Аргументы Недели Общество 13+

«Лицо и голос» ДНР

№ 5(699) 12–18.02.2020 [ «Аргументы Недели », ]

«Лицо и голос» ДНР

Этого человека в лицо знают миллионы российских телезрителей. Именно заместитель начальника управления народной милиции ДНР Эдуард БАСУРИН стал для многих «лицом и голосом» Донецка, комментируя в эфире наших телеканалов те военные действия, которые ВСУ осуществляют на территории независимых от властей Киева республик. Мы беседуем с Эдуардом Александровичем в номере донецкой гостиницы «Континенталь».

– КАК вы оцениваете работу российских СМИ на Донбассе? Не слишком усердствуют наши федеральные телеканалы, постоянно муссируя тему конфликта?

– Куда бы журналист ни приезжал, если он профессионал, то везде работает одинаково. В принципе нет различий в этом ни в Донецке, ни в Луганске, ни на Украине, ни в Беларуси. Понятно, что есть определённая ангажированность журналистов, работающих на определённых каналах. Потому что им руководство ставит определённые, специфические задачи, которые они должны выполнять. У меня по роду деятельности была возможность общаться с мировыми звёздами журналистики из разных стран, которые трудились на известные корпорации – CNN, BBC, NBC. Встречались такие люди, которые, невзирая на позицию государства, давали информацию так, как всё и происходило на самом деле.

– И так было всегда?

– Да. Помню, как один из корреспондентов CNN во время нашей беседы постоянно меня выводил на вопрос о том, за кого я больше болею – за Трампа или Клинтон? Шла как раз предвыборная кампания в США. Я потом навёл справки об этом журналисте. Он очень много делал репортажей из горячих точек, и его точка зрения отличалась от общепринятой. Но поскольку он имел вес в сфере медиа, ему это дозволяли делать. Вот пример профессионализма, когда ты находишь способ обойти запреты и табу. И выдать ту информацию, которая интересна тем людям, которые тебе за это платят деньги, а с другой стороны, подать её чуть в другом ракурсе, чтобы она заставляла тех же людей задуматься. Но в такой ситуации многое зависит не от самого журналиста, а от государства, которое требует определённого взгляда на ситуацию. Есть требования, которые надо выполнять. Кто платит, тот и заказывает музыку.

– Меня потрясло количество машин с логотипом ОБСЕ в Донецке. Как вы оцениваете роль этой организации в ДНР?

– Они говорят, что машин и людей мало. Надо бы добавить… (Улыбается.) Честно говоря, я не понимаю, зачем тратить на них деньги. От них нет никакого выхлопа. В чём бы они ни участвовали, я не увидел положительных итогов их работы. Да, они присутствуют, но, как я понимаю, для самой организации это слишком затратный проект. Не понимаю, для чего эта миссия была создана.

– ООН даёт следующую цифру погибших за время войны в Донбассе – более 13 тысяч человек…

– Последняя цифра была уже 15 тысяч. Наверное, это более правдивая цифра. Всё дело в том, что они дают число погибших среди гражданского населения.

– То есть они не включают в подсчёты ополченцев?

– Их на данный момент у нас более пяти тысяч. Но мы эту цифру стараемся не афишировать. По закону войны число погибших с атакующей стороны по отношению к обороняющейся – один к трём. То есть сами можете подсчитать число жертв со стороны ВСУ. В своё время немецкая и французская разведки давали цифру от 20 до 30 тысяч погибших. Здесь трудно точно установить количество, потому что во время войны каждая сторона старается скрыть истинные цифры потерь. Мотивы украинской стороны понятны. Если всей Украине показать реально количество погибших, раненых, покалеченных, взбунтуется само общество. Принцип пропаганды, который был характерен для Германии 1930-х годов, оказался очень живучим. Тот, кто владеет умами аудитории, тот в состоянии решать многие проблемы, как экономические, так и политические. Поэтому информационная война и создаёт возможность манипулирования массами.

– Учитывая ваш опыт работы на информационном фронте, какие бы вы дали рекомендации СМИ относительно того, что ещё надо рассказывать о жизни в ДНР, чтобы восприятие ситуации в России изменилось?

– Cамое главное, что надо донести, это мысль о том, что мы – не нахлебники. У нас особый донбасский менталитет, отличающийся от остальной Украины и даже отчасти от России. Мы никогда не были попрошайками. Мы всегда пытались, как бы ни было тяжело, зарабатывать деньги. Просто иногда, как в нынешних условиях, нет возможности. По разным причинам. Но мы всё равно выкарабкаемся.

Сергей ИЛЬЧЕНКО (Донецк – Санкт-Петербург)

Автор выражает огромную признательность Наталье Мо-скаленко, сотруднице Донецко-го национального университета, за неоценимую помощь в орга-низации этого интервью.

 

 

 

 

Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью