Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Латвийские врачи будут решать, кого из пациентов спасать, а кого нет

, 14:28 [ «Аргументы Недели. Балтия», , Шеф-редактор балтийского бюро АН ]

Латвийские врачи будут решать, кого из пациентов спасать, а кого нет
Фото: соцсети

В ситуации с пандемией, при ограниченном доступе к аппаратам искусственной вентиляции легких, латвийские врачи будут решать, кого из пациентов спасать, а кого нет.

Как это будет происходить?

Латвийские врачи могут принять решение начать делить пациентов на группы: кого лечить в первую очередь, а кого, возможно, лечить уже поздно.

Все дело в том, что аппаратов искусственной вентиляции легких, увы, не хватает в стране.

«Два умирающих, один аппарат. Врач не может сказать – этот мне нравится, а этот мне не нравится. У него есть критерии: жизненные параметры такие, возможная продолжительность жизни такая, осложнения такие. Консилиум собирается и решает», - пояснила ситуацию представитель общества врачей Латвии Илзе Айзсилниеце.

Что за группы?

Синяя группа – у пациентов высокий прогноз смертности. Их не интубируют.

Желтая группа – пациенты со множественными заболеваниями, со стабильной степенью компенсации патологии. Интенсивная терапия им обеспечивается.

Зеленая группа – пациенты выживут и без искусственной вентиляции легких.

Кто придумал такую практику?

Разработчиков этой идеи консультировала латвийских профессор Сигне Межинска. Разумеется, примером послужила «иноземная практика»: например, в Нью-Йорке подобная практика действует уже 15 лет.

А как юристы трактуют подобную практику?

Комментарии эксперта по Конституционному праву Эдгара Пастарса:

«Все это выглядит рискованно, но не невозможно. Вопрос: с какой целью это происходит? Если цель – осознанно отключить пациента от аппарата, который поддерживает его жизнь, то такая возможность должна быть записана в законе. Во- вторых: страна должна доказать, что сделала все возможное, чтобы обеспечить необходимое оборудование. Этот вопрос может стать объектом спора в Европейском суде по правам человека».