Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Младенческая смертность в России: врачи идут на преступление, чтобы не испортить «красивые» показатели

, 14:46 [ «Аргументы Недели», ] Источник: Новая газета

Младенческая смертность в России: врачи идут на преступление, чтобы не испортить «красивые» показатели
Pixabay

Российским акушерам и неонатологам все чаще стали предъявлять обвинения в умышленных убийствах новорожденных для «улучшения статистики», чудовищные факты подтверждаются в суде. При этом, Владимир Путин называет снижение младенческой смертности одним из главных достижений современной России. 

15 января 2020 Владимир Путин, оглашая ежегодное послание Федеральному собранию, в числе приоритетных проблем России назвал демографический спад, а одним из главных достижений за последние 20 лет – показатели младенческой смертности в стране. «Уровень младенческой смертности в России достиг исторического минимума. Этот показатель у нас лучше, чем даже в ряде европейских стран», – заявил президент. 

Но все ли так гладко с оглашаемой статистикой? На какие жертвы приходится идти врачам, чтобы не испортить «рекордные» показатели? 

28 декабря 2015 года в ЦРБ города Жуковского Калужской области поступила женщина на 24-й неделе беременности, у которой начались роды. Малыш весом 649 граммов прожил несколько часов и умер, что для младенцев с такими показателями не редкость. Но в статистику младенческой смертности он не попал, ведь по документам выходило, что ребенок умер в процессе родов. Спустя полгода в отношении акушера-гинеколога Шалабии Халиловой, которая принимала роды, возбудили уголовное дело и обвинили в умышленном причинении смерти малолетнему и в соучастии в убийстве путем склонения, а также содействия совершению преступления. Ее соучастниками были названы педиатр больницы Татьяна Васильева и главный акушер Калужской области Александр Ругин. 

Следствие выяснило, что после рождения живого, но критически маловесного ребенка акушер позвонила Ругину, телефон которого, как позже выяснилось, был на прослушке из-за подозрений в коррупции. Главный акушер области посоветовал коллеге «не портить» статистику по младенческой смертности и не спасать малыша. Диалог двух медиков был представлен в суде, и адвокаты не оспаривали его подлинность.

Интересно, что до 2012 года таких детей в России врачи и не обязаны были спасать. Ребенок весом менее килограмма считался плодом, и его будущее зависело только от природы. Некоторые врачи считают такой подход ошибкой, ведь существующие методы оказания помощи таким детям показывают хорошие результаты. Таких детей можно и нужно спасать. Но некоторые спорят: зачем спасать? Чтобы потом эти дети не вылезали от врачей и из реабилитационных центров?

Однако сейчас у врачей выбора нет. Приказ Минздравсоцразвития от 27 декабря 2011 года № 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи» четко определяет, что ребенок, рожденный на 22-й неделе беременности, весом в 500 граммов и ростом не менее 25 сантиметров, при наличии пульсации в пуповине, признаков дыхания и сердцебиения в Российской Федерации считается человеком, и с момента отторжения от матери должен получить всю необходимую медицинскую помощь для спасения жизни. Да, врачи признают, что будущее здоровье таких детей не всегда безупречно, но даже те 20 %, что удается спасти и выходить, стали серьезным подспорьем для страны, опускающейся в очередную демографическую яму. 

Однако возникла новая проблема. Теперь не спасенные дети сильно порятят статистику: ведь если раньше они не считались новорожденными и их смерти никого, кроме родителей, не печалили, то с принятием новых нормативов и с учетом затрат на развитие перинатальных центров умершие недоношенные стали представлять реальную угрозу бумажному благополучию региональных минздравов.

В июне 2019 года следователи возбудили уголовное дело в отношении анестезиолога-реаниматаолога Элины Сушкевич и главврача Калининградского роддома № 4 Елены Белой. Их обвинили в умышленном убийстве младенца, которого прибывшая бригада медиков-реаниматологов спасти не смогла. Следствие показало, что Елена Белая, «чтобы не портить статистику» и не тратить дорогостоящие препараты, допустила гибель ребенка. По версии следствия, в пупочную вену ребенка была введена смертельная для него «магнезия», а документы о протекании родов – переписаны. Мальчика признали мертворожденным.

В защиту Белой и Сушкевич выступил известный врач, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль. На церемонии награждения медалью «Герой Труда» 12 июня на Поклонной горе Рошаль попросил Владимира Путина не допустить расправы над медиками. В ответ на это председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин 7 июля заявил журналистам, что не сомневается в выводах следствия: «Для поддержания жизнеобеспечения ребенка требовались определенные ресурсы и, согласно материалам уголовного дела, Елена Белая ресурсы эти на ребенка тратить не желала, предположив, что он все равно умрет позже, что ухудшило бы статистику регионального перинатального центра, куда они должны были направить ребенка для дальнейшего лечения. Эксперты установили, что препарат был введен в заведомо токсичной дозе, многократно превышающей предельно допустимую, это закономерно привело к смерти новорожденного от острого отравления». 

В ответ на это Российское общество неонатологов публично подвергло критике качество проведенной экспертизы. Наличие магнезии в теле ребенка врачи объясняют препаратами, которые принимала мать для сохранения беременности, и не понимают, почему не была исследована плацента; концентрацию вещества они оспаривают, уличая экспертов в незнании физиологии новорожденных. Единственное, чего не объясняют неонталоги, – это посмертного переписывания истории маленького пациента, которого в результате записали в мертворожденные, хотя родился он живым.

В итоге получается, что врачи вынуждены решать: сохранить жизнь новорожденного или хорошую статистику, свой пост и свободу.

В мире

В США признались, что «целей для новых санкций» в России почти не осталось
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью