ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Минобрнауки на проблемные вопросы ответов не дает

№ 41(735) 21 октября 2020 [ «Аргументы Недели », , Обозреватель отдела Наука ]

Минобрнауки на проблемные вопросы ответов не дает
Фото Andreyev Vladimir /URA.RU/ ТАСС

Январская отставка правительства, казавшегося непотопляемым, пожалуй, главное событие не только этого года, но и последней пятилетки. Во всяком случае, в управлении наукой. Как фундаментальной, так и прикладной. Вместо, мягко говоря, некомпетентного студента-заочника Михаила Котюкова пришёл получивший прекрасное образование экс-ректор Тюменского госуниверситета, кандидат юридических наук Валерий Фальков. И как писал Грибоедов: «Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали!»

Как важны первые шаги

Кремлёвские злоязычники рассказывают, что якобы Фальков сам не знал, зачем его вдруг вызвали в Москву, да ещё просили заглянуть в администрацию президента. Оттуда Фальков вышел уже министром и с подписанным указом президента о своём назначении в кармане. Быль это или сказка, может под присягой ответить только сам Фальков. К сожалению, он крайне редко даёт откровенные интервью, а точнее, откровенные не даёт вообще. Во всех его встречах с журналистами, студентами, академиками есть одна общая черта: Валерий Николаевич тонко чувствует аудиторию и говорит только то, что она, аудитория, хочет услышать.

На хорошем корабле всегда есть так называемый успокоитель качки. Принцип прост: корабль из-за ветра или волны кренится, скажем, на правый борт. Тогда в трюме, где стоят две ёмкости по обоим бортам, из правой вода уходит в левую. И наоборот. Судно выравнивается. Дар унять качку, которая неизбежно рванула бы осенью, – это серьёзный дар. И это, пожалуй, одно из немногих решений, которые Фальков не просто решил выполнить, а реально выполнил.

Самым неприятным противником для нового министра была Российская академия наук. Надо отдать ему должное, он практически сразу после назначения пришёл на Президиум РАН. Зал был полон, что в последние годы бывает редко. Клуб по интересам, в который некогда великую академию превратила власть, как и колхоз, – дело добровольное.

– РАН – это сосредоточение интеллектуального капитала, нет ни одной другой площадки в России, объединяющей людей, имеющих такой богатый опыт в сфере науки и образования. Игнорировать это нельзя, не принимать этого, мягко говоря, неправильно.

Партнёрство Минобрнауки и РАН – это наше с вами колоссальное преимущество. В основе любого партнёрства лежит способность к компромиссу. У министерства есть своё видение и свои законные интересы, и Российская академия наук – это самостоятельный игрок. Но важно понимать, что учёт интересов друг друга – это не самоцель, важно достичь целей, которые нам поставлены обществом и государством, – сразу обозначил красные флажки Фальков.

Президент РАН Александр Сергеев всячески помогал новому министру, усмиряя оппонентов. Вообще-то это был революционный Президиум. Пожалуй, впервые научный министр досидел до перерыва, а не смылся после своей банальной речи (см. «Науку сделать пылью», «АН» №6, 19–25 февраля 2020 г.). Было видно, что отношения руководства министерства и академии теплее, чем батарея центрального отопления.

Провальная политика малых дел

Сотни овец из генофонда России на днях уйдут из научного оборота на мясо. И это не по приказу министра Фалькова, это по его молчаливому согласию. С согласия министра науки дельцы уничтожат часть генофонда страны! Выведение породы длилось почти полвека, но уйдёт на мясо за пару месяцев. И это будет при нынешнем министре науки и высшего образования Валерии Фалькове.

Вкратце суть дела такова. Полвека назад профессор Алексей Ульянов вывел новые породы овец: кубанского линкольна и южную мясную. По многим показателям они превосходили зарубежных собратьев (см. «Овцы России», «АН» №11, 25–31 марта 2020 г.). Затем у Северо-Кавказского НИИ животноводства (СКНИИЖ) в пригороде Краснодара «правительственная комиссия (или группировка?) во главе с бывшим вице-премьером Игорем Шуваловым с какого-то перепуга решила изъять тысячу гектаров прекрасной земли, вывести её из сельхозоборота «в целях размещения объектов, предназначенных для производства строительных материалов». Каков полёт мысли! Завод ЖБИ на кубанских чернозёмах! В марте 2017 г. статус вновь поменяли, теперь уже на строительство под ИЖС. В промежутке добили Академию наук, которой принадлежал СКНИИЖ, заодно переименовав его в Краснодарский научный центр по зоотехнии и ветеринарии, создали ФАНО, затем – Министерство науки. Все заняты, все при деле».

Затем с подачи непотопляемого (потому что оно не тонет?) начальника сельхоздепартамента МОН Вугара Багирова отняли ещё немножко земли. Кормить генофондное стадо овец истинно русской селекции стало просто нечем. Материал «АН» лёг на стол министру Фалькову. В конце его стояла приписка от редакции:

«Министру высшего образования и науки Валерию Фалькову. Уважаемый Валерий Николаевич! Мы понимаем, что Вы только приняли высокий пост, что забот и хлопот много. Поэтому предлагаем Вам: а давайте примем современную «теорию малых дел»? Мы будем писать о частной проблеме, которую создали Ваши подчинённые, а Вы по мере возможности разбираться и решать. Для начала, например, спасём эти две породы овец: линкольнов кубанских и южных мясных. Ведь зачтётся же нам там, наверху, ей-богу, зачтётся!» Говорят, он с энтузиазмом воспринял нашу «теорию малых дел». Но овцы в результате пойдут на мясо.

Один молодой человек, служащий в этом министерстве в среднем звене, так объяснил необходимость служебной машины: «Вдруг я на своей попаду в аварию, буду ждать ГИБДД и опоздаю на важное совещание?!» При этом молодой директор департамента ничего не знал ни о генофонде овец, ни о причинах массовой гибели пчёл в прошлом году, ни о российских разведочных районах подводных ископаемых…

Ни о чём, что бы имело отношение к науке. Зато он твёрдо знал, что его, умницу, должны доставить на важное совещание по Арктике, в которой никто из совещающихся никогда не был! Поздравляю! Мы наконец-то доженились до мышей… Аминь!

Мудрый академик Михаил Флинт рассказал исторический анекдот. В некое министерство пришёл всемирно известный академик с такой проблемой. Его американским коллегам с оборудованием (а дело было в скупые 90-е) запретили присоединяться к их экспедиции, хотя все документы были в порядке. Замминистра расшаркивался как только мог: «Всё сделаем! Недоразумение! Исправим!» А когда академик ушёл, смахнул все бумаги в корзину и приказал секретарю: «Этому яйцеголовому сказать, что я умер». А академик пришёл в свой институт и всех успокоил: «Имярек за нас». Никто никого, конечно, никуда не пустил. Зато пару месяцев академик никому не мешал заниматься чиновничьей фигнёй.

Самое ужасное, что чиновники порой абсолютно уверены, что делают нужное и важное для страны дело. Как всё было просто, когда во главе ФАНО, а затем и Министерства науки стоял Михаил Котюков со своей «молодою командой»! Это были «друзья» науки, чистые и незамутнённые. Команда Фалькова немного другая. В ней даже есть идеалисты, которые при отсутствии жизненного и профессионального опыта получили возможность принимать стратегические для страны решения. И если циников котюковского разлива можно было переубедить с помощью циничной аргументации, то идеалистов – только с помощью костра инквизиции. И то не факт.

Флот на взлёт

Вторым, как тогда казалось, малым делом оказался ремонт научного флота. Вроде ерунда: надо было, согласно графику и утверждённой смете, просто вовремя выделять деньги на ремонт. Пустяки, обычная финансовая дисциплина. Никто в редакции даже не предполагал, что борьба за этот ремонт станет для нас борьбой длиною, как минимум, в год. Цикл статей «Научная Цусима» набрал безумное количество просмотров в Сети. Министерство стояло на страже тайны «куда делись деньги на ремонт?» до последнего. Стоит и до сих пор.

Что в сухом остатке? Выделена всего треть суммы, которая была утверждена год назад. Это первое. Второе. Из-за этого ни одно научное судно (!) не было отремонтировано должным образом. Например, сейчас флагман флота НИС «Академик Мстислав Келдыш» уже несколько рейсов ходит на трёх машинах из четырёх. Надорвавшись, из-за разрыва сердца прямо в рейсе скончался второй механик. Фактически на ладан дышит научное судовое оборудование: кормовая П-рама и главная лебёдка. Последнюю только установили, но работать с ней, даже в мелкую зыбь, невозможно. Третье. Из-за этих странных действий министерства пока совершенно непонятно, что делать со второй антарктической экспедицией. Идти в неё можно только на «Келдыше», который просто не дойдёт или не вернётся в таком техническом состоянии. Или на втором НИС «Академик Вавилов», который из-за идиотизма прошлой министерской «команды» находится под арестом в странах Латинской Америки. Его просто арестуют вместе с командой, если он только сунется в любой порт даже по аварийному поводу. А экспедиция-то не простая, а по «личному распоряжению»…

В результате из-за непонятных министерских причин под угрозой оказались либо царские амбиции, либо безопасность людей. Сейчас, говорят, после покатушек по закрытым районам Русской Арктики «разных прочих шведов» и других представителей стран НАТО (см. «Кто пустил НАТО в русскую Арктику?», «АН» №39, 7–13 октября 2020 г.) «Келдыша» засунут на срочный ремонт, сняв деньги с другого судна, и отправят к пингвинам в Антарктику. Там его изрядно потреплют ветра и шторма, и если он целым к маю вернётся домой в Калининград, то ему вновь вставать под ремонт. Иначе в следующем году сорвутся четыре северные экспедиции. И весь этот бред объяснить никто не может!

Ответственное за весь научный флот и экспедиции лицо – Наталья Голубева – до сих пор сидит в своём кресле и, говорят, ничуть не сожалеет. И если это терпит министр Валерий Фальков, значит, бардак и враньё устраивают и его.

А ещё мы писали об уничтожении пчеловодства; о варварском покосе многолетней пшеницы; о покушениях Высшей школы экономики на вавиловскую коллекцию семян; о фактическом закрытии Федерального научного центра «Немчиновка», который ранее обеспечивал семенами всю среднюю полосу России; о неприкрытом грабеже сельхозземель некоей правительственной комиссией в компании с ДОМ.РФ; о безумном решении строить два новых научных судна по 14 млрд штука! И которые никогда не получат современного оборудования, потому что своё производство давно порезано, а импортное – под санкциями США. Значит, будут 28 млрд ржаветь у пирса, и их быстренько спишут и продадут Китаю.

Все эти статьи клались на стол министру Фалькову, его вновь назначенным замам. Ни одна проблема не была решена. Ни одного комментария не прозвучало. А овцы, которых выводили почти полвека? А овцы уйдут на мясо. Как и вся российская наука.

От редакции. Конечно, хотелось бы все эти вопросы задать лично Валерию Николаевичу. Но мы же реалисты: честные ответы будут стоить ему кресла, как генералу армии Родионову: «Я министр разваливающейся армии и умирающего флота». За ответы же не совсем честные стыдно будет и ему, и нам. И ещё. Один федеральный чиновник, выйдя в отставку в чине вице-премьера, сказал автору: «Не преувеличивай вес портфеля министра или даже зама премьера. Все мы обслуживаем политическую волю и стратегические направления совершенно других людей, имена которых вы и не слышали никогда». Интересно, в каком полушарии живут эти люди? Уж не в западном ли?

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью