Аргументы Недели Общество 13+

Эта радиоактивная Теча…

, 12:42

Эта радиоактивная Теча…
На фото Светлана Костина

В 1946 году в Челябинской области началось строительство первого в стране промышленного реактора для производства оружейного плутония для атомной бомбы. Промышленная площадка комбината 817 им. Д.И. Менделеева, позже переименованного в производственное объединение «Маяк», разместилась на берегу озера Кызылташ, в районе истока реки Течи (в наши дни располагается на территории закрытого города Озёрска).

В то время мало что знали о негативном воздействии радиоактивных веществ на живые организмы. Если высокоактивные радиоактивные отходы хранили в специальных ёмкостях, то средне- и низкоактивные жидкие радиоактивные отходы просто-напросто сливали в реку Течу. В состав сбросов входили стронций-89 и -90, цезий-137, рутений-103 и -106, цирконий-95 и ниобий-95.

Основная часть загрязнения (до 98%) поступила в реку с марта 1950-го по октябрь 1951 года. И тогда сбросы были почти бесконтрольными.

Сброс радиоактивных отходов в реку «специального назначения» производился до 1956 года. Это привело к её радиоактивному загрязнению. Первое время местных жителей даже ни о чём не предупреждали, и они спокойно продолжали использовать реку, как и их предки.

«Росатом» настроен серьезно

Совсем недавно, в Красноярске, в Сибирском федеральном университете, национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами провел рабочую встречу: ученых, практических работников и представителей общественности, об экологических аспектах финальной изоляции радиоактивных отходов. Среди выступающих была и Светлана Костина, исполняющая обязанности министра общественной безопасности Челябинской области. Ее доклад был посвящен мерам, принимаемым в регионе по обеспечению радиационной безопасности населения, проживающего в районе протекания реки Теча.

Эта радиоактивная Теча…

В достаточно откровенном выступлении Светланы Юрьевны речь шла о том, что именно Теча стала квинтэссенцией множества проблем, наследия того времени, когда еще не умели обращаться с радиоактивными отходами. Когда их просто сбрасывали на рельеф, в открытую гидрографическую сеть. О том, что все это напрямую касалось жизни и здоровья населения непосредственно там проживающего.

Дело в том, что когда в стране проектировали первые реакторы, то уже тогда понятно было, что с радиоактивными отходами что-то надо делать. Но тогда во многом пользовались только имевшимся американским опытом. Американцы в то время сбрасывали низкоактивные радиоактивные отходы Хэнфордской атомной электростанции, выведенной из эксплуатации после окончания холодной войны, в одну из крупнейших рек страны - Колумбию, которая потом выносила их в Атлантический океан. И тогда казалось, что это выход. Но как сегодня отмечают экологи, в грунтовых водах этого района обнаружены такие опасные элементы, как стронций-90, углерод-40, тритий и гексавалентный хром – в свою очередь, анализ почвы показал содержание в ней других следов радиоактивной деятельности: урана, кобальта-60, технеция, четыреххлористого углерода и пр.

Но поскольку от места расположения ПО «Маяк» океан был далеко, а имелась только достаточно маловодная река Теча, то в нее сбрасывались отходы преимущественно низкоактивные. Это, конечно же, очищенные жидкие радиоактивные отходы. Это совсем не то, что сбрасывалось в печально известное озеро Карачай. Потому что в него сбрасывались среднеактивные отходы. А это уже совершенно другой уровень опасности. И Карачай всегда был источником радиоактивной опасности.

Как бороться с фобиями и победить?

Бывший Карачай - это скорее даже не озеро, а бессточное болото, которое находилось на территории промплощадки, и не сообщалось с открытой гидрографической сетью. Именно поэтому оно в свое время и было выбрано для размещения отходов, повышенного уровня опасности. И это тоже был так называемый водоем «специального назначения».

По словам Светланы Юрьевны, сейчас никто не может достоверно восстановить, что именно сбрасывалось в Течу в первые годы ее эксплуатации предприятием. Поэтому в целом обычно просто говорят об объеме радиоактивных отходов. И это 76 миллионов кубометров радиоактивно загрязненных вод. И обратное восстановление гидрографической сети является весьма сложной технологической задачей. В Тече в основном присутствует стронций-90 и цезий-137. А это наиболее долгоживущие радионуклиды, период полураспада которых около 30 лет. Они содержатся в придонных илах, на пойме в пределах границ разлива. Ну и вода конечно в Тече, все еще не соответствует нормам радиационной безопасности.

Река Теча за все эти годы, по словам человека, отвечающего за общественную безопасность региона, хорошо изучена, радиоактивное загрязнение ее на всем протяжении присутствует по-разному. Пятнистость на схемах постоянного мониторинга очень большая. И в целом уже Исеть, в которую впадает наша Теча, сегодня уже не грязная.

Эта радиоактивная Теча…

Все эти годы происходило естественное очищение реки. Поскольку в Течу давно уже не сбрасывается ничего опасного для здоровья людей, то надо понимать, что происходит распад радионуклидов, которые раньше туда были сброшены и накопились. Повторюсь, накопились в верховьях, в пойме, в донных отложениях.

Но поскольку период полураспада основных радиоэлементов 30 лет, то дезактивация происходит достаточно медленно. Но она происходит тем не менее. Хочу напомнить, что после начала сброса опасных веществ в Течу в 1946 году прошло уже почти 80 лет. И так или иначе, но их концентрация упала уже в два раза.

Но тем не менее, по словам Светланы Юрьевны, примерно до 2050 года, по расчетам наших ученых, река будет «грязная», она будет представлять опасность для постоянного хозяйствования. Поэтому основная задача региональных властей - оградить население, которое все равно проживает у речки, от избыточного облучения

Надо сказать, что основным критерием радиационной опасности считается суммарная доза облучения. И эти дозы были померены вдоль и поперек во всех населенных пунктах, в которых сегодня проживает население вдоль реки Теча. И у нас они, по официальному заявлению представителей министерства общественной безопасности, нигде не только не превышают нормативного порога, но и находятся намного ниже этой величины.

Успокаиваться рано

Поскольку население остается проживать, а Теча – это радиоактивно загрязненный объект, то в любом случае нужно, чтобы люди по возможности все еще не пользовались водой и пойменными землями, которые являются самыми загрязненными.

Сколько это может продолжаться? Ученые говорят примерно о середине 21 века. Полагают, что к этому моменту закончатся основные периоды распада радиоактивных веществ, и можно будет снять ограничения с водопользования, которое сегодня наложены. А возможно и с запрета на пользование пойменными землями.

В заключении Светлана Костина напомнила о том, что в СССР были приняты отложенные решения по ситуации с радиоактивными отходами. И они с тех пор только накапливались. И отходы почти не перерабатывались. В результате все это действительно привело в 90-е годы к тому, что все виды радиоактивных отходов на «Маяке» представляли собой огромную опасность. И лишь сравнительно недавно все эти проблемы впервые получили огласку и очень широкое обсуждение. И с тех пор эта «горячая» информация для населения, может быть и не обновлялась в печати.

Но на самом деле картина с тех пор радикально изменилась. «Росатом», в формате госкорпорации, очень серьезно уже много лет работает над накопившимися проблемами. Тем более что в 2007 году было принята федеральная целевая программа радиационной безопасности. И это было важнейшее решение, потому что РФ взяла на себя финансовое бремя обращения ранее накопленными отходами. И в первую очередь, что действительно важно, деньги были даны «Маяку», и сегодня у нас нет оснований опасаться за безопасность. Хотя определенные риски были, есть и, наверное, будут. Засыпанный полностью Карачай, в реальной перспективе должен быть доведен до состояния зеленой лужайки. Сегодня с высокоактивными отходами в стране в целом и в нашем регионе, обращаются уже совершенно по-другому.

И надо признать, что современное ПО «Маяк» уже не представляет той опасности, о которой мы говорили еще 20 лет назад. И среди техногенных рисков на Южном Урале есть гораздо более серьезные темы чем эта. Хотя бы по скорости их разрешения. Например, у нас все еще огромная проблема, связанная с брошенными шахтами, которая в отличие от росатомовских еще и не решалась в полном объеме.

Согласно озвученной на рабочей встрече программе, после закрытия пунктов финальной изоляции на их поверхности будет высаживаться растительность и будет продолжено постоянное экологическое наблюдение. В зависимости от периода распада изолированных радиоактивных отходов, наблюдение может продолжаться более 500 лет. Все очень серьезно...

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости