Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

О катастрофе на Таймыре

№ 22(716) 10–16 июня 2020 [ «Аргументы Недели », , Главный редактор АН ]

О катастрофе на Таймыре
М. Прохоров и В. Потанин. Фото Д. Гришкин /«Ведомости»/ ТАСС

На Таймыре в реки и озёра вылилась 21 тыс. тонн солярки. Возможно, даже больше. Одна из прогнивших и ржавых огромных бочек, как их называют – танков, не выдержала и разрушилась. Как и остальные три. Все четыре построены здесь 35 лет назад, в 1985 году. На 30 тыс. кубов солярки каждая. Разрушенный резервуар был заполнен на две трети. Заполнен незаконно, так как числился в ремонте и никто не проверял, что в нём есть. Солярка по наклону ушла в ручей, а из него – в реку Далдыкан.

ВОТ что об этом пишут и говорят. «Солярка лежит плёнкой на воде, как целлофан. Со временем она осядет на дно. Вся речная флора умрёт. Рыба умрёт, птица. Если телёнок будет переплывать реку, он умрёт, надышавшись испарениями. Людям, которые живут вниз по течению, просто нечего будет есть».

Без преувеличения, случилась гигантская экологическая катастрофа, виновники которой должны провести на нарах остатки своих дней. Пока не арестован никто, хотя прошло уже больше недели. Президент, который так любил «посылать доктора» к нагадившим богатеям – помните братьев Магомедовых, Абызова, того же Ходора, на этот раз лишь посетовал, что Потанин не сделал раньше новых хранилищ для солярки и сейчас ему придётся тратить больше. Напомним, что Потанин считается главным собственником «Норильского никеля». Ему и принадлежат эти ржавые резервуары, или танки.

Для начала поясним, сколько стоит проектирование, строительство и установка такого нового танка. Как рассказали редакции профессиональные нефтяники, хранилище солярки объёмом на 30 тыс. тонн может стоить в районе 10 млн долларов, или более 600 млн рублей по курсу. Вот из чего складывается эта цена. Резервуар, или, как его называют нефтяники, обечайка, должен стоить для «тридцатки» порядка 2, 5 млн долларов максимум. Дальше – доставка. Для северов это сложно, но есть три варианта. Из Карского моря вниз по Енисею, от Красноярска вверх по Енисею и грузовой авиацией. Аэропорт Норильска всегда принимал и принимает грузовые Ил-76.

Идём дальше. В сумму входит проект – просчёт и смета создания свайного поля, поскольку ёмкости устанавливаются на вечной мерзлоте. Над сваями насыпается «платформа», разравнивается и трамбуется. Итого 10 млн долларов, или свыше 600 млн рублей. Это если не воровать. Но даже если ввести двойной коэффициент на воровство, для четырёх новых резервуаров получается 80 млн долларов, или более 4 млрд 800 млн рублей.

К чему это?

Американский журнал «Форбс» ежегодно составляет рейтинг миллиардеров. Потанин в нём – лидер с 22 млрд долларов. Всё это – стоимость комплекса предприятий, шахт, газопроводов и месторождений руды, входящих в «Норильский никель». Потанин вместе со своим прошлым подельником Прохоровым отгрызли его у государства по совершенно жульнической схеме залоговых аукционов. Это когда Черномырдин разместил государственные валютные деньги в их банке, а потом взял у них же кредит из этих денег под залог акций «Норильского никеля». До этого гайдаровско-чубайсовские реформаторы, погромщики государственного имущества, выставили «Норникель» на приватизацию. Афера прошла безнаказанно. Но как при таких сказочных сокровищах, которые были сворованы у государства, Потанин умудрился залить соляркой Таймырский полуостров? Как этот бывший комсомолец, работник советского Внешторга строил систему безопасности?

Начнём с того, что в Российской Федерации исправно работает много нефтеперерабатывающих заводов. При них построены сотни резервуаров для хранения нефти и нефтепродуктов – СОТНИ! И не слышно, что они разрушаются, как у фартового Потанина. Ответ прост – все, кроме Потанина, придерживаются строгих норм и правил, про которые Потанин, как оказалась, ничего не слышал. Или ему всё было по барабану.

«О катастрофе на Таймыре: Платошкина на нары, Потанину выговор» - смотрите новое видео на YouTube-канале Андрея Угланова #ЗАУГЛОМ

Что это за нормы? На всех объектах с резервуарами для нефтепродуктов есть должность главного инженера, который отвечает в том числе за безопасность. При нём, словно Библия при патриархе, должен быть «План ликвидации аварии». Там всё расписано по минутам после того, как произошло ЧП. Но у Потанина, фартового миллиардера, судя по реакции его сотрудников, не было кое-чего ещё.

Все четыре резервуара по 30 тыс. тонн солярки каждый построены на возвышении. Когда их строили, вокруг него, скорее всего, были так называемые ОБВАЛОЧНЫЕ сооружения. Другими словами, насыпные земляные валы, которые должны сдержать солярку в случае аварии и не дать ей уйти в реку. Куда делись эти валы? Вместо них Потанин поставил синенький заборчик из сетки, который и защищал ржавые бомбы замедленного действия. Это первое, что должен был проверить главный инженер. Но Потанин поставил такого главного инженера, которому это обязательное условие было неведомо.

Далее. У главного инженера как Отче наш должен быть «План ликвидации аварии». В нём расписано всё. Случилась протечка резервуара – немедленно идёт доклад главному диспетчеру. Тот немедленно оповещает генерального директора и руководителя местного МЧС. К месту аварии тут же везут людей, создаётся штаб по ликвидации аварии.

Ещё должны проводиться регулярные мероприятия на обнаружение воды под платформой. Особенно в условиях вечной мерзлоты. Там должна присутствовать непробиваемая гидрозащита.

А сейчас о том, почему Потанин пожалел несчастные сорок миллионов долларов. Первая мысль – нет денег.

Для начала несколько слов о комбинате, известном сейчас как «Норникель». Он уникален минимум в трёх отношениях. Во‑первых, это памятник сталинской экономике большого броска. Потому что ни при каких рыночных системах было бы абсолютно невозможно построить комбинат, вокруг которого и сейчас живут и работают более 200 тыс. человек. И не где-нибудь, а на Таймырском полуострове, в районе горы, которая до 1930-х гг. носила название «утёс Медвежий угол». Живут за полярным кругом, в местах, где устойчивые морозы стоят 280 суток в году, лето длится 1, 5 месяца и воздух прогревается лишь до 11 градусов.

В 1935 г., когда Сталин решил строить медно-платиново-палладиевые рудники в Норильске, немедленно создали «Норильсклаг». Изначально в нём было 1, 2 тыс. заключённых, через пять лет согнали 20 тыс. человек, к 1954 г. число перешагнуло за 34 тысячи. На пике в норильских лагерях пахали 72, 5 тыс. заключённых. Всего же через лагеря прошли не менее 300 тыс. человек. По данным организации «Мемориал», на норильских стройках умер каждый четвёртый. То есть у комбината вообще нет инвестиционной цены, потому что в реальной оценке как можно учесть стоимость жизни сотни тысяч погибших на стройках? Больных? Искалеченных? Неродившихся детей? Знали бы эти несчастные, как то, что они строили ценой жизней, достанется чёрт знает кому – кто и не подумал назначить хотя бы мизерные пенсии родственникам погибших с кайлом за колючей проволокой. Вместо этого возить проституток в Куршевель, покупать океанские яхты, баскетбольные клубы в США, спонсировать американские музеи.

Вторая совершенно уникальная страница в истории норильского предприятия – его приватизация. В начале 1990-х гг. выпускник МГИМО экономист-международник В. Потанин и вылетевший за неуспеваемость из Московского финансового института вчерашний студент М. Прохоров прибрали к рукам банк ОНЭКСИМ. Он был создан при поддержке А. Чубайса и А. Шохина, контролировал громадные валютные потоки внешнеторговых расчётов правительства ранней ельцинской России. В 1994 г. кабинет министров приватизировал «Норникель». Изначально владельцами части пакета акций стали 250 тыс. работников предприятия. Однако в 1995 г. контрольный пакет выставили на залоговый аукцион. О его мошеннической схеме, придуманной, как говорят, самим Потаниным, уже говорилось. В результате фартовым дружкам акции «Норникеля» отдали даром. Это самый позорный эпизод ельцинской приватизации, поскольку за 38% акций предприятия их «ОНЭКСИМ-банк» заплатил 270 млн долларов. Не своих, а государственных.

Для справки: сейчас, да и раньше, «Норникель» порой зарабатывает столько за двое-трое суток. Отдать его за 270 млн было то же самое, как продать громадный железнодорожный состав в сто вагонов с локомотивами, очень дорогим грузом по цене одной колёсной пары. «Норникель» был одним из самых фантастически богатых металлургических предприятий мира. Более 10% мирового производства платины, 12% – никеля, 40% – палладия. До кучи комбинат выплавляет 500 тыс. т меди в год. Годовой оборот давно перескочил за 8 млрд долларов, из них 2, 5 млрд – чистая прибыль. Это уникально огромная доля для мировой металлургической практики. Если взять только общую чистую прибыль «Норникеля» с момента приватизации, то есть за последние 25 лет, она окажется никак не менее 35 млрд долларов! Это в 130 раз больше цены, за которую Черномырдин отдал комбинат.

Разумеется, одна из причин невероятной, термоядерных масштабов прибыльности – очень низкие по мировым меркам зарплаты рабочих. Это вам не Норвегия, где даже рядовым на нефтяных вышках платят по 400–500 тыс. евро в год. Притом что цены в Норильске, возможно, самые высокие в России и сравнимы с совершенно дикими норвежскими. Вторая причина – достаточно скромные вложения собственно в производство. Что бы ни говорили, но максимальные в своей истории объёмы производства «Норникель» дал в 1989 году. Это СССР с 1960 по 1990 г. постоянно расширял норильские мощности и регулярно обновлял оборудование на самое совершенное из возможных. Это тогда открыли сначала Талнахское, потом Октябрьское месторождения медно-никелевых руд, которые по сей день остаются главной сырьевой базой Норильска. Это СССР построил для Норильска Усть-Хантайскую ГЭС, провёл газопровод, открыл круглогодичную навигацию в Дудинском морском порту с оборотом 5 млн т в год, построил рудник «Маяк» и Талнахскую обогатительную фабрику. Знаменитый Надеждинский металлургический завод тоже появился не после воровской приватизации, а в 1973 году. Это была легендарная Всесоюзная ударная комсомольская стройка.

Сегодня все подвиги и свершения остались в глубоком прошлом, сейчас в Норильске другая реальность. Потомки строителей уникального города и предприятия покупают огурцы по 700 рублей, картошку – по 245, молоко – по 216, черешню – по 3 тыс. руб. за килограмм. Разве что мясо северного оленя в Норильске относительно дёшево. Зато новым хозяевам с головой хватает сверхприбылей на разнообразный пиар. «Норникель» щедро спонсирует баскетбольный клуб ЦСКА, вложил 250 млн долларов в строительство сочинского лыжного курорта «Роза Хутор». Курорт не для рабочих. Также в 2019 г. компания поддержала крайне малоизвестную, но политически значимую Всероссийскую федерацию танцевального спорта и акробатического рок-н-ролла.

Третья уникальная страница в истории «Норникеля», это когда компанию принялись делить и дербанить хозяева новой России, самые «жирные» олигархи. В 2008 г. Потанин и Прохоров перессорились. Предлогом стал громкий куршевельский скандал, когда у М. Прохорова окончательно сорвало крышу от миллиардов и он довёл до тошноты весь Евросоюз своими гулянками с похожими на дорогих проституток фотомоделями. В итоге был арестован во Франции на четверо суток с обвинением в организации международной сети проституток. Пронесло. И год спустя Прохоров устроил скандальнейшую развлекательную вечеринку на крейсере «Аврора».

Прохоров и Потанин, которым, как оказалось, «Норникель» принадлежал «50 на 50», устроили серьёзную свару. Потанин требовал отдать компанию целиком, причём акции хотел забрать гораздо дешевле реальной цены. В 2008 г. Прохоров капитулировал, но, отходя, заложил на бывших позициях крайне опасную мину. Продал четверть компании не бывшему соратнику, а знаменитому охотнику за всем, что плохо лежит, О. Дерипаске. Деньгами он получил 7 млрд долларов наличными, да ещё акции «Русала» в придачу. Кстати, В. Потанина тоже зацепило по женской части. Когда он разводился с бывшей женой, она подала иск в Лондоне, потребовав половину.

С тех пор олигархи так и дерутся, судам и скандальным процессам вокруг «Норникеля» нет числа. Судебные повороты вокруг этой истории давно превратились в затяжной сериал. Чем это кончится для предприятия и сотен тысяч работников, неизвестно.

В заключение самое главное. Эта история оказалась настолько омерзительной, что даже депутат от «Единой России» Александр Якубовский обратился к президенту Путину с просьбой отстранить генерального директора «Норильского никеля» Потанина от руководства до окончания расследования причин разлива нефтепродуктов. Это логично – Потанин будет делать всё, чтобы отвести вину от себя. Во всём мире в таких случаях руководителей отстраняют на время расследования.

И вот что ответил пресс-секретарь Путина: «Силовое давление абсолютно недопустимо», как будто единоросс требовал его физического наказания. На самом деле – всего лишь временного отстранения.

Напомним, прошло почти две недели с того момента, когда на землю Таймырского полуострова было вылито больше трёхсот (!) железнодорожных цистерн солярки! Такую прорву не собрать никогда. Вылито предприятием, входящим в состав «Норникеля», генеральным директором которого является Потанин.

А 8 июня произошло ещё одно мерзкое происшествие. Артист Михаил Ефремов управлял автомобилем, будучи пьяным, и совершил аварию. В результате погиб человек. Против Ефремова немедленно возбудили уголовное дело и поместили под арест. Но Ефремову нечего скрывать, а вот Потанину есть что. А то, что экологическая катастрофа мирового масштаба не меньшее уголовное преступление, чем убийство человека при пьяной езде, – совершенно очевидно.

И чем, спрашивается, миллиардер Потанин отличается от артиста Ефремова?

Андрей УГЛАНОВ

 

 

В мире

Экономист Алексей Зубец: крах Украины неотвратим, он настанет через 5-7 лет

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью