Аргументы Недели Общество 13+

Страх Господень – не страх наказания, а любовь и понимание законов Божьих

№ 2(696) от 22 – 28 января 2020 [ «Аргументы Недели Сахалин», ]

Страх Господень – не страх наказания, а любовь и понимание законов Божьих

Сегодня мы беседуем с высокопреосвященнейшим владыкой Аксием, архиепископом Южно-­Сахалинским и Курильским о христианских запретах и заповедях, об их истинном смысле и об ответственности за нарушение Божьих установлений. Другими словами, тема разговора – грех. А кто из нас без греха, пусть перевернёт газетную страницу...

Употребите жизнь во благо

­ Насколько строго следует соблюдать заповеди? И имеет ли значение, кто их нарушает: монах или мирянин, образованный человек или тот, кто даже не осознает греховности поступка?

­ Важно понимать, что является заповедями. В сознании людей любое авторитетное утверждение или традиционно принятое мнение может восприниматься как заповедь. На самом же деле это вовсе не Божье установление, в отличие от евангельских, ветхозаветных и новозаветных заповедей.

В Евангелии сказано: «Кому много дано, с того много и спросится». Случается, что человек совершает проступок по незнанию. Бог не является строгим судьёй, и утверждение о том, что незнание закона не освобождает от ответственности, неприменимо в отношении столь справедливого судьи. Это человеку свойственно делить всё на белое и чёрное, а Бог, зная все обстоятельства нашей жизни, не может быть столь прямолинеен.

Если мы говорим о священнослужителе, то ему и по сану, и по должности, и по жизненному укладу положено соблюдать заповеди Божьи. Если, будучи облеченным большей ответственностью и наделённым большими правами, он их не исполняет, то с него взыщется строже. Но понимание строгости или милосердия – оно в любом случае лишь человеческое. Как будет на самом деле, никто из живущих не знает. И все же, поскольку священники облечены большими правами со стороны духовной (могут совершать литургию и таинства), то Бог, давая им больше возможностей употребить жизнь на своё спасение, на самосовершенствование, ожидает от них большего.

Важно, на мой взгляд, ещё вот что. Один человек всю жизнь борется со своей греховной слабостью, эта страсть в нем настолько сильна, что борьба с ней отнимает много сил и времени. Другой – по природе мягкий, уравновешенный (благодаря врождённым свойствам характера, хорошему воспитанию, не столь агрессивной среде и т.д.), вообще не прилагает каких­-либо усилий для погашения раздражительности. А по факту, впечатление от общения с первым – тяжёлое, а со вторым – всегда положительное. Между тем неустанная борьба первого ценна сама по себе, даже если она не всегда венчалась успехом. И если человек зачастую не способен видеть эту борьбу, то Господь без помех читает в сердцах наших.

Непонимание этого часто ведёт к такого рода заблуждению: «Зачем я буду исповедоваться и удерживаться от греха, если я всё равно нарушу заповедь. Я слаб. Моя природа всегда одолевает желание вести праведную жизнь». Но опыт духовной жизни говорит о том, что Бог принимает не только результат, но и ту работу, которую человек над собой совершает. А в таинстве исповеди Господь как раз и прощает грех, и подаёт силу не совершать его далее.

Нарушение заповедей, как, впрочем, и правовых норм светского государства, влечёт наказание различной степени строгости. Но наказание не надо воспринимать как нечто унижающее или убивающее. Оно даётся для вразумления и исправления.

«Люби Бога и делай что хочешь»

­ Поговорим о самих заповедях, их сути. Одинаковы ли они по своей строгости?

­ Сам Христос в Евангелии говорит лишь о двух заповедях: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» и «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». На этом основано все христианское учение и все пророческие изречения. А Блаженный Августин говорит так: «Люби Бога и делай что хочешь», подразумевая, что, любя Бога, ты не сделаешь плохого.

Если мы обратимся к Десятисловию – предписаниям, десяти основным законам, которые, согласно Пятикнижию, были даны Моисею самим Богом на горе Синай, то первые четыре заповеди важны, поскольку касаются отношений между Богом и человеком:

1. «Я Господь, Бог твой...». Бог напоминает человеку о той духовной связи, которая должна между нами сохраняться, а также упреждает от поклонения другим, вымышленным богам.

2. «Не сотвори себе кумира...». Не поклоняйтесь никакому божеству и никакому человеку как божеству. Речь не идёт о почитании таланта, о признании авторитета. Нельзя поставлять человека вместо Бога. Как говорит царь Давид: «Всяк человек – ложь». Если кумир многих не имеет своим ориентиром Бога, а сам претендует занять вершину иерархии ценностей, это становится страшным бедствием. Тогда оказывается «оправдан» авторитаризм, тоталитаризм, нацизм.

3. «Не произноси имени Господа твоего всуе...». Обращаться к Богу следует в молитве и не упоминать в разного рода присказках. «Слава Богу за всё» вместо «Всё не слава Богу»!

4. «Помни день субботний, чтобы святить его...». В Новозаветной Церкви праздничным днём почитается воскресенье, в честь Воскресения Господня из ада. Но суббота в переводе с древнееврейского означает «день покоя», седьмой день, когда Господь почил после шестидневного труда своего – это и есть нынешнее наше воскресенье.

Остальные шесть заповедей касаются отношений между людьми:

5. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе».

6. «Не убивай».

7. «Не прелюбодействуй».

8. «Не кради».

9. «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего».

10. «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». По-простому ­ не завидуй!

Таким образом, различие между этими двумя группами заповедей есть. Но сказать, что нарушение одной заповеди более страшно, чем нарушение другой, нельзя. Дело в том, что при нарушении одной заповеди, есть большая предрасположенность к нарушению следующих.

Как зарождается грех

­ Правда ли, что мысли о чем­-то греховном уже грех? Что такое грех?

­ В первую очередь Бог – Отец наш, который милует нас, и только потом – Судья. Смысл наказания – научение своего чада из любви к нему и в его же интересах.

Когда мы совершаем какой-­то проступок, мы называем его грехом. Обличает ли его наша совесть, зависит от уровня ее развития. В переводе с греческого грех – это промах, «мимо цели». Отклонение от благой, нравственной цели и есть грех, ошибка.

Опасно, когда вдруг начинают меняться сами нравственные ориентиры, что легко вводит людей в заблуждение и «даёт добро» на поведение, которое во все времена считалось грехом (например, однополые браки). Но промах остаётся таковым – промахом мимо высшей цели.

Преподобный Нил Сорский детально рассмотрел стадии зарождения греха. Первый этап – прилоги – греховные мысли, пришедшие человеку на ум, которые еще не являются согрешением в собственном смысле этого слова, поскольку помыслы приходят со стороны. Второй этап – сочетание – «запретный плод» уже захватывает внимание и ум человека; начинается собеседование с помыслом, любование им. Третий этап – сложение – грех уже проникает внутрь человека, поселяется в его уме, поражает его сердце и чувства. Четвёртая стадия – пленение – это порабощение воли человека, которая призывает к действию, к реализации замыслов. На пятой ступени – страсть – греховные мысли и чувства закрепляются, материализуются в конкретных поступках. Страсть превращается в естественное качество человека, становится нормой и смыслом его жизни, то есть превращается в порок. Наглядные примеры прохождения человеком всех этих стадий – грехопадение Евы или преступление литературного героя Родиона Раскольникова.

Важно вовремя отринуть греховную мысль, не дав ей укрепиться в сердце. И нет лучшего для этого средства, чем молитва.

Страх Божий

­ Можно ли отмолить грехи?

­ «Молитва о прощении греха» для меня предпочтительнее, нежели термин «отмолить грехи». Во втором случае как будто речь идёт не о работе над собой, не о духовном подвиге, а о чём-­то формальном. В православной церкви есть такое таинство – таинство покаяния, таинство исповеди. Человек рассказывает священнику о том, в чем он видит свою неправоту. Часто слышны такие возражения: «Зачем мне священник? Я все расскажу Богу». Но участвовать в таинствах мы можем только в церкви, через таинство нам подаётся благодатная помощь. Она подаётся и в собственной молитве, но в таинстве исповеди грехи прощаются по силе принесённого покаяния.

Можно молиться о прощении своих согрешении, но мы не Бога должны умилостивить, а исправиться внутренне. Святые отцы говорят, что мало не совершать грех впредь, ты должен совершить добродетель, противоположную этому греху. Каешься в жадности? Прояви щедрость!

Мы можем молиться о близких и родных. Можем молиться о наших усопших сродниках. В этом смысле мы с ними связываемся посредством молитвы. Умершие не могут молиться за себя, поэтому наша молитва так важна для них.

Можно молиться о мало знакомом, выражая таким образом сочувствие его жизненным обстоятельствам. Церковь молится о всём народе (и не только о православных), даже о тех, кто ещё не нашёл Бога.

­ Что имеется в виду, когда говорится о страхе Божьем?

­ Мы должны бояться Бога только в том смысле, что Он, проявляя к нам свою любовь и отеческую заботу, не достоин испытывать от нас презрение и унижение. Мы не должны бояться Бога животным страхом, в ожидании ужасного наказания. Страх Божий рождается из любви, это даже больше чем уважение и любовь к Богу, это понимание, что нарушение Божьего Закона вредит в первую очередь нам самим.