Аргументы Недели Общество 13+

Трамп выходит из ещё одного военного договора

№ 25(719) 1–7 июля 2020 г. [ «Аргументы Недели », ]

Трамп выходит из ещё одного военного договора

Казалось бы, администрация Дональда Трампа уже объявила о выходе из всех возможных военных договоров с Россией. Об этом рассказал в своей книге бывший советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон. Однако Болтон давно ушёл, но процесс продолжается. Вашингтон рассматривает возможность изменения своей позиции по ряду положений Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ). Причём решение об изменениях практически одобрено на всех уровнях американской власти. Чем это грозит?

Добровольный клуб

Надо сказать, что договора с названием РКРТ в природе не существует. Это неформальное объединение, своего рода клуб джентльменов, которые договорились препятствовать распространению ракетных технологий. Хотя есть свои документы и правила: «Руководящие принципы передач ракет и ракетных технологий», «Памятная записка по процедурным вопросам» и «Техническое приложение», содержащее список и категории подконтрольных продуктов и технологий.

Причём изначально РКРТ был создан именно США и их ближайшими союзниками в 1987 году. СССР отказался присоединиться, а вот Россия стала членом «клуба» в 1995 году. Сейчас в РКРТ входят 35 стран. Последней в 2016 г. присоединилась Индия. А вот Китай в клуб не входит, однако Пекин заявил, что готов придерживаться правил РКРТ в их самой ранней редакции. Она включает в себя ракеты, а беспилотные летательные аппараты (БПЛА) не включает. Их добавили в начале 90-х годов прошлого века. Любопытно, что китайцы подавали заявку на полноценное вступление в 2004 г., но Запад отказался принять Поднебесную, потому что не верит в соблюдение КНР мер экспортного контроля. Также обещали придерживаться норм РКРТ ещё несколько стран, в частности Израиль. Правда, тоже с оговорками.

Важное уточнение. Изначально РКРТ создавался для затруднения распространения технологий доставки ядерного оружия и вообще оружия массового поражения. Затем его функции были расширены. Сейчас под ограничения подпадают даже ракеты, предназначенные для несения ядерных, химических или биологических боевых частей. Это сделано под тем предлогом, что их «можно попытаться приспособить для этих целей». Строго говоря, чаще всего это нереально – нормальный разработчик в экспортных изделиях исключает подобные возможности.

Есть ли польза от РКРТ?

«Красной линией» для подпадания ракетных систем (баллистических, крылатых, а также беспилотников) в сферу ведения РКРТ является возможность доставки полезной нагрузки массой 500 кг на дальность 300 км. Подобные ракеты запрещены к экспорту. Причём под ограничение подпадают как готовые изделия, ключевые узлы, агрегаты и подсистемы, так и средства производства, технология и документация.

Так что польза от соглашения, безусловно, есть. Всё же хоть как-то ограничивается расползание технологий дальнобойного ракетного оружия по планете. Например, даже России с её самой мощной в мире ПВО не понравится, если у разных агрессивных соседей появятся ракеты с дальностями куда более 300 км. Да, мы можем их сбить, но сбить ракеты с меньшей дальностью и скоростью – проще.

С другой стороны, договор не панацея – технологии можно украсть и купить. В том числе у членов РКРТ. Причём некоторые страны могут помочь разработать проект ракеты так, что и обвинить их будет очень сложно. К тому же государства, ограничивающие себя правилами режима не в полной мере, и страны, вообще никак себя не ограничивающие, получают конкурентное преимущество.

Скажем, достаточно много слабых в ракетостроении стран делают оперативно-тактические ракеты (ОТР) с дальностями в 450 км или 500 км. И весь этот «ракетный металлолом» они могут экспортировать, а Россия вынуждена продавать «Искандеры-Э» с дальностью чуть меньше 300 км. А ведь спрос есть и на большие дальности. Так что если в руководстве нашей страны членство в РКРТ считается делом правильным, то в ОПК могут считать этот режим очередной гирей на ноге. И точно так же думают за океаном.

Что не устраивает американцев

Прежде всего американцев не устраивает ситуация с тяжёлыми ударными БПЛА. Сами они ограничены в их экспорте, а вот Китай, который хитро выбрал себе раннюю версию правил, успешно продаёт их по всему миру. Это китайские ударные тяжёлые беспилотники «Винлунь» разных модификаций, которые, по сути, являются не самыми удачными копиями американских «Предейторов» и «Риперов».

Также Израиль, всегда имевший эксклюзивный доступ к технологиям заокеанского патрона, успешно клепает и продаёт тяжёлые БПЛА. В итоге этот рынок оказался в значительной степени «попилен» этими двумя странами. Объёмы приличные – порядка 15 млрд долларов, и в ближайшее десятилетие ожидается рост минимум на треть.

Так что американцам как обладателям самого крупного флота беспилотников и одной из самых ведущих держав в этой области очень неприятно наблюдать, как «их» деньги уходят в карманы китайцев или израильтян. Как сказала одна из заместителей министра ВВС США, «если мы не отреагируем на изменения на этом рынке, мы выстрелим себе в ногу».

Поэтому американцы очень хотят изменить положение договора по поводу тяжёлых БПЛА с максимальной скоростью до 800 км/ч. Причём ограничение по скорости сразу же оставляет за бортом то, что есть сейчас только у России – обладателя второго крупнейшего флота беспилотников.

Речь о российском тяжёлом ударном БПЛА «Охотник» С-70. Предполагается, что его скорость – 1000 км/ч или даже выше. Конечно, пока он на испытаниях, да и к экспорту не планировался. Но что будет дальше? Пока на рынке тяжёлых ударных БПЛА Россия как продавец не представлена – наши тяжёлые аппараты, такие как «Альтаир», «Орион», «Кронштадт» или тот же «Охотник», или находятся на этапе разработки, проходят испытания, или только начали поступать на вооружение ВКС. Нам пока не до продаж таких машин на экспорт. Но это пока - позже экспортировать начнём и мы. К примеру, несколько лет назад Россия покупала и малые и средние аппараты, а теперь уже продаёт свои. Хотя объёмы достаточно скромные.

Искать точки согласия

Поэтому если американцы в одностороннем порядке сделают для себя послабление, то это, конечно, плохо. В ответ Москва может принять сходное решение. Возможен вариант, когда наша страна начнёт продавливать вывод из договора ракет с дальностями более 300 км. В этом сегменте России есть что предложить. Причём такое, чего нет ни у кого.

Американцы, доводящие неядерную лёгкую ракету PrSM с официальной дальностью 499 км (реально до 700 км), тоже хотели бы её экспортировать. Эту ракету некоторые эксперты называют конкурентом нашего «Искандера». Однако весь её вес сравним с весом только боевой части нашей ракеты. Она просто намного меньше. И тут возможно найти некие точки консенсуса, при этом не допуская полного разрушения достаточно полезного механизма распространения ракетных технологий. России, которая в 2021–2022 гг. собирается председательствовать в РКРТ, в данном случае все карты в руки.

К тому же стоит объяснить американцам, к чему приведёт полное разрушение РКРТ – такой вариант тоже не исключён. Желающих в нынешнем безумном мире обзавестись надёжным ракетным оружием более чем достаточно. Причём очень многие из таких желающих хотят этого из-за своих плохих отношений с США и Западом. И все они выстроятся в очередь к России, где устаревших (с нашей точки зрения), но недоступных сейчас (с точки зрения этих покупателей) ракетных систем более чем достаточно.

Возможно, кто-то побежит выгребать остатки документации у наших соседей на Украине. Украинцы и так втихаря торгуют наследием СССР с Китаем, КНДР и Ираном, а будут продавать в открытую.

Ярослав ВЯТКИН, военный обозреватель «АН»

Армия

Российские истребители Су-35С и МиГ-31БМ перехватили американский самолет-разведчик RC-135
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью