терминал аэропорта Верхневилюйск. Строительство нового здания было начато в 2019 году. Пропускная способность нового терминала – 35 пассажиров в час. Здание оборудовано буфетом, комнатой матери и ребёнка, зоной досмотра и зоной ожидания. Новый терминал – первый в Якутии из комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры. Грунтовая ВПП аэропорта может принимать такие авиалайнеры, как Ан-24, Ан-26, Let L-410 и вертолёты». Про новые лайнеры – ни слова. А «Суперджеты» на грунтовые взлётно-посадочные полосы не летают и летать не будут.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Пушков посмеялся над Гордоном за его «матерные ламентации» в адрес Зеленского

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Происшествия

В мире

Общество

Происшествия

Здоровье

В мире

Здоровье

В мире