Аргументы Недели Общество № 3(747) 27 января – 2 февраля 2021 г. 13+

Как правительство проводит «модернизацию» Российского фонда фундаментальных исследований

, 19:08

Как правительство проводит «модернизацию» Российского фонда фундаментальных исследований
Фото: соцсети

2020 год стал тяжёлым испытанием для нашей страны и всего мира. Российским учёным, например, он запомнился не только напряжённой исследовательской и практической работой по борьбе с коронавирусной угрозой. В полное замешательство научное сообщество привели два взаимоисключающих решения, озвученных под занавес мятежного года руководством страны. Вначале председатель правительства Михаил Мишустин росчерком пера присоединил Российский фонд фундаментальных исследований к Российскому научному фонду. А затем президент России Владимир Путин объявил наступающий год Годом науки и технологий.

И ВОТ уже в институты и научные центры полетели письма из Минобрнауки с просьбой подкинуть идеи – чем наполнить год по указу президента. Между тем само министерство в авральном режиме занялось слиянием научных фондов. Робкие попытки учёных возразить, что это гарантированно разрушит грантовую систему страны, призвать к обсуждению столь катастрофического решения были пресечены на корню: министерство должно исполнять распоряжения премьера, а не дискуссии разводить. Однако мы живём в демократическом государстве, здесь граждане могут напрямую обратиться к власти. И действительно, на запросы о ситуации с РФФИ-РНФ появился стандартизированный ответ заместителя директора департамента государственной научной и научно-технической политики Харитоновой Н.Ю. Один на всех. При поверхностном чтении документа возникает восторженное недоумение – как это раньше страна не додумалась «слить» указанные фонды, если, оказывается, дальше всё будет так хорошо? Ключевыми принципами объединения называются использование «лучшего опыта работы обоих фондов» и «преемственность основных видов деятельности РФФИ».

К сожалению, более внимательное прочтение открывает печальную истину: за трескучими фразами Натальи Юрьевны не скрывается ничего. Это лишь простая отписка от назойливых просителей с улицы. Доказательством такого утверждения служит другой документ – Распоряжение правительства РФ №3710‑р. от 31 декабря 2020 г. с его приложениями и дорожными картами. Документ обстоятельный, а по количеству грамматических и синтаксических ошибок, а также ошибок управления даже по-своему выдающийся. Но досадные языковые недочёты можно списать на то, что составлялся он буквально под новогодний звон бокалов. Важнее ведь не форма, а содержание. И вот оно-то показывает, что правительство пока даже понятия не имеет, как выполнять указание своего руководителя. В документе уничтожение РФФИ – единственной в стране государственной организации по поддержке науки – игриво названо «модернизацией». Под этим понятием подразумеваются полное прекращение объявления новых конкурсов и последующая «инвентаризация» обязательств РФФИ перед российскими грантополучателями и международными партнёрами, а также вопросы замещения участия фонда в национальном проекте «Наука и университеты». Значит, в то время когда госпожа Харитонова успешно обеспечила преемственность деятельности РФФИ, другие чиновники ещё только собираются разобраться в вопросе: что делать, кому и как, когда завершат свою модернизацию.

Дальше мы подходим к главному. После того как в правительстве осознают и запротоколируют, что страна не должна потерять после прекращения деятельности РФФИ, планируется заседание Попечительского совета РНФ, где будут обсуждаться вопросы «определения новых приоритетных направлений (грантовых программ) деятельности Российского научного фонда». Как, спросите вы, что это ещё за Попечительский совет? Правительство даёт распоряжение – фонд обязан его выполнять. А вот и нет. Правительство действительно определяет размер и состав имущественного взноса в РНФ, но и только. В соответствии с Федеральным законом №291 ФЗ от 2 ноября 2013 г. государство не отвечает по обязательствам РНФ, а фонд не отвечает по обязательствам государства, если только добровольно не принял их на себя. Дело в том, что РНФ у нас не государственный. Его правовая форма – фонд с правом ведения собственной предпринимательской деятельности. Поэтому его Попечительский совет может согласиться брать на себя какие-то обязательства, а может и отказать. И никто ему не указ.

Отсюда никакого слияния двух организаций и автоматического замещения грантовых программ РФФИ на грантовые программы РНФ быть не может. Это не в компетенции правительства. Уничтожить РФФИ – повторимся, единственный в стране государственный фонд поддержки науки – наши чиновники могут легко, а чем-то обязать РНФ не вправе. Например, никто не заставит РНФ взять на работу хотя бы часть из более двухсот высококвалифицированных сотрудников РФФИ. Да это и не собираются делать, о чём руководство РНФ заявляет напрямую. А как же тогда, например, замещение самого популярного и массового в стране конкурса инициативных проектов – знаменитого конкурса «А»? Ежегодно по нему получают гранты около 18 тыс. творческих коллективов учёных России. Кто обеспечит его проведение, если РНФ совокупно в год поддерживает не более 5 тыс. проектов? И большинство – это крупные гранты научным центрам. Ответ прост – никто не обеспечит, потому что этот конкурс в нынешнем виде умрёт. Зачем размениваться на «мелочёвку» и раздувать штат в три и более раз? Прибавится к существующим в РНФ 500 инициативным проектам ещё 50 – вот вам и всё замещение. И не благодарите.

Зачем нужны договоры с 60 зарубежными организациями из 40 стран мира, контакты, которые РФФИ взращивал на протяжении почти трёх десятилетий своего трудного существования? В результате в настоящее время проводятся совместные конкурсы даже с теми странами, с кем на государственном уровне отношения сегодня, мягко говоря, напряжённые, – США, Великобритания и ещё ряд стран Европы. К чему здесь научную дипломатию разводить? Ведь понятно, что в международных соглашениях невозможно автоматическое замещение одного партнёра на другого. Значит, РНФ может смело обещать нынешние показатели международного сотрудничества РФФИ лет так через 30. Помните историю про ишака и падишаха?

Но мы углубляемся в детали. Они, безусловно, важны, однако заслоняют главный вопрос: а зачем вообще затеяна такая чудовищная оптимизация? Ни по одному из направлений деятельности РНФ сегодня не в силах похвалиться большей эффективностью, чем РФФИ. Об этом говорят ежегодные проверки РФФИ Счётной палатой и Минфином РФ, с такой оценкой согласятся буквально все отечественные специалисты в области фундаментальной науки. Почему же тогда так благоволят власти негосударственному фонду, но при этом легко готовы «модернизировать» государственный вплоть до полного уничтожения? Нынешний министр науки и высшего образования Валерий Фальков, только заступив на должность, уверял, что никакой угрозы существованию РФФИ нет. И вдруг в конце года заговорил совершенно с другого голоса: «Мы провели масштабное обсуждение этого вопроса… объединение фондов не направлено на сокращение финансирования или грантовой линейки. РФФИ поддерживает большое количество программ из регионов. У нас есть договорённость, что РНФ эту работу приумножит. Мы рассчитываем, что те наработки, которые были сделаны в РФФИ, будут переданы в РНФ… в основе РНФ и РФФИ должна быть преемственность. Эффективность грантовой линейки от этого объединения – повысится». С кем так масштабно обсуждал министр тему объединения? Может, просто проникся идеями своей сотрудницы Харитоновой Н.Ю. и теперь бездумно повторяет пустые фразы, за которыми ничего не стоит? Что у него должно повыситься и приумножиться, если до сих пор даже не проведена «инвентаризация компетенций» РФФИ? Поставили запрет на объявление новых конкурсов, но выясняется, что на подходе ежегодные проекты – то Рамочной программы БРИКС, то Российского исторического общества или Образовательного фонда «Талант и успех». И приходится в порядке исключения разрешать РФФИ ещё немного поработать. Да и с академическим сообществом министр точно не обсуждал эту тему, поскольку сразу после обнародования геростратовых планов Президиум РАН резко осудил перспективу слияния двух фондов. Уж академики-то знают, что можно даже увеличить размеры финансирования, но грантовую линейку РФФИ сохранить точно не удастся. Однако и здесь глубокой озабоченностью всё, похоже, ограничится. Академики в массе как-то вдруг поутихли и теперь строчат в РНФ заявки на поддержку собственных институтов. В кулуарах они, конечно, «ужасно возмущены», даже сравнивают нынешние события с приснопамятным разгромом самой РАН, но на официальном уровне тишина. Злые языки, конечно, могут перефразировать классическую фразу, мол, «не соглашаться с властью – это всё равно что против ветра плевать». И намекнут, видимо, на то, что помощник президента РФ, заместитель председателя Совета и председатель президиума Совета по науке Андрей Фурсенко одной рукой «окормляет» всю отечественную науку, а другой направляет корабль РНФ в успешное плавание. Ведь именно он бессменно возглавляет тот самый Попечительский совет, который будет решать, какие обязательства РФФИ принимать, а от чего отказаться. Возможно, здесь и таится причина того, что РНФ сегодня так фартит? Ничего личного – просто большая научная политика. А вот директор РНФ Александр Хлунов, напротив, в этом вопросе изрядно прагматичен. В своих письмах в Минобрнауки он бьётся лишь за бюджеты РФФИ, отмахиваясь от непрофильных обязательств. А ещё его сильно волнует скорейшее прекращение РФФИ своей конкурсной деятельности. Ведь это так удобно – возглавлять единственную организацию в стране, оказывающую грантовую поддержку фундаментальным исследованиям. Ни тебе конкуренции, ни сравнения эффективности твоей работы – распределяй бюджеты в одиночку, на радость себе и научному сообществу. И счастливая надежда, что уж последний-то научный фонд страны авось не закроют.

Вот что происходит сегодня вокруг научных фондов в России, символично объявившей нынешний год Годом науки и технологий. Не так давно мы дооптимизировали медицину до того, что даже президент вынужден был признать – перестарались. Однако открывать медицинские центры, возвращать врачей на рабочие места трудно, но можно. Здесь же материя более тонкая. Грантовая система поддержки науки формируется десятилетиями, устанавливаются связи, в том числе международные, одно фундаментальное исследование дополняет и расширяет другое, затем в дело вступает прикладная наука. Это творческий процесс, где мирно уживается множество фондов и организаций. Так что же мы творим и кто в силах навести здесь государственный порядок? К сожалению, данный вопрос, адресованный самым разным ветвям власти, упрямо перетекает в Минобрнауки, где сидит крайне оптимистичный замдиректора департамента и под копирку рассылает красивые обещания, которые никто не собирается исполнять. Выходит, заставить чиновников от науки войти в разум может только президент России. Уважаемый Владимир Владимирович, просим Вас всё же разобраться в ситуации и самому определить научную политику страны.

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью