Аргументы Недели Общество 13+

Как спрятаться от снайпера

, 14:15 [ «Аргументы Недели», , Специальный корреспондент ]

Как спрятаться от снайпера
Снайпер ЛНР Костя Леший на фото автора

Главное оружие снайпера — террор и паника. Снайпер народной милиции ЛНР раскрыл секреты своей профессии. Костя с позывным Леший дал совет журналистам, как вести себя на передовой, чтобы выжить.

Костя Леший на войне на Донбассе с самого начала. Взял в руки оружие в мае 2014 года. Через месяц будет шесть лет, как он воюет. Секретами своей профессии он поделился специально для «Аргументов недели» в рамках проекта Survive war («Выживание на войне»).

— Если бы ты был журналистом, как бы ты себя вел?

(Смеется) Если бы я был журналистом, я бы не ходил там, где работает снайпер. Я бы слушал то, что мне говорит сопровождающий, лишний раз не высовывался. Обязательно надевал бы средства индивидуальной защиты, то бишь, бронежилет, каска. Желательно, чтобы было какое-то обозначение, что это военкор, а не какой-то любитель снять на камеру.

Лично мое субъективное мнение, я бы, конечно, военкора не стрелял. Если бы мне довелось увидеть корреспондента на противоположной стороне, я бы убил сопровождающего. А военкор, пускай, снимет это на камеру. В позиционной войне мои два союзника — террор и паника. Пусть, журналист покажет это видео своим сослуживцам, товарищам по оружию. И пускай, они ходят в следующий раз, пригибаясь.

ВИДЕОИНТЕРВЬЮ КОСТИ ЛЕШЕГО, СНАЙПЕРА НАРОДНОЙ МИЛИЦИИ ЛНР

— По твоему опыту, как спрятаться от тебя?

— Смотрите за фоном, который находится сзади вас. Следите за тенью. Какие-то укрытия, препятствия должны быть, чтобы вас не застать врасплох в случае опасности. Не забывайте про тень и солнце.

— Как ты, вообще, работаешь? Вот, ты впервые прибыл на какие-то позиции, как ты выбираешь места для работы?

— В первую очередь, если это позиция не нашего подразделения, то уточняю места установки мин, растяжек. Интересуюсь, где можно лечь, посмотреть, понаблюдать, откуда работают снайпера противника. Уточняю, где находятся пулеметные гнезда и так далее. Исходя из этого, я выбираю позицию.

На работу выхожу затемно. Если возникает необходимость выйти на работу засветло, то выдвигаюсь скрытно. Где-то ползком. Если есть такая возможность, то иду по окопу.

— Можешь назвать стандартный перечень мест, где может прятаться снайпер?

— Здесь позиционная война. Как правило, нас разделяет нейтральное поле. Мы располагаемся в одной зеленке, они — напротив. Соответственно, я лягу за краем зеленки. Во-первых, мне важно учитывать возможность ухода. Минами противник будет обрабатывать край зеленки. Поэтому я должен разместиться таким образом, чтобы избежать попадания в меня.

Если я выдвинусь из зеленки, мою работу будет заметно по выстрелам. Когда я нахожусь в глубине посадки, использую кусты и деревья, как шторы. Передний край зеленки становится для меня занавеской.

Кроме того, в глубине глушится звук выстрела. Пороховые газы остаются там же, на месте. А противник пусть работает по переднему краю зеленки, хоть до скончания века.

— Допустим, ты выбираешь позицию для стрельбы в высотном строении или в жилом доме, где ты можешь спрятаться? Как журналисту тебя вычислить, чтобы тебе не попасться?

— Здесь такое дело. Обнаружить огневую точку снайпера в здании или в зеленке сможет не каждый военнослужащий. Если быть более точным, то он не сможет это сделать точно. Если снайпер хороший, рабочий, а не идиот с винтовкой, никогда вы его не обнаружите.

Если он прячется в квартире, то укрытие будет в глубине комнаты. Он будет находиться в тени, бить из-за мебели. Визуально, даже с помощью оптических приборов, вам не удастся обнаружить снайпера. Если, конечно, у вас нет тепловизора.

— По времени суток, по месту нахождения солнца есть какие-то предпочтения?

— Конечно, есть. Если солнце бьет в глаза, оптика будет бликовать. Поэтому если солнце светит мне в лицо, я не буду работать, я буду отдыхать. Когда солнце находится у меня за спиной, то здравствуйте, это мое рабочее время.

— Помимо бронежилета и каски, есть какие-то отличительные черты журналиста? Допустим, военкор приходит в военной форме. Ты издалека можешь его определить?

— Такого нет. Самая малая дистанция, на которой мне приходится работать: 350 – 400 метров. К сожалению, моя оптическая система, которая находится на моей старушечке-винтовочке, не дает мне это сделать — определить журналиста не в бронежилете. Я стреляю по своим принципам, методам и убеждениям?

— Ты выходишь на позиции. Что ты делаешь в первую очередь?

— Снайпер, прежде всего, это хороший наблюдатель. Он же корректировщик огня, он же разведчик. Даже не производя стрельбы, одна из моих непосредственных задач — это наблюдение за передним краем противника. Я беру «тээрочку» (ТР — труба разведчика). И веду наблюдение в сторону противника. На самом деле, стреляю я не каждый день, а веду наблюдение постоянно.

— Есть какой-то принцип, которым ты руководствуешься при ведении наблюдения?

— Сначала ты осматриваешь передний край, потом смотришь в глубину, потом по сторонам больше захват берешь. Таким образом ты можешь заметить малейшие изменения. Когда ты находишься долго на позиции, сразу в глаза бросается то, чего не было еще вчера.

Общество

Симоньян предрекла гражданскую войну из-за бесконтрольности соцсетей
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью