Аргументы Недели Общество № 38(782) 29 сентября – 5 октября 2021 г 13+

Неизвестные герои страшной войны

, 20:03 , корреспондент

Неизвестные герои страшной войны

Об одних героях Великой Отечественной войны известно широкой публике. А память о других бережно хранят региональные, районные, школьные музеи… Их подвиги зачастую неизвестны за пределами этих населённых пунктов. Именно такие истории и интересуют нас в первую очередь, они войдут в книгу «Неизвестные герои». Если вы, дорогие читатели, знаете о таких людях – пишите нам на почту rifma@argumenti.ru.

 

«Ползи, ползи, родненький…»

Советский лётчик Михаил МАЛЬЦЕВ двадцать лет не знал, какой ценой спасла его жизнь близ Воронежа простая русская женщина Прасковья ЩЁГОЛЕВА. Он прочитал об этом уже через много лет после войны в газетах. Приехав в село Семилуки, где он когда-то был подбит, Михаил упал на могилу и долго лежал так, обхватив её руками. В этой могиле похоронены Прасковья, её мать и пятеро детей, которых не пощадили фашисты – затравили собаками и расстреляли. За спасение лётчика…

 15 сентября 21‑летний младший лейтенант 825-го авиационного штурмового авиаполка Михаил Мальцев вылетел на задание. Зенитные пушки врага сделали своё дело – как ни пытался увернуться от огня пилот, прямое попадание в мотор сбило самолёт. Это случилось в селе Семилуки, на тот момент оккупированном немцами. Колхозница Прасковья Щёголева увидела упавший самолёт. Вместе со своей мамой доставали воду, поливали кабину, засыпали огонь землёй…

Прасковья указала путь – благо, что оврагов в этой местности пруд пруди. «Ползи, ползи, родненький…» Мальцев уполз, но через некоторое время вновь потерял сознание.

К дому подъехали немцы. «Где лётчики?» – спрашивали Прасковью. Офицер ударил Парашу пистолетом. Показалось мало – удар прикладом автомата. Отнялось пол-лица. Как рассказывают, мама тогда сказала заплакавшей на её руках Ниночке: «Спи, родная, это не для тебя…»

Рассвирепев, немцы стали Щёголеву и детей избивать и травить овчарками, которые их рвали в клочья, но и этот садизм не дал положительного для извергов результата.

После этого немцы взяли двенадцатилетнего сына Щёголевой Александра, завели в соседний пустой дом и, угрожая расстрелом его матери, пытались добиться у него, где находятся советские лётчики. Не добившись и этого, они избили его, сказав, что все будут расстреляны.

Возвратившись во двор, учинили над Щёголевой, её матерью и пятью малолетними детьми зверскую расправу. Прежде чем их расстрелять, они натравили на них собак, которые искусали их, изорвали в клочья (при этом у Щёголевой были выбиты челюсти и оторваны груди), а затем все они были расстреляны, сброшены в погреб. Судя по надписи, которая имеется на могиле погибших, это произошло 15 сентября 1942 года. В этой могиле похоронены семь человек.

 

Приказ: спасти «объект 56»

Недавно посетив школьный музей в селе Семилуки Воронежской области, с удивлением обнаружила, что тамошние архивы бережно хранят память об уроженце села Андрее Митрофановиче КУЛЬНЕВЕ. В апреле 1945 года разведчик Андрей Кульнев вместе с сослуживцами выполнил операцию, которая казалась на тот момент совершенно неосуществимой, – спас красивейший в Вене Имперский мост, который гитлеровцы, отступая, уже подготовили к уничтожению. За эту операцию гвардии старший сержант Кульнев был удостоен звания Героя Советского Союза.

Советское командование было крайне заинтересовано в том, чтобы спасти и захватить объект, дабы избежать огромных жертв при форсировании Дуная. Решили взять хитростью – пробраться к мосту тайком под покровом ночи. Операцию поручили небольшой группе смельчаков, возглавил которую гвардии старший сержант Андрей Кульнев, командир взвода бронетранспортёров разведывательной роты. В состав группы вошли ещё три разведчика – Фёдор Минин, Григорий Москальчук и Николай Борисов, а также двое сапёров – старший сержант Максим Ластовский и рядовой Андрей Золкин – их знания по минно-взрывному делу тоже играли значительную роль в планируемой операции.

«Все подступы к мосту находились под сильным артиллерийским и ружейно-пулемётным огнём противника, а сам стратегический объект охранялся большой группой автоматчиков, тремя танками и несколькими бронетранспортёрами», – напишут потом, 20 апреля 1945 года, в политдонесении 3-го Украинского фронта.

Но приказ есть приказ, и в ночь с 12 на 13 апреля Кульнев повёл группу на задание. Миновав улицу и передовые цепи наших мотострелков, за которыми начиналась «ничейная» зона, солдаты заметили горящее здание. Решиться на такое было сродни безумию, но наши герои, припав к раскалённой земле и закрыв лица отворотами шинелей, упорно ползли вперёд. Пламя жгло руки и перекидывалось на одежду…

Но вот и берег Дуная. Перебрались через ограждение в реку, затем под мост. Москальчук и Борисов бесшумно сняли часовых. Но оставались ещё вражеские сапёры, которые в любую минуту могли устроить взрыв. Нескольких из них убили, однако два сапёра всё-таки успели убежать. Но самое страшное – успели поджечь бикфордов шнур.

Андрей Кульнев, видя, что длина шнура стремительно уменьшается, попытался до него дотянуться, но не сумел достать. Тогда он, рискуя сорваться, уцепился за ферму моста. Ему помог Григорий Москальчук. Шнур был перерезан, но сам мост ещё не спасён. Ведь здесь было много ящиков с взрывчаткой, а значит, хватило бы малейшей искры для взрыва. И вновь, смертельно рискуя каждую секунду, разведчики и сапёры стали искать электропроводку, что в темноте было сделать совсем не просто. Её обнаружил и перерезал разведчик Фёдор Минин. Почти в то же мгновение на обрезанном конце вспыхнула искра. Теперь уже можно было спокойно отвязывать от ферм ящики с толом и сбрасывать их в реку. Всего было таким образом успешно разминировано 76 зарядов.

Кульнев по рации сообщил о том, что мост разминирован. Значит, путь для армии был свободен. И уже через несколько часов наши войска взяли Вену, полностью освободив её от оккупантов.

 

Как советские разведчики у фашистов три парома украли

После того как на Курской дуге гитлеровцы потерпели поражение, наши войска начали своё стремительное наступление на запад. Командование 132-й стрелковой дивизии выслало вперёд разведывательную роту под руководством старшего лейтенанта Михаила КРЫМОВА. Разведчики двигались к реке Десне, до этого успешно форсировав её приток Сейм.

15 мая 1943 года. Гитлеровцы отступали, не зная о том, что практически на хвосте колонны у них «сидит» разведрота. На шоссе Чернигов – Киев, когда уже стемнело, Крымов намеренно не повёл свою роту вслед за немцами, свернули в другую сторону, надеясь опередить врага по пути к реке. Но в одном из населённых пунктов наши разведчики внезапно наткнулись на гарнизон гитлеровцев. Михаил решил использовать внезапность, скорость и огневую мощь в надежде на то, что они в темноте не сразу поймут, в чём дело.

Разведчики на машинах рванули по центральной улице села, стреляя из пулемётов и автоматов и швыряя гранаты. Враги даже опомниться не успели, как разведчики укатили далеко вперёд.

17 сентября. Долгожданный выход к реке Десне. И здесь старший лейтенант тоже сделал ставку на внезапность. Воспользовавшись тем, что немецкие сапёры возились возле средств переправы, а основные силы фашистов в этот район ещё «недоотступили», разведчики напали на них и сумели захватить три исправных парома. Сюда же, к месту переправы, стянули все лодки, которые только сумели найти, и перед рассветом высадились на западном берегу, захватив плацдарм.

На очереди был ещё один водный рубеж – река Днепр. Переправлялись ночью. И к утру на правом берегу Днепра были уже 76 разведчиков – всё, что осталось от 190-й отдельной разведроты, которая понесла потери в предыдущих боях.

Первую атаку, которая была предпринята гитлеровцами в пять часов, легко отбили. Затем немецкое командование бросило против советских солдат танки и батальон пехоты. Силы были неравны, на стороне врага был значительный численный перевес, поэтому наши разведчики потихоньку отступали ко второй линии обороны.

Отбили ещё три атаки. Во время четвёртой фашисты сумели окружить наших, и Крымов повёл бойцов в рукопашную. Помощи ждать было неоткуда – родная дивизия вела бой в двадцати километрах от Днепра, командир дивизии передал по радио, чтобы начальник роты действовал по своему усмотрению.

Немцы решили пойти на хитрость, раз уж силой никак не получалось взять отважных разведчиков. Из леса к нашим вышла группа людей в форме красноармейцев: «Братцы, не стреляйте!» Крымов поначалу очень обрадовался внезапной и неожиданной помощи, но практически сразу же раскусил вражескую хитрость. И вновь разведчики сумели отбить натиск врага.

Этой же ночью Крымов с двадцатью товарищами вернулся на левый берег, а на рассвете вновь переправился через Днепр, но уже в другом районе. И вновь занял плацдарм, пусть и совсем крошечный, откуда он вёл наблюдение за фашистами до подхода передовых частей дивизии.

В третий раз Михаил Крымов форсировал Днепр через несколько дней, 6 октября 1943 года, уже вместе со всей дивизией. Был в очередной раз ранен (всего за время войны он получил четыре ранения). А ещё через одиннадцать дней, 17 октября, в числе 300 наиболее отличившихся при форсировании Днепра советских воинов Указом Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Ивановичу Крымову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

В мире

Отставной полковник Баранец о словах Арестовича про «мощь» ВСУ: «Его дешевая пропаганда рассчитана на клиентов дурдома»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью

Политика

В мире