ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

«Косметологи» из соцсетей: как работает рынок эстетической медицины

, 16:11 [ «Аргументы Недели» ] Источник: Новая газета

«Косметологи» из соцсетей: как работает рынок эстетической медицины
Аргументы недели, Олеся Аверьянова

В наше время в социальных сетях можно увидеть миллионы страниц липовых клиник и врачей-самоучек. Не имеющие медицинского образования и лицензий случайные люди при этом обладают огромным количеством подписчиков. Пока люди верят соцсетям, сотни тысяч рублей, заплаченные за красоту, оборачиваются им уродством или даже смертью.

В 2018 году Росздравнадзор проверил клиники, имеющие лицензию на оказание услуг по пластической хирургии. Выяснилось, что почти 70% таких клиник работают с нарушениями. Всего ведомство проверило 1257 медорганизаций. В 820 из них выявили более 3200 нарушений.

Самыми частыми нарушениями оказались: отсутствие круглосуточного медицинского наблюдения пациентов, использование незарегистрированных и фальсифицированных лекарственных средств и медизделий, применение лекарственных средств с истекшим сроком годности, отсутствие необходимого медицинского оборудования, недостаточная профессиональная подготовка специалистов.

После масштабной проверки Росздравнадзора деятельность семи медицинских организаций была приостановлена в суде, еще 252 клиники закрылись сами.

«С одной стороны, наше государство все более жестко регулирует те клиники, которые работает «в белую», у кого есть лицензия. Но с другой стороны, у нас какой-то совершенно вопиющий беспредел творится в «серой» зоне», — рассказывает юрист Алена Барсова. — Люди делают что хотят, а их деятельность никто не контролирует. И даже пострадавшие пациенты не пишут заявления в органы, опасаясь то ли бюрократической волокиты, то ли осуждения, мол, сама пошла».

Два года назад в силу вступил новый порядок оказания медицинской помощи по профилю «Пластическая хирургия», после чего получить лицензию стало довольно сложно. По словам Алены Барсовой, предполагается, что клиника должна находиться в отдельно стоящем нежилом здании, а также иметь реанимацию и рентгеновский кабинет, оснащенный дорогим медицинским оборудованием, цену которого можно сравнить со стоимостью нескольких квартир в Москве. Из-за ужесточения требований все больше клиник начинают работать без лицензий, попадая в «серую» зону, где государственных проверок попросту нет.

Летом 2020 года в Санкт-Петербурге умерла 62-летняя женщина. За несколько дней до этого ей сделали косметологическую операцию в клинике «Анна», у которой не было лицензии на оказание подобных услуг. Через 12 часов после процедуры женщину выписали домой, где ей стало плохо, а затем госпитализировали в НМИЦ им. В.А. Алмазова, но там ей помочь уже не смогли. Операцию проводил возглавлявший клинику пластический хирург Гурам Папиашвили, имеющий профильное образование и 20-летний стаж работы. Известно, что до 2018 года у медучреждения была лицензия на проведение пластических операций в амбулаторных условиях. После изменения правил лицензирования компания не смогла получить разрешение на эстетическую хирургию, но продолжала проводить операции.

«Серый» рынок пластической хирургии и косметологии развивается, потому что правоохранительные органы плохо реагируют на все наши заявления, - говорит медицинский юрист Юлия Казанцева. - Когда нанесен тяжкий вред здоровью либо наступает смерть - вот тогда только начинают возбуждать дела».

Помимо «серого» рынка в области эстетической медицины эксперты выделяют и «черный» рынок. К этой сфере относятся люди, выдающих себя за врачей-косметологов или пластических хирургов, но на деле не имеющих соответствующего образования и квалификации.

«Особенно их деятельность процветает в «Инстаграме» или во «ВКонтакте», - отмечает Казанцева. - Они на страничках пишут, что якобы врачи. Люди смотрят на их работы - красивые картинки, обработанные в фотошопе, записываются к ним, не проверяя документов, а потом получают различные осложнения».

Летом 2019 года прямо на столе косметологического кабинета умерла 29-летняя Элина Бабичева. Причиной смерти стал анафилактический шок, вызванный введением токсической дозы лидокаина. Уголовное дело завели в отношении косметолога Юлии Качан, у которой, как оказалось, не было высшего медицинского образования и лицензии на осуществление медицинской деятельности. Помимо этого выяснилось, что Юлия Качан была ученицей широко известного в этой сфере Емельяна Брауде, которого называют «мясником из «Инстаграма».

Медицинского образования и врачебной практики у Брауде никогда не было. Однако в декабре 2017 года он начал организовывать мастер-классы для косметологов, где обучал своим «авторским» инъекционным методикам с провокационными названиями, например «Тугая писечка», «Губы дьявола», «Лисьи глазки» и другие. Судя по соцсетям Брауде, он проводит процедуры в полуподвальных помещениях, без перчаток, халата и других средств гигиены.

«Какое отношение медицинское образование имеет к порочной красоте, на которую сегодня повсеместный мировой тренд? Где их там учат моде, стилю, пропорциям? - отмечает Брауде. - И что такое сегодня государственный диплом, как не взятки плюс самообразование? У меня на первое денег не было, а учусь всю свою жизнь по сегодняшний день. Единственное, что мы знаем из медицины о лице человека, - это тот факт, что у каждого оно настолько индивидуально, что ни один врач не имеет в принципе представления о том, что у него под иглой».

В его Инстаграме более 130 тысяч подписчиков. По словам самого Брауде, его работы пользуются таким успехом, потому что «людям нравится любая альтернатива тупому унылому совку» и «живые люди с радостью бегут на любой фейерверк». Кроме этого, за несколько лет Брауде обучил около 15 тысяч студентов, 70% из которых сейчас работают практикующими косметологами. 10 тысяч студентов вступили в его закрытую группу в соцсетях, членство в которой нужно продлять за деньги (подписка стоит 2,5 тысячи рублей в месяц). Мастер-классы Брауде стоят очень дорого. Часовой семинар в маленькой группе (до 15 человек) обходится в $1000 с одного клиента. Дневной семинар в больших группах (до 30 человек) стоит $500.

Одной из подписчиц Брауде в Инстаграме является Раисат Алгасанова из Махачкалы. Чуть более года назад к ней обратилась Мадина Аушева, чтобы провести процедуру липосакции и липофилинга. Последствия операции Аушева лечит до сих пор. Через несколько дней Мадину экстренно госпитализировали в больницу. Причина - обширная флегмона (острое гнойное воспаление подкожной ткани, вызванное занесением инфекции) передней брюшной стенки, поясничной области и ягодичных областей. В отличие от абсцесса, флегмона не имеет четких границ и может увеличиваться до больших размеров и приводить к некрозу воспаленных тканей.

«Внутри все так болело, будто мне кипяток туда заливали. Пока эта «врач» уверяла меня, что все нормально, я заживо гнила изнутри. Позже в больнице сказали, что у меня уже начался некроз тканей», - вспоминает Мадина.

Аушева заплатила Алгасановой 135 тысяч рублей. Избавиться от последствий операции стоит гораздо дороже. По ее словам, «исправить только ягодицы стоит 280 тысяч рублей».

Если на незаконную деятельность в медицинских клиниках должен реагировать Росздравнадзор, то с регулированием страниц лжеврачей в соцсетях все обстоит сложнее. Полномочиями заблокировать их обладает Роскомнадзор, однако только после проверки прокуратуры.

Администратор проекта «Правда о косметологах», общественница Стэлла Арагонская рассказала, что обращалась в Федеральную антимонопольную службу с просьбой провести проверку страниц лжеврачей в «Инстаграме» на нарушения законодательства о рекламе. В ведомстве ей ответили, что личные страницы косметологов не являются рекламой.

НХ

В мире

Политолог Погребинский: ДНР и ЛНР могут войти в состав России, если новые власти США будут давить на Москву по Донбассу

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью