Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели Иркутск → Общество № 37(781) 22–28 сентября 2021 г. 13+

Шестиклассника не пустили в школу из-за собранных в хвостик волос

, 11:08

Шестиклассника не пустили в школу из-за собранных в хвостик волос

Из-за громкой истории в иркутском образовательном центре №47 общественность резко разделилась на два лагеря. Что же вызвало раскол? Факты таковы. Шестиклассника не пустили в школу из-за собранных в хвостик волос. Работники учебной организации мотивировали своё решение тем, что есть устав школы, где прописано, что мальчики должны быть аккуратно и коротко подстрижены. Ученика попросили снять резинку. Он отказался. Тогда парнишку отвели в кабинет психолога, куда приходили учителя и давали ему задания. По словам мамы мальчика, учителя говорили, что «мужики так не ходят», и даже проводили параллели с транссексуалами.

На следующий день ученик пришёл на уроки — правда, уже без хвоста. Но скандал набирал обороты. Прокуратура решила разобраться в том, насколько правомочны были действия руководства школы. В министерстве образования состоялось расширенное совещание по вопросу внешнего вида школьников. Не только серьёзные ведомства отреагировали на прецедент. В соцсетях развернулась настоящая битва между поборниками соблюдения требований устава школы и тех, кто выступал в защиту самовыражения и индивидуальности учеников. Лента Фейсбука пестрела различными фото школьных причёсок. Кто‑то из пользователей даже пошутил, что «мальчики хвостатые у всех уже в глазах».

Иные разводили руками и говорили, что вся эта история слишком раздута. Тем не менее случай с мальчиком в очередной раз дал нам повод задуматься о проблемах школы — серьёзных и глубоких. Попробуем рассмотреть ситуацию со всех сторон.

Дьяволица и Скелет за партой

Во всех ли школах так строго относятся к внешнему облику учащихся? Разумеется, нет. Всё зависит от руководства учебного заведения.

— Однажды, только начав работать в новой школе, я пришла на урок в 11‑й класс и обомлела, — рассказывает учитель русского языка и литературы одной из московских школ Юлия Федосеева. — Передо мной сидели Дьяволица, Пожиратель душ, Призрак, Скелет, Ведьмочка... На минуту я потеряла дар речи, а потом спросила: «Как это понять?» Класс объяснил, что это школа с углублённым изучением английского языка и праздновать Хеллоуин здесь ежегодная традиция. Вела урок я в большом напряжении, рассказывала о первых выступлениях футуристов. Мои ученики, кстати, сильно удивились, что жёлтая кофта Маяковского в начале XX века воспринималась как эпатаж. Тургеневские «Отцы и дети» тоже вызывают сложности. Как объяснить современным детям, что, приехав в дворянское гнездо в длинном балахоне с кистями, герой совершил дерзость, бросил вызов обществу? Для них одеваться как захочется — норма.

Хотя Базаров явно не выдерживал конкуренции с десятиклассником, который 31 октября явился на урок нашей уважаемой Нины Семёновны в костюме Всадника без головы. Голову парень каким-то образом запрятал в чёрный плащ. Нина Семёновна чуть сознание не потеряла. В тот же год она ушла на пенсию. Правда, в остальное время дети ходят в приличном виде. Но формы в нашей школе нет. В уставе школы сказано: «деловой стиль одежды», без всяких уточнений.

Когда иду на работу, меня обгоняют ученики. Первоклассники — в классических брючках и юбочках. А ребята постарше — в джинсах, худи, толстовках, футболках... Мало кто из подростков придерживается классического стиля в одежде. И причёсаны тоже по-разному — в основном короткие стрижки, у некоторых девочек косы. Но есть и те, кто ходит, например, с окрашенными прядями. Вот кто-то едет в школу на самокате. Волосы заплетены в китайскую косичку, усы как у Сальвадора Дали. Это учитель информатики Виталий Егорович. Выглядит он необычно, но это ничуть не мешает ему быть хорошим преподавателем.

За годы работы видела ребят с разными причёсками: и с косичками, и с хвостиками, с каким-то необычным лиловым окрашиванием. Конечно, во всём надо соблюдать меру. Повторения Хеллоуина мне бы не хотелось. Но ведь я учитель, моя задача — научить, а не диктовать ученику, какая у него должна быть причёска. Странно, что администрация иркутской школы изолировала мальчика только потому, что он был причёсан под самурая. Он же не применял боевых приёмов самурая и никому ничем не вредил — за что его наказывать?

Сохранить устои государства

Почему администрация школы не пустила мальчика в класс — вот в чём вопрос. Неужели только из-за соблюдения буквы устава? Или школьные работники руководствовались чем-то иным? С этим вопросом мы обратились к сотруднице крупного образовательного ведомства Иркутска.

— Сама я училась в школе в конце 90-х, у нас не было обязательной формы, — говорит Анна Ильина. — И, когда мне сильно не хотелось идти на занятия, я надевала полосатые штаны. Увидев штаны, меня выгоняли домой. Так было несколько раз. Школа всегда требовала соблюдения определённого дресс-кода, тем более такая непростая, как 47‑я. Надо понимать, что наша система образования насквозь консервативна, в школах в большинстве своём работают люди возраста 45 плюс. На то, что мальчика попросили снять резинку, есть и другие причины. Школам сегодня дана негласная установка препятствовать насаждению «глобализма», «западных ценностей», «радужной революции». То есть все эти хвосты, шишки, подбритые виски — в глазах педагогов потенциальная угроза гомосексуализма. Государство пытается защищать свои устои. Школа — проводник государственной идеологии. Конечно, один хвостик никакой революции не сделает, но у страха глаза велики.

От себя добавим: если такими кондовыми методами «отстаивать интересы государства», то, скорее всего, глобализма нам не миновать. Всякое действие, как известно, вызывает противодействие. Подростки просто из чувства протеста, возможно, массово станут завязывать хвостики.

«Чиполлино, к доске!»

Есть у этой темы и ещё один аспект. Родители часто вынуждены становиться в оппозицию к администрации учебного учреждения из-за каких-то общих требований или действий отдельных педагогов.

— Рано или поздно любая мама встаёт в бойцовскую стойку по отношению к учителям, — рассуждает преподаватель русского языка и литературы Мария Комарова. — Срабатывает материнский инстинкт: львица защищает своего львёнка, нападая на его врагов. Я, например, всегда говорила своему сыну: «В школе веди себя так, чтобы нас с папой не таскали на ковёр и не трепали нам нервы». Но при всей своей гибкости и лояльности Сергей не избежал конфронтации с классной руководительницей, которая из-за чего-то на него взъелась. Я не пришла ему на помощь, посчитав, что он уже взрослый и сможет сам разрулить конфликт. Так и вышло. Позже сын сказал, что, если бы не этот конфликт, он не получил бы опыта общения с подобными придирчивыми людьми.

Как педагог, я выступаю за единую форму. Нет, я не отстраняю ребят за неформальный имидж — у нас в колледже есть парни с татуировками и дредами. Мне важнее их внутреннее содержание. Когда я работала в школе, в моём классе был «хвостатый» мальчик. Я как-то его спросила: «Почему ходишь как чучело?» Парень обиделся и в отместку ответил: «Вы на себя посмотрите!» В общем, я сразу же пожалела о своих словах. Да и коллеги мне выговорили: нельзя так было говорить, это оскорбительно, надо срочно попросить у него прощения, иначе родители поднимут шум, побегут, как водится, жаловаться в министерство образования, проблем не оберёшься.

Извинилась я перед учеником. Позвонила его маме и сказала, что лучше бы всё-таки парню сделать нормальную причёску, потому что у нас не любят, когда кто-нибудь выделяется. И добавила: «Я хоть и учитель, но не имею права делать вашему ребёнку замечание не то что про причёску, но и про сигарету». Мама юноши очень удивилась: «Я считала, что учителя на то и учителя, чтобы воспитывать!»

Нет, сегодня учителя — люди подневольные. Над ними стоит целая пирамида: руководство школы, департамент и министерство образования со своими требованиями, родители, которые склонны раздувать конфликты на пустом месте. Мы подписываем кучу бумаг, запрещающих, к примеру, разжигание межнациональной розни, дискриминацию ребёнка по половой принадлежности и т.д. А ведь любое высказывание учителя при желании можно трактовать как угодно. Какая тут может быть воспитательная работа, если ты вынужден взвешивать каждое слово!

У нас в школе учился мальчик, который постоянно завязывал хвостик. Учительница в шутку назвала его Чиполлино. Ученик обиделся и пожаловался матери. Родительница пришла в школу, и директор устроил преподавателю показательную порку, грозил ей чуть ли не увольнением. Учительница вымолила у матери ученика прощение. Да, педагоги должны быть мудрыми, должны предвидеть последствия своих высказываний и действий. Но в школе остались одни запуганные, замученные люди, которые за свой тяжёлый труд получают гроши и не имеют никакого авторитета. Поэтому от нашего образования ничего хорошего ждать не приходится.

«Пол-урока объясняла, какие мы дураки»

— У нас в классе все ходят как хотят, — рассказывает ученик 10-го класса иркутского лицея Егор Филиппов. — У одного парня длинные волосы, так ему сами учителя говорят: «Собери их хотя бы в хвост, чтобы не мешали тебе во время занятий». Нам делали замечания по поводу внешнего вида только в младших классах, да и то редко. У нас другие проблемы. С первых дней занятий на нас посыпались самостоятельные и контрольные по темам, которые мы не проходили или проходили в прошлом году и забыли за лето. Никакого повторения не было. Все нахватали двоек, и исправить их уже нельзя. И, вместо того чтобы объяснить нам, как решать эти уравнения, учительница математики пол-урока рассказывала, какие мы дураки.

На самом деле кроме причёсок школьников и непедагогичных действий отдельных учителей у нынешней школы много других проблем.

— Когда меня спрашивают, владею ли я технологиями, говорю: нет, я владею методикой преподавания, — поясняет Мария Комарова. — Технологии в школе — это нонсенс! Да и все эти тесты, ОГЭ, ЕГЭ, рассчитанные на ответы «да» и «нет», развивают только бинарное мышление (сортировка информации на взаимоисключающие варианты, не затрагивающие глубинного мышления. — Прим. ред.). Какие сегодня установки дают учителю? Не «научи», не «заинтересуй своим предметом», а «надо сделать, чтобы они все получили хотя бы тройки». Погоня за высокими результатами на бумаге даёт и учителям, и ученикам ощущение ложного успеха. Всё это выхолащивает знания, отбивает у ученика охоту думать.

Дети сегодня не читают, не знают элементарных вещей — например, кто такие Чичиков, Грушницкий, Анна Каренина. У них нет никакой гуманитарной составляющей. Они отрезаны от прекрасного мира — литературы, музыки, хороших фильмов. Весь мир для них сосредоточен в телефоне. Конечно, есть прослойка ребят умных, которые хотят учиться, но их, по моим наблюдениям, меньшинство.

Ещё одна проблема. От чрезмерных нагрузок и сложности учебных предметов, особенно в старших классах, от неумения учителя донести материал у многих школьников происходит что-то вроде выгорания. Они испытывают разочарованность в учёбе, в своих возможностях, пребывая в апатии. Жалуются и на то, что им неинтересно в школе, что учителя рассказывают материал монотонно и не всегда понятно.

Министр образования Иркутской области Максим Парфёнов так прокомментировал ситуацию:

— Мы должны решить конфликтный вопрос между родителями и администрацией школы. Ребёнок в этом случае пострадать не должен. Задача школы — воспитать ребёнка, дать образование и выпустить его успешным, уверенным в своих силах и в своём будущем. Подобные случаи должны решаться между взрослыми. И если от родительской общественности поступают запросы на изменение внешнего вида учащихся, дресс-кода, эти пожелания должны быть не просто услышаны, но и учтены.

По сути всё правильно. Но есть одно «но». Выпустить школьника уверенным в своих силах и в будущем можно лишь при условии, что он действительно будет получать реальные знания. А для этого нужно сделать и сам процесс учёбы интересным. Не запугивать учеников плохими баллами ОГЭ или ЕГЭ, а увлекать, заражать их любовью к наукам. А это никакого отношения к внешнему облику и дресс-коду не имеет.

Есть такой тест на определение психической нормальности. Тестируемому задают вопрос: «От чего ты будешь уворачиваться: от пчелы, которая кружит рядом, или от летящего на тебя поезда?» Вот наша школа сегодня напоминает чудака, который, отмахиваясь от пчелы, не замечает поезда.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram