Аргументы Недели Общество 13+

Потерял руки, обрёл себя. История марафонца Павла Трофимова

, 21:54 [ «Аргументы Недели», ]

Потерял руки, обрёл себя. История марафонца Павла Трофимова
Паша Трофимов

Кто бы мог подумать, что спустя 15 лет имя этого мальчика будут скандировать восхищённые зрители одного из самых значимых беговых событий мира – Нью-Йоркского марафона длиной 42 километра.

«Мне было 6 лет. Осень. Я перелезал через забор, чтобы попасть на крышу бани. Рядом стоял сельский трансформатор. С него всегда свисали провода, но нам говорили, что он обесточен и не опасен. Я и раньше там ползал, но в этот раз поскользнулся. Одной рукой зацепился за забор, а второй схватил первое, что попалось. Это оказался оголенный провод. Так меня ударило 10 000 вольт. Дальше была кома, больница и ампутация рук…по плечи…» – вспоминает Паша Трофимов. 

 

О СПОРТЕ

«В 10 лет я попал в Дмитровский дом-интернат. Там и началась моя спортивная жизнь. Тренер горнолыжного клуба Леонид Тягачёв набирал группу и предложил тренироваться мне. Ноги у меня всегда были здоровыми и сильными, и я согласился. Параллельно решил попробовать себя и в других видах спорта: прыжки в длину, лёгкая и тяжёлая атлетика. У меня получалось, я набирал обороты, стал выступать на чемпионатах России и получать медали. Так обо мне узнал фонд «Жизнь в Движении».

Они предложили поехать в крымский скальный лагерь. Долго думали, как я буду забираться на скалы без рук.

Решили, что там мне можно будет просто отдохнуть и поваляться на пляже. Но я так не могу! Я приехал, у меня есть цель, а значит нужно что-то делать. Страшно было только за лицо: ведь если я начну падать, то не смогу подставить руки. Такие моменты были, но я справился: покорял вершины, спускался в пропасть. Всё держалось на общей системе: страховочный пояс, канат и крепежи. Инструктор прокладывал маршрут, ставил зацепы, и потом мы поднимались. Основной упор, конечно, у меня был на ноги, но где-то цеплялся плечом. Для меня адреналин это такая штука, которой я питаюсь. Мне многие говорят, что я слишком самоуверенный. Но разве это плохо?

После лагеря стал очень тепло общаться с фондом. Я не могу сказать, что я подопечный. Мы друзья. Они мне и предложили бежать марафон. Это должно было случиться ещё на год раньше, но возникли проблемы с визой. И вот в 2019-м за 3 месяца до старта мне снова выпадает такая возможность. Это международное событие мирового класса! Конечно, я сказал «Да!». Меня познакомили с тренером, Ириной Борисовной Подъяловской. До этого я был спринтером. 100, 200, 400 метров – легко! 800 м – я уже думал, а 5 километров для меня было нереальным. Но Ирина Борисовна научила меня любить бег.

Ирина Борисовна Подъяловская (заслуженный мастер спорта и чемпионка СССР по лёгкой атлетике, рекордсменка мира):

«Паша – изумительный мальчишка. У него в глазах видна уверенность. На первой встрече я отметила его сильные ноги, а он улыбнулся и сказал: «Ну конечно, я всё ими делаю!». Для него непозволительно особое отношение к себе. Он тренировался так же, как и остальные ребята. Даже упражнения ОФП, где нужны руки для баланса, старался выполнять. Я не могу назвать его человеком с ограниченными возможностями. Рядом с ним это не чувствуется. Когда я хотела взять его телефон, чтобы записать туда свой номер, он ответил: «Нет, я сам!». Паша не позволял даже поить себя на тренировках. Зажимал плечом фляжку и отлично справлялся. Менять мокрую майку на сухую после занятий и застёгивать куртку – единственное, в чём он разрешал помочь».

«Ирина Борисовна научила меня правильно дышать, контролировать пульс, тренировать сердце. Это очень важно. На марафоне передо мной люди сходили с дистанции, падали в обморок, потому что делали это неправильно. А я слышал и слушал свой организм. Понял, что бег – это сила! Кроме тренировок выходил на пробежки по ночам. Это, кстати, помогло мне быстрее перестроиться на время в Штатах. Когда закончилось лето, пришлось вернуться в Дмитров. Мы постоянно были на связи с тренером и продолжали готовиться дистанционно. Параллельно я выступил в трейлраннинге. Это бег по бездорожью: лесу, песку, болотам, горам. Там преодолел 15 километров, показал хорошие результаты и почувствовал себя уверенней.

И вот я оказался в Нью-Йорке. На всех тренировках я был спокоен. Мандраж ощутил только на старте. Хлопок из пистолета, сердце замирает, и ты понимаешь, что всё, пути назад нет. Только вперёд! На дистанции почувствовал не совсем соревновательный режим. Это было как полезный отдых: бежишь и наслаждаешься атмосферой. Когда мы выбежали в жилые районы города, я даже снял наушники, потому что вокруг происходило что-то невероятное. При виде меня у болельщиков был просто взрыв эмоций: пожарные машины включали сирены, полицейские отдавали честь, люди кланялись

Это безумно заряжало! Без сложностей, конечно, не обошлось. В один момент мне пришлось остановиться, потому что сильно дёрнуло ногу. На дистанции стояли точки с водой и изотониками для бегунов. Их наливали в бумажные стаканчики. Так вот все эти мокрые стаканчики в итоге оказывались под ногами. На одном из них я и поскользнулся. Пришлось остановиться, чтобы потянуть и размять связку. После отметки в 30 километров есть понимание, что скоро будет финиш. И это сбивает. Ты его ждёшь, а его всё нет. Уже начинаешь чувствовать натёртые ноги. Пока не представляю, как люди бегут по 100 километров, но, думаю, всё впереди».

Ирина Борисовна Подъяловская:

«Мы следили за марафоном всю ночь. Ни один человек из группы, в которой Паша занимался, не лёг спать, пока он не финишировал. Я понимала, что после 20-го километра у него очень устанет спина, потому что он ей держит баланс. Но я знала, что с его характером он добежит до конца, он готов!»


За несколько недель до старта Паша узнал, что марафон принесёт ему долгожданные протезы. Бегуны могут посвящать свои забеги определённым целям. Для этого после регистрации участников на сайте марафона создаются странички спортсменов, где любой желающий может пожертвовать средства. Российский бизнесмен Владимир Поддубко посвятил свой забег Павлу, благодаря чему удалось собрать необходимую сумму для установки протезов. Владимир и Паша вместе тренировались и оба пробежали нужную дистанцию. Павел тоже собирал деньги, но не для себя. Его целью была помощь с протезированием для детей проекта «Хочу ходить».

«Это очень сильно мотивировало. Я понимал, что каждый мой шаг для кого-то будет стоить тысячи шагов. Что я могу дать надежду на то, что кто-то когда-то сможет побежать рядом со мной.

Я думаю – всё неслучайно. Иногда жизнь подкидывает сюрпризы и смотрит, как ты из них выберешься. Но каждый сам кузнец своего счастья. Я всегда так жил. Возможно, если бы я не получил травму, то не стал бы сегодня спортсменом, не добился таких результатов».

 

О ЖИЗНИ 

После удара в 10 000 вольт Паша попал в больницу. Врачи могли спасти хотя бы половину рук, но почему-то не стали этого делать. Спортсмен с ужасом вспоминает дни после того, как очнулся в больничной палате.

«Ампутация прошла ужасно. Я благодарен за то, что меня хотя бы откачали. Потом были отвратительные перевязки. Мне ничего не отмачивали, сдирали кожу вместе с бинтами. Мама не выдержала и забрала меня домой. Делала перевязки сама и спустя месяц всё зажило, кожа затянулась. Вот что делает любовь!

Из-за травмы в школу я пошёл только в 8,5 лет. После больницы быстро вернулся к обычной жизни. У меня было много друзей. Я был хулиганом и задирой. Чуть что рвался в бой. Как и всем пацанам моего возраста, мне нужно было постоянно куда-то залезть и напакостить. Были даже приводы в полицию, но я как-то всегда выходил сухим из воды.

Я был трудным ребёнком, много проблем создал семье своим поведением. Мы жили хорошо, но из-за моих выходок меня стали забирать в приюты, из которых я всегда сбегал домой. Всё закончилось судами. 4 мы выиграли, но пятый проиграли: маму и отчима лишили родительских прав. Я должен был ехать в Дмитровский приют. Говорили, что там дети занимаются спортом, есть чемпионы, и там я буду развиваться. Когда я узнал, что меня хотят забрать так далеко, то сбежал из дома... на год. Жил у друга, меня приняли и поняли его родители и никому не рассказывали, что я у них. Мои родные тоже знали, где я. Конечно, они отговаривали меня, считали интернат хорошей идеей.

Я понял, что они были правы только после того, как год прожил в том самом интернате, где изменилась моя жизнь. Поначалу я звонил и просил забрать меня, говорил, что мне плохо. На самом деле там не было плохо, но я очень хотел вернуться в семью: к маме, отчиму и брату. На тот момент мама уже болела раком. Прошло время, я начал заниматься спортом, учиться и привык к новой жизни. Продолжал хулиганить там: был такой главой банды. Мы терроризировали и воспитателей, и ребят. Когда вырос, всё это прошло.

Я встретил хороших друзей из клуба единоборств «Сварог». Это были суровые мужики старой закалки. Они пришли к нам рассказывать о клубе и мы разговорились. До этого я уже занимался тхэквондо, тайским боксом и решил тренироваться у ребят. Они как будто залезли мне в голову и поставили на правильную дорогу. С того времени, с 15 лет, я изменился.

Сейчас я заканчиваю 12-й класс и нужно выбирать профессию. Хочу быть психологом. У меня хорошо складывается общение с людьми. Я их мотивирую. Мне часто говорят, что после разговора со мной совсем по-другому смотрят на свои проблемы. Не то, что я рассказываю им про свои и сравниваю, нет! Я никогда не говорю о трудностях. Просто люди любят со мной общаться. Я рассказываю разные истории. Например, когда меня спрашивают, что случилось с руками, могу сказать, что их откусил медведь, я же с Сибири! Всегда интересно смотреть за реакцией людей. Потом, конечно, говорю правду.

Ещё я читаю рэп. У меня есть друг – талантливый автор Михаил Астанов. Я рассказываю ему свои истории и мысли, а он пишет тексты к песням. Скоро выйдут первые 2 трека. Это жизненные строки с загадками в словах, над которыми нужно подумать. Одна из них: «Небо – потолок, вся жизнь – урок». Ты не прыгнешь выше потолка. Как бы плохо или хорошо в жизни всё ни было, это урок, который ты должен понять и нести. Мои песни поймут те, кто меня знает, или те, кто столкнулся с трудностями.

Могу сказать абсолютно всем: все проблемы в голове! Каждую преграду и каждый барьер ты ставишь себе сам. Кто-то может бегать на протезах, а есть здоровые люди, которые не могут подняться с дивана. Жизнь – это ты и то, что ты делаешь. Вокруг меня всегда было много хороших людей. Наверное, потому что я так живу! Я несу свою историю и хочу оставить отпечаток в этой жизни, остаться у кого-то в памяти!»

 

Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью