ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

По материалам суда: как банда Хаттаба взрывала в России жилые дома. Часть 3

, 18:16 [ «Аргументы Недели», ]

По материалам суда: как банда Хаттаба взрывала в России жилые дома. Часть 3
Аргументы недели, Олеся Аверьянова

В результате терактов 9 и 13 сентября 1999 года в Москве на улице Гурьянова и на Каширском шоссе, организованных международным преступником Хаттабом, а также взрыва жилого дома в Волгодонске 16 сентября 1999 года - погибли 243 человека, в том числе более 20 детей.

Кто сдает жилье?

Когда чеченскими террористами еще только готовилась операция по захвату Дагестана летом 1999 года, полевые командиры Хаттаб и Басаев уже знали, что война шагнет далеко за пределы Чечни.

По материалам суда: как банда Хаттаба взрывала в России жилые дома. Часть 3

Хаттаб и Басаев

Так, тому же Ачемезу Гочияеву была поставлена задача произвести серию взрывов на территории России. Были выбраны города для проведения террористических актов – Буйнакск, Волгодонск и даже Москва. На взрывах в столице лично настаивал сам Хаттаб.

Людей для проведения террористического акта Гочияев выбирал сам. Лучших из лучших. Он же разделил их еще в Чечне на две группы. Первая - должна была доставить груз в Ставропольский край, а оттуда в Москву, вторая - самолетом сразу же вылетала в столицу, где должна была разыскать временный склад для хранения взрывчатки, а позже – помещения в жилых домах, где должны будут прозвучать взрывы.

После того как взрывные устройства и взрывчатые вещества были подготовлены и закамуфлированы под мешки из-под сахарного песка, их доставили первой группой автотранспортом в Ставропольский край. Там террористы стали решать, как сделать «официальные» документы на груз. Водителей для «тайной операции» отбирали по объявлениям в местной газете, обещая за одну поездку в столицу огромный гонорар. Причем в валюте.

Позже спецслужбы уже располагали данными, как были оформлены «липовые» документы на транспортировку «мешков с сахаром» из Ставропольского края в Москву. Вскоре «смертельный» автопоезд был готов к выезду в столицу. В его чреве лежало около 9 тонн взрывчатки. Милицейских постов террористы больше не боялись. Даже если бдительные сотрудники МВД и захотели бы открыть машину, то увидели бы только мешки из-под сахара. Да к тому же у сопровождающего был «единый российский спецпропуск» - валюта, которой он мог бы расплатиться с любым придирчивым постовым.

В начале сентября 1999 года груз доставили в Москву. Поначалу автопоезд был оставлен на стоянке на Московской автомобильной кольцевой дороге. А на следующее утро террористы второй разведгруппы Гочияева уже показывали место для хранения взрывчатки. «Временным тайником» стал столичный ангар-склад, расположенный по адресу: улица Краснодарская, дом 70.

По материалам суда: как банда Хаттаба взрывала в России жилые дома. Часть 3

Также боевиками было найдено около ста адресов подвальных помещений в жилых домах, а также однокомнатные квартиры на первых этажах в разных районах столицы, которые сдавались в аренду. Многие коммерсанты, разместившие свои объявления в тогда известных многотиражных газетах «Из рук в руки» и «Аренда», сразу же соглашались сдавать жилую площадь неизвестным лицам, порой даже не проверив их документы. К тому же им предлагалась щедрая оплата.

Гочияев полностью подтверждал свою кличку «Лиса». Он не только воспользовался при въезде в Москву поддельным паспортом на имя Лайпанова, но и почти три раза «путал следы», меняя адреса своего жительства. Отлично понимая, что правоохранительные органы рано или поздно могут заинтересоваться «бизнесменом с Кавказа», псевдо-Лайпанов торопил подельников и остановил свой выбор на нескольких складских помещениях на юге Москвы.

Итак, в начале сентября 1999 года в складские помещения домов на улице Гурьянова, Каширском шоссе и Борисовских прудах были завезены мешки со взрывчаткой, которые доставлялись на малотоннажном автотранспорте в несколько приемов. Для всех окружающих, кто видел разгрузку «товара», это был сахар, который добропорядочные коммерсанты привезли со Ставрополья.
В опечатанных складских помещениях все было приготовлено к взрывам. О «готовности №1» Гочияев доложил в Чечню - лично Хаттабу.

В ночь с 8 на 9 сентября столицу потрясло эхо сильнейшего взрыва. На воздух взлетел многоэтажный жилой кирпичный дом № 19 на улице Гурьянова. В одно мгновение под завалами погибли более ста человек.

Уже через час после ЧП к оперативно-розыскным мероприятиям приступила совместная группа сотрудников ФСБ России и МВД РФ. Внимательно, миллиметр за миллиметром осматривалось место трагедии, оперативники искали любую зацепку, которая могла бы пролить свет на это дело. К концу четвертых суток следователям из ФСБ стало известно, что одним из возможных исполнителей террористического акта мог быть некто Лайпанов, арендовавший склад в этом доме.

Еще не успели разобрать груды искореженных панелей и установить личности погибших, как второй ночной взрыв 13 сентября на Каширском шоссе унес еще десятки жизней ни в чем не повинных москвичей. Вновь была кропотливая работа следователей. И опять в списке потенциальных исполнителей появилось имя Лайпанова.

По материалам суда: как банда Хаттаба взрывала в России жилые дома. Часть 3

Задержать по горячим следам Лайпанова-Гочияева сотрудникам ФСБ сразу же не удалось. Как стало известно чуть позже, он скрылся из столицы сразу же после взрывов. Но зато оперативникам удалось установить, что этим «коммерсантом» был арендован еще один подвал по адресу: Борисовские пруды, дом 16, корпус 2. Саперы успели вовремя – взрывное устройство должно было сработать в ближайшие дни. Вновь в многоэтажном доме.

В складе-ангаре, ранее использованном Гочияевым, сотрудники спецслужб обнаружили более 4 тонн взрывчатых веществ, а среди документов - около двадцати адресов, отмеченных красным карандашом, предназначенных под сдачу в аренду. Ими боевики воспользоваться не смогли.

Уже к 20-м числам сентября 1999 года Следственное управление ФСБ РФ заочно предъявило обвинение всем к тому времени уже установленным членам террористических групп. Однако арестовать их в то время не удалось. Все причастные к московским взрывам террористы исчезли на территории Чечни, где воевали против российских войск в так называемом «Карачаевском батальоне».

«Москву надо поставить на колени»

В первой половине 2000 года Гочияев получает очередное задание от Хаттаба - провести серию взрывов на территории России. Гонорар за предстоящие террористические акты вновь оценен в сотни тысяч долларов США. «Москву надо поставить на колени», - напутствовали террористов в Чечне.

На этот раз «Лиса» создал группу из проверенных в боях людей, каждый из которых был профессиональным разведчиком и взрывником. Им удалось через территорию Ингушетии выйти на Ставрополье и в КЧР, где, действуя на нелегальном положении, они ставили перед собой задачу провести серию взрывов в Москве и Ростове-на-Дону. Планировалась установка взрывных устройств в жилых домах и в больницах, в автомобилях, на железнодорожном транспорте и вокзалах, в аэропортах и даже в посылках мин-ловушек. Однако сотрудниками ФСБ все члены террористической группы Гочияева оперативно были арестованы. Но «Лиса» и тогда успел скрыться. Несмотря на это, заслуга сотрудников ФСБ в том, что все эти преступления остались только лишь в планах боевиков.

Оперативниками ФСБ РФ были установлены исполнители. Но кто выступал заказчиком, оставалось неясным буквально еще до весны 2002 года.

Анализ имеющихся материалов, которыми располагали спецслужбы, свидетельствовал: руководители и большинство членов групп, организовавших теракты в российских городах осенью 1999 года, прошли все стадии спецподготовки в районе чеченских населенных пунктов Урус-Мартан и Сержень-Юрт. Было доказано, что они принимали участие в боевых действиях против федеральных сил на территории Чечни и Дагестана и являются приверженцами радикального течения ислама - ваххабизма. Установлено также, что непосредственный подбор кандидатов для исполнения терактов на территории России осуществлялся по поручению полевых командиров чеченских незаконных военных формирований.

К слову, арестованный террорист Михаил Муласанов поведал, что летом 1999 года он прошел минно-взрывную подготовку в исламском боевом учебном центре «Кавказ». Там же он получил от одного из инструкторов-чеченцев предложение за денежное вознаграждение совершить серию взрывов в Пятигорске. Получив пять самодельных взрывных устройств и, собрав группу из земляков-ногайцев, он в конце 1999 года выехал в Пятигорск. Где сразу же был арестован правоохранительными органами.

А в марте 2000 года в ходе проведения оперативных мероприятий и следственных действий была арестована вышеупомянутая группа Гочияева, направленная из Чечни в Россию для совершения новых диверсий. В СИЗО «Лефортово» оказались Бостановы, Французов, Байрамуков, Кубанов и Туганбаев. В ходе следствия выяснилось, что они, находясь в январе-феврале в составе незаконных вооруженных формирований на территории Чечни, принимали участие в боевых действиях. По предложению Гочияева они вступили в созданную главарем одной из банд, арабом по национальности Абу-Умаром, группу боевиков для совершения терактов на территории России.

Пройдя в Шатое подготовку по взрывному делу, террористы получили от инструкторов около 40 кг взрывчатки для детонирующих зарядов, более 100 электродетонаторов и прочее необходимое для терактов оборудование и в начале марта этого года через Ингушетию добрались до города Черкесска. Здесь, на территории Карачаево-Черкесии, при активном содействии местных жителей из числа ваххабитов террористы продолжили подготовку к выполнению «поставленной задачи». Осуществить преступные планы им помешал арест.

Согласно своим показаниям, члены этой группы должны были действовать по двум направлениям под руководством Гочияева и Крымшамхалова. Объектами диверсии были избраны военные госпитали в Краснодаре и Ростове-на-Дону, пассажирские поезда Пятигорск - Москва, жилые дома в Москве. Террористам были также поставлены задачи отправить по различным адресам 30 почтовых посылок со взрывными устройствами, а также изучить возможность совершения терактов на общественно опасных промышленных объектах. По словам арестованных, Гочияев и Крымшамхалов, находясь в лагерях чеченских боевиков, не скрывали среди окружения своего участия в совершении взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске.

Следствие продолжалось. Выяснялись новые подробности терактов, совершенных осенью 1999 года в российских городах. Пополнялся список арестованных преступников. С каждым установленным и преданным гласности фактом оставалось все меньше почвы для слухов и кривотолков. К тому же, в начале весны 2002 года в руки сотрудников Следственного управления ФСБ РФ попали неопровержимые документы, говорящие о том, что организатором взрывов в российских городах был лично полевой командир Хаттаб.

Так была поставлена последняя точка в этом громком уголовном деле.

ИЗ ДОСЬЕ «АН»:

Басаев. По информации ФСБ, Басаев был ликвидирован в ночь на 10 июля 2006 года в районе села Экажево Назрановского района Ингушетии в результате взрыва сопровождаемого им грузовика «КамАЗ» с оружием и боеприпасами. По одной из версий, грузовик предназначался для подрыва здания МВД Ингушетии. Через несколько часов после обнаружения и осмотра ингушской милицией места взрыва, директор ФСБ официально заявил, что Басаев вместе с другими боевиками был убит в результате секретной спецоперации. Но окончательно опознать тело Басаева удалось только через полгода, после проведения молекулярно-генетической экспертизы.

Гочияев. В настоящее время находится в федеральном и международном розыске. Возможно, скрывается в Турции.
За участие в организации взрывов домов в Волгодонске и Москве помощники Гочияева - Юсуф Крымшамхалов и Адам Деккушев Мосгорсудом осуждены на пожизненный срок лишения свободы.

Расследование в отношении остальных - объявленных в розыск членов банды - продолжается.

Читайте:

По материалам суда: как банда Хаттаба взрывала в России жилые дома. Часть 1

По материалам суда: как банда Хаттаба взрывала в России жилые дома. Часть 2

Политика

Вассерман прокомментировал инцидент с высадкой спецназа НАТО на российское судно

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью