Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Рыбы нет? Насколько эффективно Росрыболовство управляет вверенной отраслью

, 12:23 [ «Аргументы Недели» ]

Рыбы нет? Насколько эффективно Росрыболовство управляет вверенной отраслью
Фото: соцсети

Летом, в пандемию, многие москвичи пересиживали нерабочее время на дачах. Соблазн выйти с удочкой на ближайший водоем был велик. Но большинство ждало разочарование. Улов был заметно меньше, чем в прошлые годы. Причем изменения затронули все водные системы вокруг мегаполиса - от Оки на юге до Волги на севере, включая многочисленные водохранилища.

“Если в прошлом году я без щуки и пары окуней не возвращался домой, то в этом были дни когда вообще ничего не вылавливал”, - жалуется Андрей, менеджер по продажам в автосалоне.

Ученые разводят руками. Это закон о сообщающихся сосудах. Чем больше выловили, тем больше надо запускать в водоемы мальков для воспроизводства нового поколения рыбных ресурсов. Но с этим в отрасли происходит системный сбой. По словам сотрудника Главрыбвода, пожелавшего остаться неизвестным, зарыбление происходит с огромным отставанием как от плана федерального ведомства, так еще больше от реально необходимого числа мальков, рассчитанного ихтиологами. “Мы вместо миллионов выпускаем в реки лишь сотни тысяч”, - заявляет рыбовод. - “Да и качество оставляет желать лучшего, постоянно не хватает денег”.

Рыбы нет? Насколько эффективно Росрыболовство управляет вверенной отраслью

              Введение платной любительской рыбалки может вызвать социальный взрыв

Любительская рыбалка у нас бесплатная - по крайней мере, пока. Многие годы муссируется тема по введению платных лицензий по вылову. Как в Европе. Но для многих россиян выход на рыбалку замещает визит в магазин, и социальный взрыв от введения платной рыбалки последует непременно. Откуда тогда деньги у Росрыболовства на зарыбление водных ресурсов? От бизнеса, от продажи квот на промышленный лов. Там деньги крутятся сумасшедшие. Но как раз с квотами происходят странные вещи.

Конец прошлого года рыбную отрасль сотрясал один непрекращающийся скандал. Происходила отмена исторического принципа получения квот на ловлю краба в России с переходом на систему электронного аукциона. Дело, кажется, благое, но участники рынка говорили о том, что все изменения происходят в пользу новичка на рынке - "Русской рыбопромышленной компании" (РРПК), которую возглавляет Сергей Франк, а в учредителях компании значились структуры родственника губернатора Московской области Андрея Воробьева. Глеб Франк является зятем Геннадия Тимченко, сооснователя клуба дзюдо «Явара-Нева», который часто называют «президентским». Но благодаря занятиям дзюдо состоялось знакомство Путина не только с Тимченко, но и с Василием Шестаковым. С 2002 года Шестаков занимает должность президента Детско-юношеского спортивного клуба «Явара-М», а его сын Илья с 2014 года руководит Росрыболовством. 

Рыбы нет? Насколько эффективно Росрыболовство управляет вверенной отраслью

              После перераспределения квот на вылов краба может произойти монополизация всего рынка

Член общественного совета при Росрыболовстве и председатель совета директоров отраслевого холдинга Fishnews Эдуард Климов отмечает, что сегодня в стране складывается странная ситуация — Минсельхоз, Росрыболовство докладывают Владимиру Путину и Правительству об успехах отрасли, которая одна из немногих в стране даже в коронавирус выросла на 6%. А ключевые участники рынка пишут о том, что все идет не тем путем и без встряски и аукционов российское рыболовство сгниет с головы. И, действительно, недовольных среди рыбаков много. Предприятия рыбодобывающего комплекса Сахалинской области и отраслевая ассоциация выступают против монополизации. "Поступило обращение РРПК в Правительство Российской Федерации с предложением продолжить аукционы на инвестиционную тему. И изъять 100% квот на добычу краба, а также дополнительно до 50% других водных биологических ресурсов. Аргументы разные: в пользу развития рыбохозяйственного комплекса, развития регионов Дальнего Востока, строительства новых судов рыбопромыслового флота. Но рыбаки четко понимают, что под предлогом благих намерений пытаются произвести отъем ресурса в пользу конкретной компании", — отметил президент ассоциации рыбопромышленных предприятий региона Максим Козлов. 

Если вылов краба - это многомиллиардный бизнес, и борьба за квоты ведется на самых верхах, то еще более парадоксальная ситуация складывается с рыбным промыслом в Красноярском крае. В прошлом году даже дошло до столкновений местных жителей с Росгвардией. Все дело оказалось в запятой. Специалисты считают, что в документ Минсельхоза РФ закралась ошибка при внесении изменений в него в 2015 году. В результате подпункт, регулирующий рыболовство, в том числе на Енисее и прилегающих озерах, обрел новую редакцию. «Из-за отсутствия запятой запретили рыбалку на всей Ангаре, Енисее и Подкаменной Тунгуске. Три года люди продолжали там ловить рыбу, и их никто не трогал. С прошлого года Росгвардия стала наказывать людей. Рыбакам объявили о том, что их будут задерживать за нарушение закона, люди были возмущены», – прокомментировал вопрос председатель Комитета по природным ресурсам и экологии Заксобрания Красноярского края Александр Симановский. 

Рыбы нет? Насколько эффективно Росрыболовство управляет вверенной отраслью
               Ловля корюшки осталась единственным народным развлечением на Таймыре

На запрет жаловались жители северных районов края, для которых водные биоресурсы являются основой существования. Значительные штрафы предполагались не только за вылов ценных пород, но и за добычу сорной рыбы. Так, под запрет попала и корюшка, которая в этот период времени является для населения единственным видом водных биоресурсов, добывается с применением удочек и носит социальный характер. Корюшка остается единственным видом, разрешенным к лову на Енисее после того, как были обнулены квоты на муксуна, нельму и арктического омуля. Эти рыбы стали для местного населения “вне закона”. И недовольство в связи с запретами только нарастает.

Системную проблему в рыбном хозяйстве вскрыла произошедшая в мае этого года авария в Норильске, когда в местные речки вылилось дизельное топливо. На недавнем выездном совещании в Норильске депутатской комиссии Заксобрания Красноярского края глава Енисейского управления Росрыболовства Андрей Голонопулос заявил, что норильское озеро Пясино стало «мертвым» после разлива нефтепродуктов. А также то, что загрязнение дизельным топливом достигло Карского моря, что ставит под угрозу рыболовство на реке Пясина. Реакция коренных народов, которые ведут традиционный промысл на этой территории, не заставила себя ждать. «У меня в голове это не укладывается, не готовы мы были к этому. Я пребываю в шоке. Рыба – это основной источник питания для коренных малочисленных народов, даже для оленеводов, – поделился с журналистами председатель местной общественной организации Таймырского района «Ассоциация коренных малочисленных народов Таймыра Красноярского края» Григорий Дюкарев. Чуть позже Голонопулос дезавуировал свое сообщение: «Все погибло. Ничего нет. Но заявлений громких делать не буду, ждем цифры. Предварительных данных пока нет, все в работе». Вышло, что народ напугали не основываясь на каких-либо данных?

В июне Глава Росрыболовства Илья Шестаков на совещании у Президента РФ сообщил, что ведомство в ходе оценки влияния аварии на биоресурсы отобрало 84 пробы. Сотрудниками Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) был проведен отбор гидробионических проб на 15 станциях в устье реки Амбарная и озере Пясино. "Для полноценной оценки нанесенного ущерба мы приняли решение о проведении масштабной экспедиции, которая пройдет в июле", - сказал он. Президент попросил главу ведомства обобщить предложения и представить их. "По итогам экспедиции в августе представим окончательные расчеты и доклад", - сказал Шестаков. Публично данные экспедиции представлены пока не были, но сами специалисты ВНИРО в неформальной беседе отмечают, что проблем с рыбой во время экспедиции не испытывали. Сами ее вылавливали и ели с удовольствием и в большом количестве.

Рыбы нет? Насколько эффективно Росрыболовство управляет вверенной отраслью

                Учёные ВНИРО едят рыбу, которой нет

Почему тогда рыба, с одной стороны, есть, а с другой ее нет? Опять все дело в квотах. Коренные народы Таймыра имеют право вылавливать для личного потребления небольшой объем рыбы. При том, что этот объем в Красноярском крае неуклонно снижается, так как под запрет попал целый ряд ценных рыб. В соседнем Ямало-Ненецком автономном округе такие лимиты только увеличивают, и, в среднем, один коренной житель может выловить до 2 тонн рыбы. На Таймыре все по другому. Изначально, власти считают коренное население исконными браконьерами. Тот же руководитель Енисейского филиала Росрыболовства Андрей Голонопулос, сам рыбак из Таймыра, до назначения рассуждал: “Не знаю, как в других регионах дела обстоят, у нас на Таймыре, например, планируют каждому представителю коренных этносов дать квоту в тонну на год. И встаёт вопрос: а как проверить – отпущенную тонну он поймал или в разы больше?... Как ловили её ненцы, нганасане, долгане, энцы, эвенки, так и ловят. И никто про сетку, которая стоит у них в реке для пропитания, про двадцать рыбин, которые он домой везёт, слова не скажет”. Но помимо квот на пропитание есть квоты для промышленного лова. И тут все не чисто.

Многие коренные народы Таймыра жалуются на то, что на их исконных, исторических участках теперь рыбачат компании из Красноярска. Деловые ребята из краевого центра выигрывают конкурсы, обладают большими финансами и рыболовными судами. В итоге, местное население лишено заработка. Уже многие годы тонут в федеральных ведомствах и краевых министерствах предложения о формировании рыбопромысловых участков для ведения традиционного хозяйства. Ведь общины не выдерживают конкуренции на общих основаниях с более обеспеченными промышленными предприятиями, которые выигрывали конкурсы. Просят также выделить участки на боковых водоемах, которые находятся поодаль от главных рек - Енисея и Пясины. Но воз и ныне там.

Рыбы нет? Насколько эффективно Росрыболовство управляет вверенной отраслью

            Митинг аборигенов Камчатки, Константин Андреев

Такое избирательное внимание фиксируется и в других частях России. Недавно представителей коренных народов Камчатки отправили рыбачить за 150 км от стойбища, причем для того, чтобы на эти участки добраться, нужно было преодолеть 5 полноводных рек. С началом лососевой путины аборигены полуострова опять вынуждены проводить время в судах, отстаивая своё исконное право на рыбалку, а теперь ещё и на земли у рек, с которых их прогоняют крупные рыбопромышленники при помощи местной власти. «Нашли какие-то закорючки в законе, какие-то земли сельхозназначения. Мы не знаем. Мы адвоката наняли, будет апелляцию подавать. Мы не понимаем — «Дальневосточные гектары» раздают всем подряд, а нас с наших земель выгоняют! Это — настоящий расизм. Первый суд мы проиграли, земли мы лишены уже почти. Теперь с берега нас будут «долбить» судебные приставы, чтобы мы не смели даже приближаться к нашим родовым землям, а с моря — Береговая охрана. Как жить, скажите? Мы не знаем уже», — заявил глава стойбища Эрвэн Константин Гордеев. 

Получается для одних рыба есть, а для других - нет. Избирательное право распространяется и на вылов рыбы. Если весь вылов рыбы отдавать крупным рыбопромышленникам, то рост цен на рыбу для населения России неминуем. К сожалению, позиция Росрыболовства только подтверждает тренды, заложенные в рыбной отрасли. Полки будут пусты, а народное богатство пойдет на экспорт.

АОл

В мире

ANNA News: турецкий дрон Bayraktar TB2 могли уничтожить в Карабахе из российского «Панциря»

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью