Аргументы Недели Общество № 39(783) 6–12 октября 2021 13+

Писатель Александр Лапин: «Через три десятилетия после распада СССР мы откатились обратно на целый век»

, 20:57

Писатель Александр Лапин: «Через три десятилетия после распада СССР мы откатились обратно на целый век»
Фото РИА Новости

Традиционно еженедельник «Аргументы недели» стартует со статьи главного редактора и основателя издания Андрея УГЛАНОВА. И многие материалы можно посмотреть и послушать на авторском YouTube-канале #ЗАУГЛОМ. Но нынешний номер – редкое исключение. На наш взгляд, данная статья очень важна для понимания роли нашей страны во всемирной истории. Также автор анализирует, что представляет собой Россия сегодня, и делает прогнозы на её будущее. 

 

Недавно бывшие союзные республики одна за другой начали праздновать свои 30 лет независимости.

В течение всей этой осени мы будем слушать воспоминания о тех событиях. О путче. О распаде Союза. В этой длинной истории уже видна интересная тенденция. Все участники размышляют: если бы не ГКЧП… Или если бы не Ельцин, подписавший бумаги с Кравчуком и Шушкевичем… Если бы не Горбачёв… Как будто что-то бы изменилось.

Но я убеждён: распад СССР и смена общественного строя в нашей стране – событие абсолютно закономерное. Мы жили плохо. Нечего было есть. Не хватало ни одежды, ни даже туалетной бумаги. Страна катастрофически отставала и сдавала позиции во всём.

 

Почему до такого дошло?

Первое - наша экономика оказалась крайне милитаризована. Мы были вынуждены противостоять всему западному миру. И это пожирало ресурсы, необходимые для развития страны.

Второе – идеологически СССР был построен так, что его существование поддерживалось за счёт России и русского народа. Если бы не кормили всех остальных, система давно бы развалилась. Но русские, государствообразующий этнос, уже начали понимать, что происходит. И не хотели поддерживать такой режим.

Третье – уравниловка в экономике. Люди перестали эффективно работать. Больше имитировали труд.

Четвёртое – вырождение партии. Она перестала показывать пример.

И естественно, при таком положении в 1985–1986 годах нам требовалась глубокая модернизация. Но она, как известно, не удалась.

Поэтому разговоры о возможности сохранения большой страны – в пользу бедных. Все её единство держалось на страхе. Пока он был, условные таджик и эстонец жили в одной «квартире». А когда ушёл вместе с появлением Горбачёва – всё и закончилось. Ни органы, ни народ не встали на защиту СССР. Ни один человек. Это был приговор.

 

Как оценивать те события?

Участники великих событий часто не осознают их истинного значения: «Я побежал, я встал…» Не понимают и сейчас, что присутствовали при потрясениях, которые бывают раз в тысячелетие. Распад СССР можно сравнить с крушением Римской империи, которая тоже управляла половиной мира. Как и тогда, у нас одновременно поменялся общественный строй и произошло второе крещение Руси.

Так какую роль сыграли эти события в мировом историческом процессе? Понятно, что здесь возможно множество точек зрения. И ни одна не даст объективной картины. Поэтому я предпочитаю рассматривать случившееся с точки зрения русского народа. Его интересов. Потому что именно он был ядром этой империи. Основой государства. И именно ему достались все тяготы по его строительству, защите и развитию.

Что же получается, если взглянуть с этих позиций?

Для русских распад СССР – величайшая трагедия: в советскую империю мы вложились своими жизненными силами, душой, финансами… А она оказалась мертворождённой. Это одна сторона вопроса. Грянула демографическая катастрофа: население России сокращалось по миллиону человек в год. Люди не находили себе места и применения в новой эпохе. Рухнула и экономика. Больше, чем в Великую Отечественную. Происходило обнищание широких масс.

Но с другой стороны – для России это была большая удача. Если бы СССР продолжил существование, мы окончательно бы надорвались. Потому что РСФСР, наверное, жила хуже всех республик. Естественно, хуже Грузии, получавшей в четыре раза больше, чем производила. Хуже Украины, которую тоже обеспечивали на уровне Франции. Хуже Казахстана.

Империя, как пылесос, высасывала из русского народа все силы и ресурсы. Забирала лучших людей. Мы превратились в гумус, который питал другие народы и революционные движения по всему миру. Поэтому настоящим облегчением стало сбросить такое бремя. Этот страшный воз. И заняться наконец собственной страной.

Сегодня, через 30 лет, можно подвести итоги. Они как раз показывают, кто какой вклад вносил. За чей счёт жил.

 

Какие выводы можно сделать?

Все страны, вышедшие из состава Советского Союза, вернулись к той системе управления, которая соответствует развитию их народа. Его ментальности, внутренним порывам, представлениям о правде и справедливости.

По западному образцу построила свою жизнь Прибалтика. Эти республики позже других присоединились к СССР и всегда отличались от всех. А после выхода из его состава стали на национал-демократический путь. Но поскольку они маленькие, то всегда находятся под чьим-то влиянием. То под германским, то под российским. Теперь вот – под европейским.

Вторая группа стран вернулась к прошлому. Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан до завоевания Россией имели свою государственность – были ханствами. К этому положению и вернулись. Воссоздали восточные деспотии.

Более интересна судьба республик, своей государственности не имевших. Им ещё предстоит её обрести. Поэтому, например, Киргизию сотрясают перевороты. Идёт борьба кланов, смена элит.

Украина тоже ищет свою национальную идентичность, отгораживаясь от России. И несколько революций привели её к деградации экономической жизни, обнищанию народа.

Любопытный пример показывает Казахстан. Из-за того что значительную часть населения там составляли немцы и русские, сразу скатиться к авторитаризму он не смог. Как и в России, там долго пытались имитировать нормы демократии. Даже сохраняли двуязычие. Но теперь тоже строят национальное государство.

Отдельно стоит рассмотреть Белоруссию. Она осталась осколком советского режима. И смогла законсервироваться. Благодаря своему прагматичному лидеру сохранила ту же модель жизни, что и в Советском Союзе. Просто тогда Россия поддерживала всех, а теперь – только её. За счёт цен на нефть, газ и других преференций. Руководство станы считает, что этот режим даёт какую-то безопасность с западного направления. И мы за неё платим.

Можно продолжить разговор о каждой бывшей республике, но основные тенденции понятны. К тому же нас в первую очередь интересует Россия.

Фото: писатель Александр Лапин
Фото: писатель Александр Лапин

 

В чём наша специфика?

У нас огромная территория. На ней живут самые разные народы, много национальностей. И очень долго мы плыли в бушующем море без руля и ветрил. Пытались насадить демократические порядки в стране, которая не готова жить в рыночной экономике. Привыкла к патернализму.

Мы – заложники собственной ментальности и истории. При советской власти ошибки большевиков в государственном строительстве привели к созданию национальных образований. И сегодня объединить такое количество народов, находящихся на разных уровнях развития, без сильной центральной власти невозможно. Поэтому и остаёмся пусть и меньшей по размерам, но империей.

Мы мучительно искали форму правления. Но после крымских событий окончательно повернули к той, что была у нас до 1917 года. Сегодня есть жёсткая президентская власть, по полномочиям соответствующая царской. И существуют декоративные демократические институты – в виде Думы, верхней палаты парламента, местных заксобраний…

В целом структура сложилась. Наверное, она тоже вполне соответствует менталитету нашего народа, его духу. Ещё Екатерина II высказывалась о том, что, как ни крути, – такая форма власти обусловлена размерами страны и уровнем развития населяющих её этносов. Сегодня мы, можно сказать, живём в чуть модернизированной знаменитой триаде Победоносцева: самодержавие, православие и вместо народности – бюрократия.

 

Какие задачи стоят перед Россией?

Через 30 лет мы снова пришли к классической форме правления. И необходимости в очередной раз провести модернизацию страны. Потому что Россия в силу суровости климата и дальности расстояний в своём развитии всегда потихоньку отставала от окружающих стран. И когда этот отрыв становился критическим настолько, что мы могли исчезнуть как государство и рассеяться как народ, возникала необходимость в рывке.

Все попытки провести модернизацию снизу, начиная с восстаний Болотникова, Разина, Пугачёва и продолжая революциями XX века, положительной роли не сыграли. Был только русский бунт, бессмысленный и беспощадный.

Первой успешной модернизацией у нас можно считать ту, что осуществил Пётр Великий. Через рывок. Через силу. Обривая бороды и обрывая кафтаны, он повёл Россию к европейской модели.

Потом были Екатерина II и её внук Александр I. Но они не смогли преодолеть сопротивление элиты и общества в целом.

Второй положительный пример – Александр II. Отмена крепостного права. Земская, военная, судебная реформы… Уже к 1914 году Россия стала совсем другой страной.

И третья удавшаяся попытка была после 1917-го. Революция принесла только развал, и большевикам пришлось с кровью собирать страну. А на новый уровень её вывел И.В. Сталин. Продолжалось это с конца 1920-х до начала 1940-х.

Все три модернизации, конечно, прошли за счёт народа. И Пётр I приблизил нас к Европе, повысив налоги для населения. И Александр II отпустил крестьян без земли. Ну а при Сталине всё вообще делалось исключительно за счёт ограбления людей. Создание колхозов. Продажа ресурсов за границу. Нещадная эксплуатация. Но за 12 лет рывок был сделан. Это позволило создать советскую империю. И в том числе выстоять в войне.

Однако сегодня мы опять – и это признаёт Владимир Путин – находимся в критической ситуации: если не модернизируемся, не сможем выстроить новую экономику, перевести её на современные рельсы (цифровизация, создание перспективных отраслей, развитие искусственного интеллекта и т.д.), то нас сомнут. И окончательно превратят в сырьевое государство.

Правда, у нас есть небольшая, условно говоря, фора. И Пётр, и Александр должны были воевать. При Сталине тоже все ждали нападения. А сейчас – благодаря предыдущей модернизации, которая дала нам атомное оружие, – мы имеем определённый запас времени.

 

Где взять ресурсы?

Ограбление русского народа уже невозможно. У него нет прежнего демографического потенциала, когда имелось море крестьян и, разоряя деревню, можно было собирать людей в города. Гнать в цеха и на великие стройки. На бесплатный рабский труд.

Теперь людей осталось немного. И отбирать у нас тоже особо нечего: бедность по-прежнему высокая. Мы не живём, как в Европе или США.

И поэтому задача у модернизации совсем другая. Её надо делать не за счёт народа, а чтобы этот народ сохранить. Сохранение и преумножение государствообразующего народа – так сформулировала национальную идею Екатерина II. Так же видит её и нынешний президент.

Источники финансирования у нас есть. Деньги дают продажа нефти, газа, металлов, строительство АЭС за рубежом, экспорт оружия… Резервы огромные. Но, чтобы правильно распорядиться ими, нужна жёсткая, твёрдая власть. Иначе деньги будут проедены и разворованы. Показательный пример – космодром Восточный, который сотрясают бесконечные скандалы. И многие другие крупнейшие стройки.

Почему так важно успеть? Да, у нас сегодня есть ядерное оружие, проведено первичное обновление армии. Но если не сможем сделать новый рывок, соседи захотят прибрать к рукам наши природные богатства и обширные пространства с малочисленным населением, которые так сильно их беспокоят.

Всё, как в прежние времена. Природа человека неизменна – несмотря на призывы к равенству и целование ботинок чернокожих. Россию растащат, и мы как нация прекратим своё существование. Поэтому задачи перед нами стоят те же самые.

 

Неужели и внутри страны ничего не меняется?

Меняется. Но очень медленно. Путин прав: система находится в развитии. Сегодня он назначает губернатора, а потом народ, может, придёт и за него проголосует.

Чуть подвинулись к демократии и в верхних эшелонах власти. Раньше глава государства сам назначал премьера, а теперь: я назначу – Дума утвердит. А если нет, то после второго такого отказа могу её разогнать.

В других странах СНГ и таких послаблений нет. В Казахстане президент назначает всех. Сверху – донизу. Так по маленькому шажку и идём к демократии. Но демократия не главное сегодня. Главное – создать новую экономическую и социальную базу.

В общем, снова единственный вариант спасения страны – модернизация сверху. Но при сохранении авторитарной центральной власти. Нравится – не нравится, но снизу ничего, кроме революций, не предлагается. А к чему они приводят, мы слишком хорошо знаем. Поэтому снова разрушить страну не готовы. И это ещё один урок прошедших 30 лет.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Бывший украинский министр Червоненко: киевские власти не хотят возвращения Донецка и Луганска

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью