Аргументы Недели Общество 13+

В ходе судебного процесса по делу «Сети»* у оперативников выявлены паранормальные способности

, 18:24 [ «Аргументы Недели», ]

В ходе судебного процесса по делу «Сети»* у оперативников выявлены паранормальные способности
фото: соцсети

Оперативные сотрудники ФСБ Вячеслав Шепелев из Пензы и Константин Бондарев из Петербурга стали известными благодаря заявлениям о пытках фигурантов дела «Сети»*.  В ходе судебного процесса у этих оперов выявились сверхъестественные способности.

Так, Шепелев почти за год до возбуждения уголовного дела (в январе 2017-го) подписал постановление о проведении комплексной экспертизы книги в обложке «Русский язык», которая лишь в ноябре 2017-го будет изъята в квартире знакомых Дмитрия Пчелинцева, где он якобы ее оставил. Под обложкой учебника окажется собрание текстов, в содержании которых заданная оперативником экспертиза выявит «признаки пропаганды идеологии насилия в целях воздействия на решения органов власти». Саму книгу, впрочем, эксперты в руках не держали - оперативный сотрудник представил им ее содержание в электронном виде (DVD-R-диск с файлами). В питерском деле такого вещдока нет - ни книги, ни файлов. Зато присутствует акт исследования и экспертное заключение. Они служат доказательствами вины Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова.

Вероятно, чтобы как-то прикрыть фальстарт Шепелева, следователь Валерий Токарев уже после возбуждения пензенского дела «Сети»* заново оформляет в январе 2018 года поручение о проведении экспертизы объекта «Русский язык». Состав экспертов делает те же выводы, но допускает  огрех в датах: на первом листе значится, что экспертиза начата 7 февраля 2018 года, а окончена 5 марта 2017-го.

В суде Филинков заявил, что узнал о книге только из материалов дела.

«Я просил ознакомить меня с ее содержанием, но следователь отказал», - сказал Виктор, добавив, что, при этом, в обвинительном заключении присутствует экспертиза этой книги.

Сверхспособности оперативника Бондарева проявились в том, что он сумел воспроизвести многостраничный текст документа до того, когда тот был процессуально обнаружен. Речь об одном из базовых доказательств обвинения - протоколе съезда «Сети»*, якобы находившемся в ноутбуке Ильи Шакурского. Согласно протоколу, впервые этот ноутбук осмотрен следователем и техническим специалистом пензенского УФСБ 20 февраля 2018 г. Но месяцем ранее, 24 января, Константин Бондарев уже отрапортовал своему начальству о результатах поездки в Пензу, где ознакомился с материалами дела, прилагает «Справку об изучении протокола съезда Сети»* и распечатку самого протокола. Вторым ключевым доказательством обвинения служит так называемый «Свод Сети»*, представленный  следствием как устав террористического сообщества. Его обнаружили на переносном жестком диске Армана Сагынбаева.

Как установлено исследованием Игоря Михайлова (стаж экспертной службы 20 лет, работал в структурах МВД и СК), файлы с «протоколом съезда» и «Сводом» создавались и редактировались на компьютере пользователя с никнеймом shepelev. Специалист пояснил суду, что при создании файла в его метаданных фиксируется информация о создателе - та, которую владелец компьютера указал при установке Microsoft Word.

Допрос в суде Виктора Филинкова начался с его рассказа о задержании и пытках в минивэне, где под удары электрошокера Константин Бондарев требовал от него заучивать и повторять нужные ответы:

«После пыток, когда меня вытащили из минивэна, оказалось, что мы в лесополосе. Была зима, луна, снег… Велели вытереть лицо моей же окровавленной шапкой. Бондарев предлагал мне продолжить голым на морозе, где ко мне снова будут прикладывать шокер - например, к мошонке. Я очень не хотел этого и вел себя соответственно».

«Потом, уже на Шпалерной, оперативник примется набирать на компьютере заученные в минивэне показания», - рассказал Филинков.

Тогда Виктор впервые увидит следователя по делу (Геннадия Беляева), которого Бондарев звал просто Генкой:

«Он говорил: «Генка, ну ты посмотри, что я тут понаписал!» Потом вышел в туалет, а за компьютер сел следователь, что-то делал с текстом, Бондарев выкрикивал из туалета: «Ну че там, совсем бред?» Распечатали, дали мне листы, я все подписал».

Когда у Филинкова появился адвокат, Виктор отказался признавать вину. Потом же, по его словам, в здании УФСБ ему угрожали камерой с туберкулезниками и возможностью повторить «машину со спецами». После этого ему пришлось вину признать.

Текст протокола Беляев у Бондарева попросту списал. Их тексты идентичны на 91,2%. Таковы выводы заключения, выполненного по обращению защиты Филинкова. Исследовался целый ряд документов из доказательств обвинения. В заключении ЕСИН заимствования показаны в процентах: в разных парах сопоставляемых документов полные совпадения по протоколам допросов Сагынбаева достигают 97,1%, Шакурского — 92%, Зорина — 80,8%, Шишкина — 67,7%.

*Организация признана террористической и запрещена в РФ

Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью