Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Магомед Толбоев назначает себе срок

№ 30(724) 5–11 августа [ «Аргументы Недели », , Главный редактор АН ]

Магомед Толбоев назначает себе срок
Фото А. Коротаев / ТАСС

Как арест губернатора Хабаровского края Сергея Фургала отразится на выпуске самолётов «Сухой Суперджет 100» в Комсомольске-на-Амуре? Почему создатели самолёта МС-21 продолжают надеяться на иностранных поставщиков, игнорируя российские фирмы, в частности завод «Звезда» имени Гая Северина? Как Путин терпит рядом с собой чиновников, которые игнорируют его указы? Об этом разговор главного редактора «АН» Андрея УГЛАНОВА с Героем России, заслуженным лётчиком-испытателем, генерал-майором Магомедом ТОЛБОЕВЫМ.

 

Полную версию  видеоинтервью  главного редактора   «Аргументов недели» Андрея УГЛАНОВА  с  Героем России, заслуженным лётчиком-испытателем, генерал-майором Магомедом ТОЛБОЕВЫМ смотрите на  Youtube канале  ЗА УГЛОМ

«Суперджеты» по доброй воле никто не купит

– Магомед Омарович, пришло время опять, как говорится, ударить по штабам, как мы это делаем с вами раз в полгода. Обычно говорим об авиации, на этот раз начнём издалека. Арестован губернатор Хабаровского края Сергей Фургал. Но в Хабаровском крае на авиационном предприятия в Комсомольске-на-Амуре делают «Суперджеты». Продаются они пока плохо. Теперь станет лучше?

– Сомневаюсь. «Суперджеты» по доброй воле никто не покупает. Правительство заставляет компании их покупать. Это самый неудачный проект в истории русской авиации. В него вбухали миллиарды, а теперь ещё миллиарды нужны, чтобы его доводить.

– Это начиналось при Погосяне. Он же на самом деле хороший авиаконструктор, при нём модернизировались самолёты Су. Зачем он влез в эту историю с гражданским самолётом?

– Я думаю, его втянули люди, которые хотели освоить эти миллиарды.

– Последние лет 20-30 заказы на самолёты и вертолёты всегда сопровождались откатами. Завод получает заказ, а процентов 20-30 выделенных средств нужно отдать в Москву тем, кто эти деньги пробил. Может, Фургал на этом и погорел?

– Скорее всего, не поделился. В любом случае губернаторы, мэры городов завязаны в этой системе. Тебя туда поставили для того, чтобы ты делился. Забудешь, и тебя снимут тут же под любым предлогом. Тем более у нас арестовать человека ничего не стоит. За 10 тысяч рублей человека сажают, а за миллиарды ни прокурор, ни Следственный комитет, никто трогать тебя не будет, пока не будет отмашки.

– Вернёмся к «Суперджету». Всё время принимаются какие-то госпрограммы, обещания поддержать проект. Как этот самолёт можно модернизировать?

– Сама по себе конструкторская мысль заложена в «Суперджет» хорошая. Да и воплощение неплохое. Помните, при жёсткой посадке у него только с третьего удара стойки отлетели. А это огромные перегрузки узла. Это говорит, что самолёт хороший, крепкий. Вопрос с его внутренним содержанием. Двигатели французские – кормим французов, авионика итальянская – кормим итальянцев. Есть израильские узлы – кормим израильтян. А свои сидят голодные.

– Так что делать, если нет своего двигателя?

– У нас серия пермских двигателей с тягой от 300 килограммов до 35 тонн. На любую задачу. Конструктор должен сам выбирать двигатель под свой самолёт. Так делали в Советском Союзе, только сегодня создание двигателя для «Суперджета» никто не финансирует. Не нужно «Ростеху». Этот концерн владеет всем авиадвигателестроением Российской Федерации. Но в руководстве ни одного конструктора или инженера, одни бухгалтеры да аудиторы. Бухгалтеры рулят авиационной промышленностью. Как они собираются модернизировать «Суперджет»? В нём вся начинка иностранная. Импортозамещение? А есть чем замещать? Есть технологии и производство? Возьмём пример МС-21. Для него нужны композитные материалы. Своих нет. Хотели купить в США, а американцы применили санкции и отказали. Только это заставило почесаться, вспомнить «Буран» и его композиты. Начали что-то делать в этом направлении, развивать технологии. А это добыча минералов, химические технологии, производство, компоновка. Это огромная цепочка, тысячи рабочих мест. Это отлично. Но на этом мы теряем, как минимум, три года. А чтобы проект за это время не встал, приходится вместо композитов применять авиационный алюминий. А это совсем не то. Но, если бы американцы нас не подтолкнули своими санкциями, так бы у них и покупали, губя своё производство.

Чьё слово сильнее слова президента?

– Вы упомянули самолёт МС-21. Шикарный внешне самолёт, летает прекрасно и очень красивый – по поверью авиаторов, это значит, что он будет хорошо летать. Но вот какая история – кислородное оборудование в нём импортное, аварийные трапы тоже импортные. При этом у нас в Подмосковье есть завод «Звезда» имени Гая Ильича Северина. Этот завод снабжал кислородным оборудованием, масками и трапами все советские самолёты. Почему опять заказывают всё это за рубежом, а свои производства губят, хотя везде талдычат про импортозамещение?
– Тут есть два объяснения. Первое – политическое. Путин говорит, надо замещать – народ радуется, хлопает. И тут вступает вторая сила, более мощная, мощнее слов президента. Это нижний круг его окружения, это реализаторы. И они делают всё наоборот. Так, как нужно им, а не стране, народу, Путину.
– Сердюков, Мантуров...
– Да, Владимир Владимирович не видит этого, а мы-то видим. Он думает, что они его слушаются и делают, как он сказал. А они делают, как им нужно, и подрывают авторитет президента перед народом.
НПО «Звезда» – это, конечно, великая фирма. Научно-производственное объединение, которое делает в том числе катапультные кресла. Кстати, не было ни одного случая с их катапультным креслом К-36, когда бы оно отказало. Всего с их помощью спасено 868 лётчиков. Это целая воздушная армия!
Почему нет заказов? Олег Демченко, главный конструктор МС-21, – патриот яковлевской фирмы. Я не знаю, почему Олег не заказывает у «Звезды», спрошу у него при встрече. Но есть один нюанс. А что сама «Звезда» сделала, чтобы заказывали у них? Мы для кого авиасалоны проводим? В следующем году очередной. Это крупнейший международный авиационный форум на территории Российской Федерации. От «Звезды» заявки опять нет. Почему «Звезда» не проявляет активность, где его деловая хватка?
– Магомед Омарович, вернёмся к «Ростеху». Несколько лет назад он хотел продать фирме «Боинг» контрольный пакет акций фирмы «Ависма», которая делает титановые детали и для «Боинга», и для «Аэрбаса», и для всех наших самолётов. Мы тогда выпустили большую публикацию, и сделка не состоялась. Но эти люди продолжают заниматься тем же самым! Недавно они хотели продать пакет «Вертолёты России» непонятной индийской фирме. Что происходит с этими людьми?
– Спасибо за информацию, я даже не знал об этом. Титан – это стратегический продукт, нельзя никому отдавать контроль над его производством, это государственная измена. Технологии по обработке титана, включая сварку под водой для подводных лодок, – это секретнейший материал. Пускать в этот огород чужих – преступление.
– Какие у нас перспективы с гражданской авиацией? Я имею в виду эту бесконечную болтовню, которая ведётся сегодня по Ил-114, Ил-112, Ту-134.
– Гражданский сектор самолётостроения в Советском Союзе был очень развит во всех классах самолётов – от Ан-2 до Ан-124. Это всё находится до сих пор у нас, кроме Ан-124. Это значит, что тяжёлых транспортных самолётов, за исключением Ил-76, у нас не осталось. Этот самолёт – Ил-76 – в своё время модифицировали. В случае войны он должен был оснащаться дополнительным отсеком длиной 6,5 метра под новые двигатели. Сорок лет назад двигатели Д-30 считались мощными. Но сейчас другое время, теперь они слабы. И под ПС-90 сделали новый – Ил‑76. Раньше они выпускались в Ташкенте, а сейчас – у нас. Транспортный Ил-76 очень нужен для Вооружённых сил для оперативности переброски войск, десанта, техники и т.д. Без него армия – ничто. Но и у остальной части авиации большие проблемы. Это чёрная дыра в российских высоких технологиях.
Раньше авиация была локомотивом, который тянул всю остальную промышленность. Все передовые умы, технологии, конструкторские мысли были в авиастроении. От авиастроения отталкивались ракетостроение, станкостроение, железные дороги – всё тянула на себе авиация.
Сколько было постановлений правительств – ничего не изменилось! Более того! Принимается Указ президента от 20 февраля 2008 года о создании национального центра авиастроения России имени Громова в городе Жуковском. Отлично! Но недолго музыка играла, в дело вступили исполнители. Первый удар наносит Сердюков. Приезжает, осматривается и говорит – это убрать, это уничтожить, это раздать. Но это же натуральное вредительство! Если не будет ЛИИ имени Громова, то не будет авиастроения вообще! Заводы, может, и не закроются, собирать что-то будут. Но все конструкторские бюро, от Ильюшина до Мясищева, имеют свои отделения в ЛИИ! Если его не будет – не будет и КБ, развития, авиации. Останется только отвёрточная сборка. Но ЛИИ – это ещё и уникальная испытательная полоса в 5,5 километра, которая позволяет испытывать самолёты на продолженный взлёт, на прекращённый взлёт, посадку без одного двигателя, без двух двигателей – это специальная полоса. И вот – решили её уничтожить – земля нужна под другие цели, дорогая она в Подмосковье, желающих много. Против этого выступили Герои России. Вроде бы притихли стервятники. Но, я уверен, они не остановились, они затаились.
– Да, у них такая тактика, они всё равно хотят свои дела довести до конца. Мы не дадим им это сделать.
– Второе. ЛИИ – базовый аэродром национального центра авиастроения. Об этом и был указ президента Владимира Владимировича Путина, чьё слово должно исполняться, и должно быть доложено, что всё исполнено и выполнено. Прошло уже 12 лет, и ничего не сделано! А недавно стало известно, что руководитель национального центра авиастроения подаёт на банкротство. Указ президента – и это банкротство! Впервые в истории я это услышал. Указ президента можно отменить самим же президентом в связи с неактуальностью, нереализованностью, а тут указ действует, а вся система – банкрот. Но раз нет национального центра авиастроения, значит, и нет самого авиастроения.

Деньги для Примадонны

– Сердюков объединяет авиационные фирмы «Сухой» и «Микоян». Одна строит тяжёлые истребители, а вторая – лёгкие. Это как скрестить коня и носорога, совершенно разные школы! Они там с ума посходили, что ли?
– Сердюков является официальным лицом, заместителем главы концерна «Ростех» Чемезова. Вчера стулья клепал и продавал, а сегодня авиацией заведует. Чего ещё от него ожидать?
– А как может человек, у которого нет образования, быть руководителем авиационных предприятий?
– Он принизил генеральных конструкторов, он унизил генеральных директоров, опустил до уровня управляющих. Что-то не так – под зад ногой без всяких законов.
– Почему Путин назначает на должности, от которых зависит обороноспособность страны, людей, которые не имеют к авиации никакого отношения?
– Я бывший коммунист, член КПСС. Нам нужна, как это в СССР называлось, чистка рядов. Владимир Владимирович должен принять эту программу, потому что народ недоволен. Идёт сокращение всюду. Сокращают высокообразованных инженеров. Идёт чистка наоборот. Зачищают тех, кто что-то умеет. А вокруг происходит какое-то безумие. Примадонна проводит юбилейный концерт, и «Ростех», который заведует всей нашей авиацией, выделяет ей 47 миллионов рублей. В это же время мы раз в два года проводим авиасалон за свой счёт, берём на полгода кредит, потом погашаем его за счёт проданных билетов. Нам хоть раз этот «Ростех» дал хотя бы 10 миллионов? Хотя бы раз! А авиасалон уже 30 лет идёт!
– Может быть, вам петь научиться?
– Только и остаётся. А знаете, где «Ростех» взял миллионы для Пугачёвой? У нас! После авиасалона он забирает у нас деньги. Это около 70 миллионов рублей. А обратно не вкладывает ни копейки. За 12 лет, как он управляет нами и доит, «Ростех» забрал у нас 500 миллионов рублей. Полмиллиарда!
Нам нужно развиваться, потому что салон хиреет. На фоне салонов в Англии и Индии МАКС стал выглядеть сарайчиком. Турция уже начала салоны проводить. Китай, который учился у нас, отгрохал огромный потрясающий комплекс. Все понимают стратегическую важность развития авиации. Но не у нас. Я написал официальную просьбу Чемезову выделить на проведение авиасалона на 2021 год 60 миллионов рублей. Да хотя бы наши деньги верните! А в ответ – тишина.
– А Путин?
– А что Путин? Между президентом и народом возникла подушка из «исполнителей». Глухая подушка, через которую не доносится ни один звук. Люди ещё слышат президента по телевизору, а он их не слышит вообще, всё вязнет в подушке. Вот эту подушку и надо убирать. И убрать её может только сам Путин.
– Скорее всего, президент останется до 2036 года. То есть эта подушка ещё на 16 лет? Через 16 лет не останется людей, которые что-то понимают в авиационном строительстве. Зачем тогда поправки в Конституцию? Вот вы голосовали?
– Я голосовал за изменения в Конституции. Я как раз голосовал за то, чтобы Владимир Владимирович, имея такие поправки, имея в руках полноценную Конституцию, наконец взялся и убрал этот слой между собой и народом.
– Если это не изменится, через сколько лет ваша надежда умрёт?
– Я решил для себя, что если в течение года ничего не изменится, я буду очень разочарован, и ни на какие выборы ходить не буду, и родных не пущу. Это моя последняя надежда. После этого я никаких надежд испытывать не буду.
– Посмотрим через год, оправдаются ли ваши надежды в отношении президента, избавится ли он от этой гнилой, толстой прослойки жадного, алчного, наглого, бесстыжего класса «жирных котов», которые его дискредитируют и убивают всё живое, что ещё остаётся в нашей родине. Прежде всего, конечно, я имею в виду авиацию.

Политика

Губернатор Смоленской области Островский подписал указ о прекращении полномочий сенатора  Клинцевича

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью