Аргументы Недели Общество 13+

Как в России обналичивают маткапитал через разрушенные постройки

, 15:48 Источник: Новая газета

Как в России обналичивают маткапитал через разрушенные постройки
Фото: pixabay.com

Выплата материнского капитала в России была утверждена в 2007 году. Она была положена при рождении второго ребенка. Первоначально установленная сумма составляла 250 000 рублей, но ежегодно повышалась и к 2019 году подросла до 453 тысяч руб. С 2020 года маткапитал начисляется уже при рождении первого ребенка, сейчас это 483 882 рубля. За второго и последующего — по 155 550 рублей.

Деньги на руки родителям не выдаются, и потратить их можно по закону только в интересах ребенка: на образование, социальную адаптацию и интеграцию в общество детей-инвалидов, улучшение жилищных условий. Как оказалось на практике, самый реальный способ превратить маткапитал в живые рубли и отдать их жуликам — приобрести новое жилье для семьи.

В одном из домов деревни Клоково Тверской области матерью с двумя детьми была приобретена квартира без отопления, канализации, пола, потолка и даже оконной рамы. Таких квартир и домов только в одном регионе центральной России – сотни. Именно таким образом можно обналичить материнский капитал: приобрести не имеющие фактической ценности, но стоящие на кадастровом учете развалины, а деньги поделить с «продавцом». Конечно, при условии, если родителей не волнует, к примеру, образование собственных детей.

Пенсионный фонд, выделяющий деньги, будет интересовать только формальная сторона вопроса, а согласно Росреестру, всё в порядке - недвижимость в наличии. Проблему с поиском такой «недвижимости» решают риелторы. Они же и получают основную прибыль от совершенных сделок.

В 2019 году в полицию обратилась жительница Торжка Оксана Кудякова. По ее словам, в 2016 году по распоряжению депутата Торжокского районного совета Марины Беловой был противозаконно снесен принадлежащий Кудяковой жилой дом. Тогда в возбуждении уголовного дела о самоуправстве было отказано, правоохранители проявили к нему интерес позже в июле 2020 года, когда Беловой предъявили обвинение по второй части статьи 167 УК — уничтожение чужого имущества общеопасным способом, из хулиганских побуждений или повлекшее тяжкие последствия. В июле 2021-го Торжокский районный суд установил, что Белова виновна, и приговорил ее к 1,5 годам лишения свободы условно. Сама Белова связывает приговор, который считает несправедливым и незаконным, с политикой: летом 2021 года она боролась за мандат депутата Госдумы при поддержке партии «Яблоко» (выборы осужденная Белова проиграла). В начале октября 2021 года Тверской областной суд принял решение по апелляционной жалобе Беловой и ее адвоката: решение Торжокского горсуда оставлено в силе. Белову пока не услышали, но ее самостоятельное расследование могло бы потянуть на сотню уголовных дел только в Торжокском районе.

По утверждению Марины Беловой, в 2016 году она вместе с соседями облагораживала родную деревню Галки, в том числе было разобрано и вывезено несколько старых развалившихся домов. Среди них и останки дома 25А. По словам Беловой, дом насквозь прогнил, одной стены фактически не было, крыша провалилась, и никакой ценности строение не представляло.

Однако по версии титульного собственника строения, Оксаны Кудяковой, был разрушен принадлежащий ей пригодный для жизни жилой дом, приобретенный ею для своей семьи в 2014 году за счет материнского капитала, за 430 тысяч рублей. Эту сумму она и попросила взыскать с Беловой, приплюсовав к ней 1 миллион рублей в качестве возмещения морального ущерба.

На вопрос к Кудяковой, зачем она приобретала развалюху, когда за сравнимые деньги в Торжокском районе можно приобрести пригодный для жизни дом, та парировала: «Каждый приобретает то, что он хочет». В итоге оказалось, что разрушенный дом стал, фактически, неким банкоматом для маткапитала.

Построенный в советские времена дом, как и прочие деревенские постройки того времени, не был оформлен как объект недвижимости до самой смерти владелицы Лидии Бубновой в 1998 году. В 2013 году здание неожиданно получает официальный статус — нашелся сын покойной хозяйки, Юрий Бубнов, и его в права наследования ввел нотариус. Через пару месяцев после оформления права собственности на развалившийся дом Бубнов продал его одному из риелторов.

Еще через месяц дом за счет материнского капитала приобрела мать двоих детей Анастасия Степанова. Через два месяца она продала его риелтору, не выделив доли в собственности детям, что, согласно закону, является основанием для отказа в регистрации сделки.

Два месяца спустя этот же дом за счет материнского капитала приобретает уже известная нам Оксана Кудякова. Стремление мам приобретать для улучшения жилищных условий своих детей именно этот сгнивший дом в деревне поначалу кажется необъяснимым.

История развалины в Галках могла и продолжиться, через дом и дальше могли бы прокручивать маткапитал, но благодаря вмешательству Марины Беловой все это прекратилось. Позже она выяснила, что такая же схема действует повсеместно: почти в каждом поселении Торжокского района нашлись руины, непригодные даже на дрова, которые исправно приобретались семьями с детьми за счет материнского капитала. А ведь только в этом районе — более 450 деревень, не считая заброшенных.

Согласно открытым официальным данным, стало также известно, что почти все новые собственники бессмысленной недвижимости — люди небольшого достатка, с исполнительными производствами от ФССП и записями в черных списках банков. Причем после заключения договора с риелторами на руки «собственники» получают всего от 120 тысяч до 180 тысяч рублей. Интересно, что в настоящее время по заявлениям Марины Беловой о возможном мошенничестве с материнским капиталом уже вынесено девять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

НХ

В мире

Депутат Госдумы Швыткин назвал власти Украины «собачкой на поводке Соединенных Штатов»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Общество

Политика