Аргументы Недели Общество № 35(679) от 11.09.19

Какие шаги необходимо предпринять для ликвидации терроризма

, 08:38

Какие шаги необходимо предпринять для ликвидации терроризма

Ассамблея народов Сахалинской области при поддержке правительства Сахалинской области провела круглый стол, посвящённый Дню солидарности в борьбе с терроризмом. Вспоминая скорбную дату – пятнадцатилетие трагедии в Беслане, участники начали встречу минутой молчания

Насилие, направленное против мирных людей

­ К сожалению, когда речь идёт о терроризме, мы думаем, что нас это не коснётся, что в нашем регионе живут нормальные, просвещённые люди, что это беда больших городов и других стран, ­ открыла работу круглого стола председатель совета ассамблеи народов Сахалинской области Майя Кириллова– Но жизнь показывает иное. С развитием Интернета и свободного доступа к Сети молодёжи лицо терроризма также молодеет, становясь при этом всё более бессмысленным и абсурдным.

Первым было предложено выступить врио начальника управления по вопросам миграции УМВД России по Сахалинской области Андрею Миронову:

­ Более 70% всего миграционного потока, который посещает нашу область, составляют представители Средней Азии, ­ заявил полицейский. – В текущем году было поставлено на учёт 40 783 человека; ежегодно на территории области находится около 30 тысяч мигрантов (одно лицо может быть поставлено на учёт несколько раз), что составляет около семи процентов от общего числа населения. Анализ происходящего показывает, что иностранцы остаются у нас в области; процент лиц, получающих гражданство, растёт; процент лиц, получающих разрешительные документы на длительное проживание (виды на жительство и разрешение на временное проживание), также ежегодно растёт. Экономика региона заинтересована в том, чтобы у нас оставались более подготовленные, квалифицированные люди, имеющие высшее образование. Мы менее заинтересованы в тех, кто нацелен заработать денег и увезти их за пределы Сахалина.

Весь миграционный поток проходит различные проверки, выявляется причастность и содействие террористическим организациям. У нас есть возможность выделять и выдворять, закрывать въезд для нежелательных у нас лиц.

Ведётся работа по снижению количества нелегалов, снижению рисков занятия ими противоправной деятельностью.

На круглом столе также было озвучено, что за восемь месяцев 2019 года на территории региона зарегистрировано пять преступлений террористического характера (как правило, это финансирование террористической деятельности и выезд в страны боевых действий, на сторону ИГИЛ). Все пять преступлений совершены иностранцами либо гражданами России – уроженцами среднеазиатских республик, относительно недавно получившими «свежие» паспорта. Мы также работаем над выявлением лиц, которые ведут активную вербовку среди нашего населения (в том числе используя Интернет).

Для России противодействие терроризму, к сожалению, является актуальной проблемой. Вспомним теракты в декабре 2013 года в Волгограде, взрыв самолёта над Синайским полуостровом в октябре 2015 года, теракт в петербургском метрополитене в апреле 2017 года и, конечно же, теракт в Беслане. Террористические действия всегда носят публичный характер и направлены на общество. Это, как правило, насилие не в отношении представителей власти (что тоже не имеет оправдания), а насилие, направленное против мирных и беззащитных людей с обязательной демонстрацией катастрофических последствий через СМИ. Современный терроризм характеризуется интеграцией отдельных террористических организаций в более крупные структуры на религиозной, этнической, идеологической основе. Как правило, эти структуры прекрасно организованы, используют современные средства связи для координации своих действий, имеют надёжные источники финансирования и поставщиков оружия (в роли последних выступают как экономически развитые страны, так и слаборазвитые регионы, где идут вооруженные конфликты).

Основные причины возникновения терроризма: обострение противоречий в политической, экономической, социальной, идеологической, этнонациональной и правовой сферах; нежелание отдельных лиц, групп и организаций пользоваться принятой для большинства общества системой уклада общественной жизни и стремление получить преимущества путём насилия; использование терактов другими государствами как метода достижения политических, экономических и социальных целей. Условием роста терроризма в России является проникновение на её территорию зарубежных экстремистских и террористических организаций, религиозных сект. Негативное влияние оказывают некоторые средства массовой информации, создавая рекламу террористам. Осложняет ситуацию отсутствие контроля за распространением методов и способов террористической деятельности через информационные сети (публикации пособий и т.п.).

Эксперты выделяют основные типы современного терроризма: националистический, религиозный, терроризм с поддержкой государства (целенаправленное создание террористических групп и организаций для ведения подрывной деятельности или войны одного государства против другого), политический терроризм. В России разработана и реализуется специальная программа, направленная на борьбу с данными проявлениями. Она включает правовые, общепредупредительные и специальные меры. Наряду с госорганами существенную роль в борьбе с терроризмом играет общественность: СМИ, общественно­политические партии, организации, движения.

­ Как уже заметил Андрей Миронов, большинство нелегалов – это лица, слабо подготовленные информационно (плохо знают язык, законы и легко выпадают из правового поля), ­ продолжила Майя Кириллова. – Как раз в помощь таким приезжим мы совместно с Духовным управлением мусульман Дальнего Востока, при непосредственной поддержке Джамаль-­хазрата Гарифуллина, при поддержке областных правительства и УМВД, продолжаем выпускать уже обновлённые буклеты для мигрантов со всей необходимой для них информацией (условия нахождения мигрантов в Сахалинской области, основные нормативные акты, телефоны для связи в различных трудных ситуациях). В помощь трудовому мигранту появился буклет об ответственности за осуществление экстремистской и террористической деятельности, в котором разъясняется, как следует и как не следует себя вести, что такое хулиганство, что такое вандализм и т.д. Буклеты мы распространяли через молельный центр, они в свободном доступе (на узбекском, киргизском и таджикском языках) предлагаются по прилёте в аэропорту Южно­Сахалинска. Обращаюсь к представителям диаспор, что-бы они, по возможности, довели информацию о буклетах до тех, кто ещё только собирается прибыть в наш регион.

Начинать нужно с профилактики радикализма

Слово взял Джамаль­-хазрат Гарифуллин, имам местной мусульманской религиозной организации «Сахалин», который больше всех из присутствующих общается с сахалинскими мигрантами:

­ Трагедия Беслана, произошедшая 15 лет назад, заставила нашу страну – и её руководство, и её население – переосмыслить проблему терроризма и принять серьёзные меры для того, чтобы этих проблем в нашем обществе не возникало. Эта трагедия содрогает наши сердца. Но эта беда – терроризм – распространена в мире в огромных масштабах. Её жертвы гораздо страшнее, чем это доводится до российского обывателя.

Духовное управление, разумеется, соприкасается и ведёт борьбу не только с осуществлением экстремистской деятельности. Работа Духовного управления очень многогранна, и опыт подсказывает, что, если дело дошло до экстремизма или терроризма, делать что­-то уже поздно. Борьба должна начинаться уже там, где есть проявления радикализма – зачаточной стадии этих двух сильных, пагубных болезней, гангрен, требующих удаления. К сожалению, в нашей стране идея радикализма не запрещена. Нам приходится иметь дело с более опасными проявлениями подобных крайних взглядов: разрушительными действиями. Наша работа заключается в том, чтобы предотвратить радикализацию населения.

Религиозный экстремизм в лице ислама сегодня приобрёл настолько широкий масштаб, что у людей складывается неверное впечатление о самой религии, как религии экстремизма и терроризма. Но цифры, количество жертв среди мусульман (возьмём, к примеру, чеченский народ), пострадавших от бандитизма людей, прикрывающихся исламом, говорит об обратном. То, что за три дня произошло с детьми Беслана, массово распространилось и заставило задуматься всю страну. А когда народы Кавказа, участники сирийского конфликта, население Мьянмы и других уголков мира страдают в своей текущей проблеме, люди погибают целыми городами, и дети, и старики, не то что одна школа, все школы в городе могут быть уничтожены… Идёт геноцид. Это проблема в первую очередь для самих мусульман, от неё страдают сами носители ислама. Во­-вторых, религия преподносится в чёрном свете. Нам понятно, что за этим стоят политические цели и человеческий фактор. Для нас, религиозных и духовных деятелей, по канонам ислама стоит задача – профилактировать не экстремизм и терроризм, а радикализацию. В этом направлении и выстраивается работа Духовного управления. Чтобы человек пришёл к экстремизму, должно сложиться много факторов. Есть много причин, способствующих этому.

Мы должны понимать и ценить ту стабильность, в которой сейчас живём. К примеру, сегодня наши жёны могут легко перелететь с одной стороны России на другую и попасть домой, а во многих странах семья опасается выйти из дома, доехать от одной остановки до другой… Это усилия государства и общества, предпринятые за последние десять лет. Тем более важна просветительская работа среди приезжих из других уголков мира, помощь в интеграции и адаптации в реалии нашей жизни. Работа с мигрантами необходима.

Есть и негативные стороны такой «работы». В Узбекистане на протяжении 15-­20 лет так успешно боролись с радикализмом и экстремизмом, что у народа отбили всякое желание быть причастным к религии. Что называется, из крайности в крайность. К нам приезжают нерелигиозные люди, часто склонные к бытовым преступлениям, воровству, изнасилованиям, убийствам, другим уголовным преступлениям. Мы должны так организовать свою работу, чтобы поддерживать людей духовно, защитить их от крайних, радикальных взглядов. Эту функцию и выполняет Духовное управление, организовывая и ведя работу на местах. Поток приезжих растёт. И когда прибывают совсем неграмотные люди, их надо интегрировать в общество. А точка сбора для всех – храм, мечеть. И роль мечети в правильной адаптации вновь прибывших трудно переоценить.

Отсутствие запрета на радикальные взгляды, на мой взгляд, неверно. От экстремизма до терроризма – один шаг. Но решить эту проблему на корню требует многих трудов, работы, времени.

Ещё один негативный момент заключается в следующем. Когда правоохранительные структуры под эгидой борьбы с экстремизмом и терроризмом начинают привлекать к ответственности простых, практикующих религиозных людей. Это – другая сторона медали ведущейся борьбы, которую тоже нужно учитывать. Люди не должны подвергаться преследованиям, попадать под тень экстремизма просто потому, что они приверженцы своей религии. Если семьи таким образом лишились своих детей в возрасте 18­20 лет из­-за непрофессионализма некоторых работников органов, если молодёжь лишилась своего будущего, это, в свою очередь, приводит к крайним убеждениям и действиям. Несправедливость порождает радикализм. Только совместными усилиями мы можем избежать таких ошибок.

Время вынуждает Духовное управление быть в обществе, выходить за пределы мечети, заниматься более широким кругом вопросов. Присутствующий здесь протоиерей Виктор Горбач также участвует и в работе ассамблеи народов Сахалинской области, и в работе общественной палаты.

Опасен ли ваххабизм?

­ Центральное духовное управление мусульман и духовное управление мусульман Дальнего Востока занимается большой важной работой, проводя её в том числе на Сахалине, ­ обратился к Джамаль-­хазрату председатель Сахалинской региональной общественной организации «Братство Александра Невского» отец Виктор. – В некоторых регионах России одновременно действует несколько Духовных управлений, которые не то что не признают друг друга, но и вступают друг с другом в противоречия. И для представителя светского общества бывает очень сложно разобраться, когда люди, назвавшие себя мусульманами, допускают радикальные высказывания. И то, что у нас действует именно Центральное духовное управление мусульман России – это очень важно. Нам нужно поддерживать его работу, особенно связанную с мигрантами, с профилактикой правонарушений. У русской православной церкви очень добрые отношения с представителями исламского духовенства в регионе.

Джамаль­-хазрат говорил о необходимости профилактировать идеологию радикализма и даже о запрете определённых радикальных течений. В общественном сознании, в светском обществе, радикальный ислам ассоциируется с ваххабизмом и салафизмом. Как вы считаете, насколько возможен в России запрет этой радикальной идеологии, насколько он необходим и реально ли это сделать? Насколько ваххабизм опасен? Я знаю, в 2016 году часть мусульманского духовенства высказалась о запрете этого радикального течения, которое, повторюсь, ассоциируется в обществе с обсуждаемыми нами сегодня негативными явлениями.

­ Возможность эта для нашей страны труда не составит, – ответил Джамаль­-хазрат. – Это можно сделать одним указом. До сих пор этого не было сделано из политических соображений (чтобы не портить взаимоотношений с некоторыми странами, где ваххабизм сильно интегрирован в общество). Действительно, 80% нашего духовенства высказываются за такой запрет. Но когда этот вопрос был поднят на богословском уровне, выяснилось, что ваххабизм настолько ассимилировался с простыми мусульманами, что на сегодняшний день запретить его невозможно. Спонсорский поток, литература, видео – всё работает на распространение этой идеологии. Откройте YouTube: 60-­70% проповедников даже не находятся в России, но вещают именно для российского общества, нацелены на него. Поэтому, чтобы избежать обвинений простых мусульман, которых, по внешним признакам и можно отнести к ваххабитам, но которые не являются ими по сути, такой запрет пока принят не был. Но запрет этот нужен. Мы к этому придём.

Единственный регион, который сделал это на практике, – Дагестан. Он лицом к лицу столкнулся с этой бедой. Не поддаются подсчёту семьи, которые ощутили на себе эту боль. Работа Духовного управления Дагестана была тяжела. Вспомним тех 80 шахидов, истинных шахидов, которых террористы взорвали, уничтожили, потому что не могли с ними бороться идеологически. Но вклад мусульманских религиозных деятелей в освобождение Дагестана от идей радикализма сегодня очевиден.

Насколько опасен ваххабизм, мы видим по его проявлениям по всему миру. Террористические акты – результат этой идеологии. Ни один принцип ислама не соблюдается в их деятельности, они ограничиваются лишь использованием символов ислама. Для достижения их политических целей – всё разрешено.

­ Есть ли в нашем регионе представители этих радикальных течений? Встречаетесь ли вы с ними в ходе дискуссий, диспутов? Поступают ли вам угрозы со стороны радикалов? – задал уточняющий вопрос отец Виктор.

­ Из 30 тысяч мигрантов на острове на праздничную молитву пришло 10 тысяч, а практикующих мусульман и того тысяча. У нас есть контакт с тысячью верующих, за них я могу ответить. Где находятся, чем занимаются остальные 29 тысяч – мне не известно. Тем более что не все из них мусульмане.

В последние три года никаких радикальных высказываний в нашей среде не наблюдается. Мы больше занимаемся бытовыми вопросами, не идеологией.

Страна требует новой рабочей силы

Начальник отдела департамента информационной политики правительства Сахалинской области Наталья Панченко рассказала о том, что предпринимается в целях снижения риска проявления терроризма и экстремизма. На семи областных телеканалах организована трансляция тематических видеороликов антитеррористической направленности. На трёх областных радиостанциях размещены тематические аудиоролики. В новостных программах размещаются информационные сюжеты. Задействованы печатные и электронные СМИ, интернет-­сайты, баннеры и т.д.

Правительством Сахалинской области создана рабочая группа по выявлению подозрительного контента на интернет­-сайтах.

По поводу выявления подозрительного контента на интернет­-сайтах советник отдела по взаимодействию с правоохранительными органами департамента по работе с органами местного самоуправления правительства Сахалинской области Павел Нестеров пояснил, что от идеи использования волонтёров пришлось отойти, поскольку для этих целей уже существует специальное программное обеспечение. Исполняющий обязанности директора департамента внутренней политики правительства Дмитрий Лугин подтвердил, что в этом году такая система будет запущена во всех муниципальных образованиях региона, к ней подключатся и УМВД, и ФСБ.

­ Мы проведём дополнительное обу­чение специалистов, и к концу года система, охватывающая весь контент в сети интернет (группы в социальных сетях, все СМИ), заработает. Система осуществляет поиск и контроль по ключевым словам, ­ уточнил Дмитрий Лугин.

Отец Виктор адресовал свой вопрос врио начальника управления по вопросам миграции УМВД России по Сахалинской области Андрею Миронову:

­ Перед выборами некоторые кандидаты (или это делалось от их имени) давали обещания запретить въезд в регион всем мигрантам. Насколько это реально с точки зрения российского законодательства (возможно ли на региональном уровне запретить любые миграционные потоки в регионе)? И целесообразно ли?

­ Развитие экономики области не позволит нашим кандидатам в депутаты сделать такое законодательство, которое запретит вообще въезд мигрантов на территорию. Из анализа миграции населения: русскоязычное население ежегодно покидает территорию Дальнего Востока, мы не можем закрепить его здесь. А развивающаяся экономика требует рабочей силы, идёт замещение россиян на тех, кто прибывает сюда заработать. От этого мы никуда не денемся.

Одна из главных задач – интеграция прибывших, их адаптация к нашим условиям (например, к уровню жизни на Сахалине).

Судя по действиям правительства РФ, оно тоже склоняется к тому, что страна требует рабочей силы и готова принимать мигрантов.

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости