Аргументы Недели Общество № 3(747) 27 января – 2 февраля 2021 г. 13+

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

, 20:08 , Главный редактор АН

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Продолжаем публиковать отрывки из авантюрного романа Андрея УГЛАНОВА «Пробуждение троянского мустанга». В предыдущих главах мы узнали о грандиозной шпионской игре КГБ СССР и ЦРУ США по смене правящих элит двух государств, когда мир оказался на грани уничтожения. Мелкими пешками в этой игре стали беспризорник-детдомовец Андрюша Разин, первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС Михаил Горбачёв и молодой американский миллиардер Трамп. Все, кроме Трампа, оказались свидетелями таинственного пророчества, которое определило сумасшедший круговорот событий, захлестнувший мир вплоть до наших дней. В предлагаемом отрывке американец Трамп летит в 1987 году в Москву, куда его заманил коварный председатель КГБ Виктор Чебриков, сменивший умершего Юрия Андропова. Все имена, события и действия героев романа полностью вымышлены, совпадения случайны.

СТЮАРДЕССА объявила по громкой связи, что командир корабля готовится приступить к снижению. Русский Ил-62 всё ещё летел на высоте десять тысяч. За окном иллюминатора, где-то далеко внизу, да самого горизонта простиралось бесконечное пространство причудливых серых облаков.

Дональд Трамп, молодой американский бизнесмен, выбрал рейс «Аэрофлота» Нью-Йорк – Москва, чтобы заранее ощутить атмосферу Советского Союза. Он всегда выбирал местную авиакомпанию, когда летел в новую страну впервые. Самолёт вылетел из Штатов в полдень и летел навстречу вращению Земли. Уже над Гренландией небо за иллюминатором стало чернеть, в салоне приглушили свет. Но большинство пассажиров и не думали спать. Только его жена Ивана в самом начале полёта накрылась с головой пледом и не реагировала ни на что – даже когда стюардесса носила еду и выпивку. Они оказались единственными, кто вёл себя в самолёте спокойно.

Этим же рейсом возвращались домой артисты и оркестр знаменитого на весь мир советского ансамбля «Берёзка». Несколько дней назад Дональд с Иваной побывали на их концерте в Карнеги-холле, что на углу 7-й авеню и 57-й улицы в Манхэттене. Он часто посещал шоу с большим количеством обнажённых тел, но на концерте «Берёзки» был сверх обычного потрясён целомудренными русскими девушками в платочках и кокошниках. Его сильно озадачило, что скрывается под длинными – в пол – платьями у этих одинаковых красоток? Вернее, что за механизм у них под юбками, который позволял девицам плыть по сцене, словно на эскалаторе. Его восхищение от выступления русской «Берёзки» лишь усилилось, когда при выходе с концерта он увидел висящее в холле на стене напоминание, что знаменитый концертный зал был открыт в прошлом веке выступлением Нью-Йоркского симфонического оркестра, которым дирижировал русский гений Пётр Чайковский.

Увы, прекрасное впечатление от концерта улетучилось здесь, в русском самолёте. Причиной стали те самые девушки, что выглядели на сцене Карнеги-холла сущими ангелами. При посадке в самолёт он с грустью увидел, что все они напялили на себя одинаковые джинсы. Ему показалось даже, что девицы заметно раздались в бёдрах, как будто надели на себя не одни, а две пары этих жёстких штанов для пастухов. Все сто человек зашли в салон с огромными узлами, коробками японских двухкатушечных магнитофонов Sony и Sharp, плоскими, но тоже объёмными коробками видеомагнитофонов. Они долго и шумно утрамбовывали свой багаж по полкам для ручной клади, что-то засовывали под кресла. При этом громко, на весь самолёт, кричали.

Стюардессы стояли в носу и хвосте салона, никак не реагируя на происходящее. И правильно. Трамп сам часто общался с большими группами людей и знал, что кажущийся поначалу хаос всё равно закончится. Так и случилось. Коробки были спрятаны, узлы рассосались, словно самолёт был резиновый. А Дональд отметил про себя, что русские везут то, чего у них дома, скорее всего, нет. В первую очередь джинсы и японскую электронику, от чего сходили с ума не только русские, но и весь мир. Заняв свои места и пристегнув ремни, все они принялись жевать резинку и выглядели абсолютно счастливыми людьми.

Когда самолёт набрал высоту и включилось табло, разрешающее курить, начался сущий кошмар. Почти все русские тут же засунули в рот сигареты и принялись дымить. Трамп уловил знакомый сладковатый запах вирджинского табака, хотя сам не курил никогда. Но дым коромыслом оказался лишь частью декораций десятичасового представления.

Началось массовое перемещение людей из одного конца салона самолёта в другой. Между ними кое-как успевали проскочить бортпроводницы. Их вызывали со всех концов самолёта и просили принести стакан воды. Послышался звон стекла. Народ гремел стаканами, не замечая стюардесс и остальных пассажиров. Таких, как Трамп с женой, в самолёте было несколько десятков. Возбуждённые артисты и музыканты не обращали на них внимания. В проходе образовалось несколько «пчелиных роёв», окутанных облаками сигаретного дыма. Изящные «пчёлки» и большие «мохнатые шмели» облепили ручки кресел, нависали с соседних рядов к рядам «материнским», на которых сидели боссы ансамбля «Берёзка». Они разливали спиртное, передавали гудящим «шмелям и пчёлкам» нарезанную колбасу и хлеб. Кто-то достал гитару, ударил по струнам. Американец прикрыл глаза и склонил голову в сторону спящей жены Иваны.

***

Предложение Дональду съездить в Москву впервые озвучил в Нью-Йорке русский посол в ООН Юрий Дубинин. На званом обеде, который устроил сын основательницы косметической империи «Эсте Лаудер» Леонард, он подошёл к молодому сорокалетнему американцу и представился:

– Юрий Дубинин, посол Советского Союза при ООН. – Перед ним стоял среднего роста человек в тёмно-сером костюме и протягивал руку. Интеллигентное, с правильными чертами гладкое лицо. Волосы зачёсаны назад в стилистике Ричарда Никсона. Трамп энергично пожал его руку, было видно, что он польщён вниманием советского дипломата.

– Рад вас видеть, как дела? – ответил он дежурной американской фразой. Её произносят все американцы, когда ещё не о чем говорить. Обычно после этого гости вечеринки вежливо улыбались друг другу и расходились в разные стороны. Так происходило в большинстве случаев на светских мероприятиях. Но Дубинин и не думал отходить. Лишь слегка отвёл взгляд, как будто кого-то искал. Так и оказалось – призывно махнул рукой.

К ним подошла миловидная женщина:

– Знакомьтесь, моя дочь Наталья, тоже дипломат, работает в ООН, но скоро уедет домой. Работать отцу и дочери в одной организации у нас не принято.

Не сумел Трамп с близкого расстояния подробно разглядеть эту русскую, а она уже протягивала ему руку:

– Рада с вами познакомиться, господин Трамп. О вас много говорят среди дипломатов. Вы восходящая звезда американского бизнеса. Это правда – я о слухах – что вы собираетесь заняться политикой?

Дочь Дубинина брала его напором и лестью. Но было приятно.

– Что до слухов, пока не думал идти в политику, меня вполне устраивает бизнес. В Америке все хотят стать президентом, – он засмеялся и уже с интересом посмотрел сверху вниз на дочь посла.

– Вы станете лучшим президентом США, – не унималась Наталья, но её прервал отец.

– Зачем господину Трампу становиться президентом? Это тяжёлая и неблагодарная работа. Гораздо лучше строить огромные здания, которые простоят сотни лет. Я про Трамп-тауэр. На мой взгляд, это лучшее и самое изящное здание в Нью-Йорке, построенное за последние пятьдесят лет!

– Вы не первые, кто об этом говорит. – Грубая лесть американцу явно нравилась.

– Не думали построить нечто подобное в Москве или Ленинграде? – неожиданно спросила дочь посла.

– Ещё не думал, но это было бы грандиозно.

– В Москве есть пустырь рядом с Кремлём – Болотная площадь, – продолжала наступать Наталья. – Торопитесь, в Советском Союзе началась перестройка, открываются огромные возможности. Как говорят у нас – кто успел, тот и съел!

– Всё, Наташа! Хватит искушать господина Трампа, – посол Дубинин вновь протянул ему руку. – Даст бог, увидимся. Открою вам на прощание маленький секрет, только обещайте никому не говорить, – Дубинин прищурился и улыбнулся почти гагаринской улыбкой, известной всему миру.

– Обещаю, – выдавил из себя американец и насторожился.

– Совсем скоро я получу назначение Чрезвычайным и Полномочным Послом Советского Союза в Соединённых Штатах. Буду рад нашему знакомству в новом качестве.

Он легко и естественно кивнул, приподнял локоть правой руки. Дочь Наталья подхватила его руку, автоматически, чисто по-женски, поправила причёску, и они отошли от юного Трампа, затерявшись среди гостей. Тот щёлкнул пальцем, подозвав к себе официанта, и взял с подноса высокий стакан кока-колы, которую обожал употреблять в любых количествах и в любое время. Он уже мысленно представлял Красную площадь и огромное, до небес, здание. Башня была не чёрная, как в Нью-Йорке. Она переливалось рубиновыми и белыми цветами, разделёнными прожилками стальных конструкций. Трамп представил свои апартаменты на последнем этаже в сердце русской столицы и едва не побежал искать Дубинина с его дочерью. Захотелось немедленно получить рекомендательные письма московскому мэру, а может, и самому Горбачёву. Но отца с дочерью и след простыл.

Они в это время уже сели в автомобиль советской миссии при ООН.

– Ты, Натусик, молодец! – Юрий Владимирович Дубинин повернулся к дочери. – Настоящая русская красавица!

– И умница! – добавила дочь, и они разом рассмеялись. – Папа, чего тебе этот Трамп? Здесь таких много.

– Сам не знаю. Неделю назад доложил в Москву, что буду на званом обеде у Лео Лаудера. Приложил список гостей. Через два дня пришло письмо от Виктора Михайловича Чебрикова. Настоятельно просил познакомиться накоротке с этим Трампом.

– Ого, заинтересовался сам председатель КГБ! – Она задумчиво покачала головой.

– Сама понимаешь, такие просьбы не обсуждаются. А ты молодец! – Он похлопал её ладонью по руке.

– Хорош отец – использовал родную дочь втёмную, – с улыбкой ответила она.

– Нас тут всех используют втёмную, – пробурчал посол и отвернулся к окну.

Продолжение романа Андрея Угланова «Пробуждение троянского мустанга»

Экономика

Украина намерена полностью перейти на собственный газ

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью