Аргументы Недели Общество 13+

Мир после коронавируса

№ 16(710) 29.04–6.05.20 [ «Аргументы Недели », , Обозреватель отдела Общество ]

Мир после коронавируса

Внезапно всё человечество ощутило себя в неведении перед ближайшим будущим. Футурологи, чья деятельность до недавних пор воспринималась как нечто сродни литературным фантазиям, теперь стали для многих этакими штурманами цивилизации. Своими соображениями о грядущем делится с читателями «АН» Александр КОНОНОВ – кандидат технических наук, старший научный сотрудник Института системного анализа РАН, участник Ассоциации футурологов России.

– НА ПРОШЕДШИЕ дни стало общим местом сравнивать происходящее с Великой депрессией и мировыми войнами. Понятен ли масштаб кризиса, в котором оказалось человечество? Или можно малевать этот кризис как угодно, насколько фантазии хватит?

– Понятен масштаб угроз, которые возникли. Наихудший из возможных сценариев – разрушение цивилизации, цивилизационных институтов. Посмотрите, как сильно возросла покупка оружия в США – американцы опасаются анархии, готовятся к ней. Согласно этому сценарию, за анархией во многих странах последуют кровавые диктатуры и концлагеря.

Цена ошибок, которые человечество, в частности Россия, может совершить сегодня, очень высока. Экономика – скелет цивилизации. Нельзя преуменьшать ту опасность, которую создаёт для экономики всеобщий карантин. Необходимо срочно наладить механизмы, альтернативные ему. Это уже сделали Китай и Япония – страны, которые не обременены законами о защите персональных данных, действующими в западных государствах, в России. Возможности контроля над личностью позволили китайцам и японцам ограничить передвижение граждан, больных коронавирусом, и благодаря этому избежать всеобщей изоляции.

– Непривычно слышать, что в нашей стране чему-то сильно препятствуют права человека.

– В 2007 году у нас был принят 152-й Федеральный закон «О персональных данных», и страна старается его исполнять (в частности, он чрезвычайно важен для финансовой сферы). Распознавание лица с помощью видеокамер в общественных местах возможно только в том случае, если решением суда или прокуратуры биометрические данные человека внесены в базу. Аналогично обстоит дело с контролем передвижения граждан через мобильный телефон и платежи банковской картой. Взять и просто так растоптать собственный закон государство не может, это стало бы ударом по наработанным цивилизационным отношениям. По-видимому, в течение объявленного президентом нерабочего срока предполагается разработать комплекс мер, в том числе правовых, которые позволят, во-первых, выявлять переносчиков болезни, как можно сильнее расширив тестирование, и, во-вторых, контролировать их перемещение. Как результат – уйти от необходимости всеобщей изоляции.

– Мы начали с того, что цивилизация может сорваться в анархию и затем в тоталитарную диктатуру. Но есть и другой путь к тоталитаризму: через те самые меры, о которых вы говорите. Я далёк от мысли, что вирус запустило чьё-то правительство, но многим правительствам наверняка понравятся открывшиеся возможности контроля над обществом - в итоге пандемия уйдёт, а контроль останется.

– Бесспорно, обществу чрезвычайно важно видеть эти риски и предупреждать их. Другое дело, что высказывание опасений и конструктивная критика действий власти не должны сопровождаться пропагандой разрушительных идей. На мой взгляд, наша власть в условиях эпидемии действует разумно и гибко (правда, хотелось бы более внятных гарантий материального обеспечения граждан), а критики с «Эха Москвы» толкают её к катастрофическим ошибкам. Я говорю не о том, что чья-то точка зрения должна быть запрещена (этого делать как раз не надо), а о том, что государство должно предоставить информационную площадку для спикеров, готовых аргументированно оппонировать разрушительным идеям. В этой связи не могу не отметить хитрую информационную политику американцев: их мировоззренческое лидерство в мире основано на пропаганде свободы и демократии, и при этом они не афишируют аспект, к которому сами в своей стране относятся очень серьёзно, – идеологическую безопасность. Даря миру «автомобиль без тормозов», сами-то они прекрасно понимают, как важно обеспечить безопасность при реализации демократических свобод, и у себя в стране активно оппонируют идеям, несущим разрушение.

– Если по истечении объявленного срока изоляции будет необходимо продлить её на неопределённое время, готовы ли мы окончательно поселиться в Интернете?

– Думаю, для тех масс людей с высшим образованием, которые из-за бессрочного карантина потеряют работу и средства к существованию, будет лучше искать себя именно в Интернете. Собственно, какова альтернатива? Кто-то предлагает отправить домой гастарбайтеров и занять вакансии этими людьми, но, по-моему, отдаёт концлагерем. В то же время совершенно непонятно, как в Интернете смогут монетизироваться спорт, театры, концерты, музеи, – мы рискуем лишиться этих цивилизационных институтов.

– С пессимистическими сценариями дальнейших судеб мира всё более-менее ясно, не станем их живописать. А каков самый оптимистический?

– Последние 20 лет я разрабатываю теорию неуничтожимости человечества. Идею мне подкинул американский президент Рейган, который на Генеральной Ассамблее ООН в 1987 году сказал, что человечеству нужно пересмотреть свои мировоззренческие основы и сплотиться, для чего, вероятно, потребуется нападение инопланетян. И вот теперь – слава богу, без инопланетян – мы обрели возможность для этого. До сих пор наша цивилизация демонстрировала самоуничтожение (в результате войн, геноцидов, криминала), а теперь она получила великий шанс.

– Когда союзники разгромили нацистов, вовсю озвучивались подобные настроения. Однако сразу же началась новая мировая война, пусть и называемая холодной.

– Разумеется, человечество не изменится само по себе, за счёт одних лишь деклараций. Но оно непременно изменится, если новое мировоззрение будет интегрировано во все общественные дисциплины со школьной скамьи – от истории до ОБЖ. С самого детства люди должны воспринимать глобальные угрозы как реальные. Я говорю о разработке принципиально новых критериев для оценки чего бы то ни было, в том числе политиков, да и вообще любых людей: что способствует выживаемости цивилизации, то благое. Единение человечества в интересах каждого из нас.

– Такое единение может опять-таки увенчаться тотальным контролем, причём уже в масштабах всей планеты. Не будем забывать: ключевой книгой нашей европейской культуры является Библия. Её заключительная часть - Откровение (Апокалипсис) Иоанна Богослова - повествует о финальном этапе человеческой истории, когда мир во избежание хаоса объединится под властью антихриста.

– Бесспорно, мы не можем сбрасывать Откровение Иоанна Богослова со счетов. Это первая в истории мощная модель угроз, подстерегающих цивилизацию. И действительно, многократно объявлялись субъекты, стремившиеся к власти над всем миром, – их имена каждый знает с детства. Но единение мира, о котором я говорю, – это не единение под чьей-то властью. Напротив, мы должны исправить недостатки нынешней глобализации, в рамках которой недооцениваются роли отдельных народов в общем цивилизационном развитии.

– Этот сценарий, очевидно, предполагает масштабную помощь третьему миру?

– Да, но не в той форме, в какой это делалось до сих пор. Тот якобы гуманизм, который проявлял в последние годы Евросоюз, слишком опасен для населения самого Евросоюза. Вместо того чтобы поощрять миграцию из третьего мира, нужно искоренить её причины, то есть создать там необходимую инфраструктуру.

– Обновлённая мировая цивилизация будет социалистической?

– Смотря что вы под этим понимаете. Разумеется, она не будет обременена левой идеологией, ограничивающей личную инициативу. В то же время нельзя отрицать, что большинство стран, наиболее приблизившихся к всеобщему благоденствию граждан (Швеция, Дания, ФРГ, Австрия, Швейцария), сделали это за счёт высоких налогов для богатых. Правда, даже в этих странах соцзащите свойственен социальный садизм, когда человеку, получающему пособие по безработице, фактически запрещена подработка. Думаю, в новом мире этот садизм будет осознан и преодолён.

– Подытоживая, вернёмся к началу. Можно долго фантазировать про будущее, но сегодня мы стоим перед выбором не между плохим и хорошим, а между плохим и очень плохим - осталось решить, что хуже. Или человеческая свобода с разгулом коронавируса, или победа над пандемией ценой полного отказа от гражданских прав по китайскому образцу.

– Абсолютно не так. Ничто не вынуждает нас выбирать, как вы сказали, между плохим и очень плохим. Практики других государств нужно заимствовать не скопом, а отделяя позитивное от негативного, пригодное от непригодного. Перенимая китайский опыт по отношению к пандемии, мы не обязаны перенимать все особенности этого государства. За всё хорошее против всего плохого – и никак иначе.

– Напоследок прокомментируйте главную страшилку - про то, что не сегодня так завтра Интернет не выдержит возросшей нагрузки, серверы перегорят, и тогда, утратив ключевое средство коммуникации и администрирования, мы точно провалимся в тартарары.

– Вы когда-нибудь бывали в современных дата-центрах? Там пахнет мазутом. Знаете почему? Потому что они полны электрогенераторами. Как только возникает перебой с электричеством, тут же включаются эти резервные источники питания. Дата-центры строятся с большим запасом прочности, и уж что-что, а это никакого беспокойства у меня не вызывает.

 

В мире

Сатановский перечислил вероятные плацдармы для новой войны Запада против России
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью