Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Итоги первого века отечественного танкостроения и планы на будущее

№ 36 (730) 16–22 сентября 2020 [ «Аргументы Недели », ]

Итоги первого века отечественного танкостроения и планы на будущее
Фото АГН «Москва» / А. Авилов

Каждый год во второе воскресенье сентября в России празднуется День танкиста. В этом году праздник совпал со столетием отечественного танкостроения. Итак, первый век советского/русского танка прошёл – каков итог и каким будет век следующий?

Век назад

В сентябре 1920 г. завод «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде сдал заказчику первый танк, произведённый в Советской России. Назывался он «Рено-Русский» и был копией знаменитого французского лёгкого танка «Рено» FT-17. Несколько таких машин было захвачено на фронтах Гражданской войны за год до этого. Знаменит FT-17 тем, что это был первый танк компоновки, ныне считающейся классической. То есть впереди отделение управления, затем боевое отделение с башней, а потом моторно-трансмиссионное отделение. Правда, сормовский танк не был точной копией. В частности, он был лучше бронирован и вооружён сразу пушкой и пулемётом. FT-17 были или с пушкой, или с пулемётом. Выпустили таких танков целых 15 штук, нигде они не воевали, прослужили до 1930 г., но именно с них всё и началось.

С вершины – в яму и вновь к вершине

Русские танки начались с копий и переработки копий, потом появились свои великолепные КВ, Т-34, ИСы, на которых наши деды и победили в войне. В её ходе наши танкостроители прочно захватили лидерство в мире, затем ни на секунду его не упускали. Самые массовые, самые сильные и хорошо защищённые и при этом понятные и простые в использовании – это наши танки. Разве что за 1990‑е годы мы по понятным причинам в некоторых аспектах позволили себя догнать и даже обойти. Например, в системах наблюдения, прицеливания, управления огнём, связи и командной управляемости, АСУ. Хотя почти всё то, что внедряли на своих танках «партнёры» из США и НАТО, в СССР появилось куда раньше, да только внедрить не успели. Отстали и в ряде технологий, например, в тепловизорах. Но даже в 1990-е над модернизацией и над принципиально новыми машинами у нас работали, и этот задел не пропал.

На заделе прошедшего госиспытания, но закрытого проекта танка «Объект 195» (Т-95) в итоге создали «Армату» Т-14, которая вобрала в себя лучшие решения предшественника, выполненные на новой технологической базе. «Армата» превосходит «Объект 195» во всём, кроме калибра орудия. Но и 125 мм пушки «Армате» хватит для любого имеющегося и перспективного противника, а если нет – то орудие можно поставить 152 мм, и даже электротермохимическое вместо обычного. Созданные для Т-14 управляемые ракеты позволяют поражать цели на дальностях порядка 8 км, в том числе и те, которые танк не наблюдает, и при желании – в крышу. А новейшие подкалиберные выстрелы не пробьют разве что сам Т-14.

Сочетание революционной компоновки с изолированным от вооружения и боекомплекта экипажем, вместе с новым подходом к живучести машины делает Т-14 почти неуязвимым. Совершенная система управления огнём и информационно-управляющая система Т-14 – настоящие шедевры. Танк в общем почти всё способен делать сам, экипажу надо лишь вовремя нажимать на кнопки.

Сейчас машины семейства «Армата» вышли наконец на госиспытания. Путь до них был куда труднее и дольше, чем представлялось лет 5 назад. В конце этого года ожидаются их завершение и принятие на вооружение. Через 7 лет к концу нынешней программы вооружения в строю должно быть не менее 500–600 таких танков. А модульная компоновка облегчает модернизацию всех систем машины и продлевает срок «актуальности» танка минимум до 40–50 лет.

Сегодня и завтра

У России самый крупный танковый парк в мире. Вместе с машинами на хранении насчитывающий не менее 15–16 тыс. танков. В строю из них порядка четверти от этого количества. Самым распространённым современным танком является Т‑72Б3/Б3М – их до 2 тыс. машин. Вместе с сотнями Т-90А и Т‑80БВМ это обеспечивает первое место по числу строевых машин с современными СУО и тепловизорами.

Сейчас в войска поступают Т‑72Б3М, Т‑80БВМ и Т-90М. Последний вообще можно назвать самым сильным танком классической компоновки. Совершенствование танков этих типов продолжается. Растёт и число строевых машин, потому что формируются новые дивизии и бригады. В общем, танк в отставку не собирается, и роль его у нас растёт.

А вот в мире – по-разному. Кто-то, как американцы и немцы, пока продолжает модернизацию своих танков, но в связи с появлением «Арматы» понимает, что надо создавать новые машины. Что у них получится – станет ясно не ранее 2035–2040 гг., а сам Т-14 к тому времени может пройти уже не одну, а две-три модернизации. Так что пусть попытаются догнать.

А вот англичане, создатели самого слова «танк», своё танкостроение уничтожили. Закрыт завод в Лидсе и даже от программы глубокой модернизации своего танка они готовы отказаться. Все британские танки будут списаны – денег нет. При этом в Лондоне придумали в оправдание сказку, что «танки вообще устарели и больше не нужны». Мол, в будущей войне куда важнее информационные и киберпространственные атаки. Ну, если воевать в твиттере и фейсбуке – то да.

Танковое «прекрасное далёко»

С днём завтрашним всё понятно – а что будет с танками послезавтра? Никто не знает, какими путями пойдёт танкостроение в ближайшие 100 лет, но на 40–50 лет прикинуть можно. В России параллельно с модернизацией нынешнего парка и насыщением войск Т-90М и Т‑14 идёт процесс создания танков-роботов. Первый «телетанк», кстати, был испытан ещё в 30-е годы ХХ века. Продолжались работы и позже, вплоть до нашего времени, когда возможности для создания таких машин возросли кардинально.

Та же «Армата» изначально способна работать и без экипажа, и уже испытана в таком виде. Но создаются и специализированные, изначально безэкипажные танки. Их уже показывали министру обороны Сергею Шойгу. Генеральный конструктор УКБТМ Андрей Терликов считает, что Т‑90М и Т-14 могут оказаться последними экипажными танками. Дальше, мол, все машины станут гусеничными «терминаторами» – автономными, самостоятельно принимающими решения, разумеется, с возможностью их жёсткого контроля. Плюсы такого подхода очевидны – меньше потери, меньше людей в бою. Но и минусы тоже очевидны – даже самый автономный искусственный интеллект будет уступать натуральному. Особенно в кризисных ситуациях, где человек способен мыслить мгновенно и нестандартно. А дистанционный канал управления – это уязвимость для средств РЭБ и для ЭМИ-оружия (генераторов электромагнитных импульсов, сжигающих электронику и парализующих связь). Можно, конечно, управлять по лазеру, но это недалеко, и тоже не всегда работает. Лет через 20 увидим, что получится.

Есть и иные точки зрения. Так, среди проектов имеются и разные схемы сочленённых танков из двух секций. Ясно одно – любители похоронить танки в очередной раз будут сами похоронены на погосте забвения. А танки были, есть и останутся на поле боя основной ударной силой сухопутных войск. Конечно, для нормальных серьёзных держав. Остальные будут придумывать новые оправдания, почему танк не нужен, и бояться, как бы эти «ненужные» не посетили их тридевятое царство.

Ярослав ВЯТКИН, военный обозреватель «АН»

Общество

Навальный рассказал, как его вывезли в Германию

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью