Аргументы Недели Общество № 51 от 29 декабря 2020 г. – 12 января 2021 г 13+

Униженные, оскорблённые, довольные

Размышления у парадного подъезда Президиума РАН

, 18:14 , Обозреватель отдела Наука

Униженные, оскорблённые, довольные
Фото АГН «Москва» / А. Никеричев

Уходящий 2020 год не стал для российской фундаментальной науки ни революционным, ни прорывным. Ещё один год медленного угасания. Был небольшой всплеск в связи с разработкой вакцины от чёртового ковида, да и тот не был использован по полной программе. «Болото, – как ответил один большой чиновник, когда его попросили охарактеризовать Академию наук, когда-то великую, как и страна. – Счастливое болото…»

Начало всех начал

Год начался, казалось бы, отлично. Президент Владимир Путин отправил на другие должности (говорить про отставку язык не поворачивается!) большую часть правительства. Ушёл и ненавистный многим учёным министр науки Михаил Котюков. На его место из Тюмени прикомандировали неизвестного юриста Валерия Фалькова.

В феврале вновь назначенный приехал знакомиться с «подведами»-академиками. «Подведы» – это на птичьем языке чиновников означает подведомственное учреждение. Вот так просто наследники Курчатова, Ландау, Капицы и других гениев, благодаря которым мы ещё существуем, стали «подведами» серых мышек из Миннауки. Собственно, на том февральском Президиуме РАН и произошло ритуальное знакомство.

Очень показательна была позиция «первого среди равных» – президента РАН Александра Сергеева. «Сергеев жёстко пресёк возможные попытки задать вопросы выступающему. Президент РАН вообще всячески демонстрировал дружелюбие в отношении нового министра», – писали тогда «АН».

Фальков же сразу обозначил границы, мол, государство платит вам деньги, я – представитель кесаря и буду ставить задачи и определять правила игры. Этот постулат: «Кто девушку ужинает, тот её и танцует» при всей своей абсурдности в отношении фундаментальной науки настолько въелся в кровь, что практически не подвергается сомнению.

Почему абсурдности? Да потому что фундаментальная наука, должная познавать мир, – это творчество. Творчество, а не ремесло. «Наше всё» Александр Сергеевич получал своё жалованье из казны. И как-то сложно представить себе представителя царя-батюшки, который говорит Пушкину: «Ты, сукин сын Пушкин, десять золотых червонцев получил? Получил – вот подпись. Значит, напишешь нового Онегина, в котором дядю спасает российская медицина!» Такое и в менее давней истории было. И где теперь картины Налбандяна вроде «В. Ленин и Н. Крупская на Случевской горе»? А то, что было сделано вне «линии партии», осталось и останется.

Сегодня какие-то временщики гордо кричат: «Государство, мать наша, это я!» Время-пена сдувает их из истории, но приходят новые и орут то же самое. Иногда очень хочется спросить у этих наполеончиков: «Вы всерьёз думаете, что вы, чиновник-имярек, а не академик Владимир Захаров, который всё знает о волнах-убийцах, останетесь в веках? Да через год после отставки о вас никто и не вспомнит, а на Владимира Евгеньевича будут молиться капитаны всех кораблей!»

Что, например, подумают потомки, когда прочитают, что студент-заочник Михаил Котюков командовал всей наукой и всем высшим образованием в поднимающейся с колен России? Или заведующий мебельным магазином Анатолий Сердюков в ранге министра обороны сидя принимал Парад на Красной площади в День Победы? Что скажут их врачи-психиатры о нашей эпохе?! Однако этот абсурд процветает. Значит, это кому-то нужно…

Надо отдать должное министру Валерию Фалькову. В течение года его интонация менялась. Все весну и лето «АН» писали о каком-то запредельном цинизме в отношении научного флота России (см. цикл «Научная Цусима»). На ремонт научно-исследовательских судов деньги просто-напросто не выделялись: то ли действительно не было, то ли профукали, ответа нет до сих пор. Министр занимался этим вопросом в ежедневном режиме. И даже пошёл на отмену экспедиции в Антарктиду, санкционированную царём-батюшкой, вместо этого отправив суда на ремонт. Учитывая наши реалии – запредельно смелое решение. Но Фальков не в силах изменить саму систему власти церберов над творцами.

Подайте грошик на пропитание

Весь минувший год, впрочем, как и последние тридцать капиталистических лет, прошёл в клянченье денег. Ещё один акт нашего спектакля «Абсурд как норма жизни». Российская фундаментальная наука финансируется в размере 0, 15-0, 17% от ВВП. При поставленной задаче ворваться на белом ишаке в пятёрку ведущих научных стран мира, которые финансируют свою «фундаменталку» в районе 0, 4-0, 5%, причём совсем другого по размерам ВВП, реальность напоминает сны-поллюции прыщавого подростка, который только в них чувствует себя суперменом.

– Если финансирование меньше 1, 5% ВВП, то страна обречена на деградацию науки, – открыто говорит академик Михаил Угрюмов.

– Давайте просто возьмём все обещания (высшей власти. – Прим. ред.) об увеличении доли процента ВВП и опубликуем их. Ничего личного. Это исторические факты, которые сейчас замалчиваются, – предложил академик Владимир Захаров на последнем общем собрании РАН в этом году.

– Не надо думать, что никто ничего не знает. Все знают, что финансирование фундаментальных исследований недостаточное. Об этом знает вся страна, – ответствовал президент РАН Александр Сергеев.

То есть «вся страна», а значит и Владимир Путин, знает, что на науку «денег нет, но вы держитесь»! Но оба участника игры: власть и официальные представители науки усиленно делают вид, что шизофрении нет и в помине, что всё идёт по плану, ситуация под контролем и вот-вот белый ишак иноходью привезёт нас в светлое научное будущее. Кафка просто рыдает от зависти.

В странах, которые планируют своё будущее не на избирательный срок конкретной личности, а на минимальную 50-летнюю перспективу, подход принципиально иной.

– Вот у меня настольная книга «Стратегия социально-экономического развития Китая. Прогнозы и пути модернизации». Издана в 1996 году. До 2050 года – горизонт планирования полвека! Поэтапно расписаны практически все показатели, которых требуется добиться. Ошибаются, правда, сильно. Но только в сторону постоянного перевыполнения прогнозов. Смотрим таблицу роста и объёмов ВВП. На 2010-й рост должен быть 8–9%, объём – 20 триллионов юаней. В реальности было под 40 триллионов. 2011–2030 годы. Объём ВВП – 60 триллионов, рост – 6, 5%. На дворе был только 2019 год, а ВВП уже 90, – рассказывает китаист Андрей Островский.

В Поднебесной даже строят целые города для учёных. Построят и законсервируют. По их расчётам, число работающих на Китай исследователей к 2030–2035 годам вырастет на 10-15%. Надо же им где-то исследовать и жить.

В великой сверхдержаве, то бишь у нас в России, научные городки пора сносить. Мозги не просто текут, они тикают со всех ног. По данным ООН, с начала 90‑х страну покинуло навсегда более миллиона получивших высшее образование и имеющих учёную степень людей.

Но говорить о неприятностях в Президиуме РАН как-то не принято.

Как только речь заходила о социально-экономической ситуации, а в этом году превышение смертности над рождаемостью составит более 500 тыс. душ (!), как только смельчаками ставились исконные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?», бедный Александр Михайлович Сергеев вздрагивал как от зубной боли: «Что же вы говорите такое, черти?!» И почему-то сразу представлялась картинка, как академик, прекрасный физик, президент всех российских учёных стоит на ковре у какого-то молодого чиновного хлыща и оправдывается: «заслуженные люди… не имею права не пускать… молчать приказать тоже не имею права, демократия у нас… куда засунуть?»

Любой вопрос, который касается действий правительства и – о ужас! – самого президента, в когда-то свободной Академии наук сегодня воспринимается как «политический аспект» и попытка «спровоцировать политическое противостояние» между академией и властью! И кто это говорит? Сам президент РАН, пожизненный академик Александр Сергеев!

«Бывали хуже времена, но не было подлей»…

Тридцатилетняя проблема с финансированием фундаментальной науки, которая заставляет академический генералитет униженно просить денег у всех, у кого только можно, стала настолько обыденной, что воспринимается как банальщина. «Что нужно от меня науке? Денег? Да, Ваше Высокоблагородь!» Власть наверняка сознательно поставила академиков в такую позицию: просящий всегда неправ. Но мотивы этих просящих, убей, не понимаю!

Ситуация, когда всемирно известный физик или химик прыгает, как щенок, за куском сыра, чтобы на этот кусочек продолжить работу своей лаборатории, сделать что-то выдающееся, напечататься по приказу чиновника в западном журнале, несмотря на вынужденную импотенцию, немного поднять свой индекс Хирша, получить благодарность по телефону от кураторши из Миннауки, которая младше его дочери, и счастливым вернуться домой, – этот бред стал нормальностью. При словах «хирш», «первый квартиль», «публикационная активность» у нынешних собак Павлова – некоторых российских учёных – выделяется желудочный сок под названием «да здравствует власть!».

Унижение стало обыденностью, второсортность – привычкой, постоянная дрессировка – необходимостью. Собственно, уничтожение желания думать самостоятельно у образованных людей и было одной из задач ликвидации РАН в 2013 году. Не получилось с налёта, тем же хуже для вас, ботаники, будем резать вас медленно. А на заклание поведут ваши же бараны-предатели. И вот ведут, и вот режут…

– В мире всегда уважают того, кого побаиваются. Не в смысле боятся, а когда человек имеет твёрдую позицию. Если Академия наук не будет этого делать, если она будет постоянно клянчить, а не требовать рублик, то это окончательная потеря уважения в обществе и во власти, – говорит крамолу академик Роберт Нигматулин.

И добавляет уж вовсе несусветно-неполиткорректное: «Мы, учёные, с властью, и с президентом в частности, должны говорить с позиции силы, интеллектуальной силы, потому что мы опираемся на мнение всего научного сообщества. Надо в первую очередь думать об отчизне. Если русский мужик не будет думать о ситуации в стране, то грош цена такому мужику. А мы деградируем. Стыдно нам будет через два-три года».

Нет, Роберт Искандерович, это вам будет стыдно. А большинству нет. Большинство прекрасно себя чувствует. Каждый месяц выплата: 100 тысяч академикам, 50 – членам-корреспондентам. Ещё лизнул – грантик получил. Про модный метан сказал – на тебе дополнительные судо-сутки. Мудрость вождя восславил – шагнул на директора института.

Откуда эти страх и подобострастие – непонятно. Пётр Капица даже в конце 1930-х смог заставить себя уважать. И не просто уважать, а выполнять – и кого? Сталина! – свои требования. Ну а нынешние как-то измельчали…

Один мудрый человек, давно живущий на свете, в ответ на вопрос «чего не хватает российской науке, чтобы войти в пятёрку ведущих научных держав мира? Денег?» ответил: «Ей не хватает людей с чувством собственного достоинства, которые живут по принципу «прежде думай о Родине, а только потом о себе». Денег в стране – завались, но никогда их не дадут тем, кто униженно клянчит, а не справедливо требует».

P.S. Академик Михаил Угрюмов:

– Мы все понимаем, что глобальные вызовы и в медицине, и в физике, и в оборонке могут решаться только мультидисциплинарно. Ликвидировав Академию наук, мы лишились возможности хотя бы участвовать в решении этих глобальных проблем.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости

Общество

Мишустин посетил МАИ. Премьеру показали новую учебную орбитальную пилотируемую станцию «Алмаз»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью