Аргументы Недели Общество 13+

Драматичные эпизоды Второй мировой войны, которые мы плохо помним

, 20:07 [ «Аргументы Недели», ]

Драматичные эпизоды Второй мировой войны, которые мы плохо помним

80 лет назад – 1 сентября 1939 г. войска вермахта без объявления войны вторглись на территорию Польши. Англия и Франция, предоставившие стране гарантии безопасности, 3 сентября объявили Германии войну. Так началась самая кровопролитная и разрушительная война в истории человечества, в которой приняли участие более 60 стран и около 80% населения всего земного шара. По известным причинам в нашей стране главной трагической датой считается 22 июня 1941 г. А вот когда началась Вторая мировая, по данным ВЦИОМ, знает лишь треть россиян.

Тем не менее, в 1939 году для СССР маховик войны уже был запущен. 17 сентября советские войска в соответствии с секретным протоколом пакта Молотова – Риббентропа вошли в Польшу и заняли территории Западной Украины и Западной Белоруссии, отодвинув советскую границу на Запад.

30 ноября 1939 г. активные боевые действия начались против Финляндии – шла так называемая «Зимняя война», в результате которой СССР получил Карельский перешеек и другие территории, но приобрел себе потенциального врага, который присоединился к Гитлеру в 1941 г.

На Дальнем Востоке эскалация конфликта произошла еще в 1938 г., когда Красная армия пришла по помощь Китаю и разгромила Японию на озере Хасан. В 1939 г. советские войска сражались против японцев в районе реки Халкин-Гол. Благодаря этим успешным операциям Япония так и не решилась начать боевые действия против СССР, несмотря на давление из Германии.

В течение шести долгих лет на территории Европы, Азии и Африки, в водах всех океанов велись ожесточенные военные действия.

В связи с памятной датой напомним читателю несколько драматичных эпизодов Второй мировой, происходивших в страшные первые годы войны, когда Красная армия еще не перешла в наступление под Сталинградом.

Операция «Динамо» или эвакуация из Дюнкерка (май-июнь 1940)



Используя затишье «странной войны», германские войска стремительно перешли в наступление 10 мая 1940 г. Быстрый захват Бельгии, Голландии, Люксембурга поверг французские войска в панику. Когда новый премьер- министр Великобритании У. Черчилль убедился в том, что Париж готовится к неминуемой капитуляции, было принято решение об эвакуации экспедиционного корпуса в Великобританию. Хотя Черчилль распорядился по возможности вывезти эквивалентное количество союзников, очевидно, что преимущество отдавалось британцам.

Для того чтобы успеть эвакуироваться из Франции, британские войска, преследуемые немцами, спешно отходили к Ла-Маншу. Однако по неизвестной причине Гитлер остановил преследование и, по воспоминаниям генерала Гудериана, приказал «предоставить Дюнкерк и Кале лишь авиации». Вероятно, он не хотел исключать проведение мирных переговоров с Великобританией, а возможно, неверно оценил потенциал своей армии. Так или иначе, это спасло британскую армию и позволило провести беспрецедентную в истории эвакуацию войск, для которой задействовали все суда на юге Англии – от прогулочных яхт до рыбацких лодок.

Всего удалось эвакуировать более 338 тыс. человек. Для эмоционального осмысления исторических событий посмотрите снятую Кристофером Ноланом в 2017 г. военную драму «Дюнкерк», достаточно точно передающую весь хаос и ужас этой операции.

Битва за Британию (июль – октябрь 1940)



Тяжелым ударом для Великобритании стал разгром в июне 1940 г. ее главного союзника - Франции. В условиях соблюдения договоренностей пакта Молотова – Риббентропа СССР не собирался помогать Англии. США, не преодолевшие изоляционистские настроения, отмалчивались за океаном. Великобритания должна была воевать с Германией один на один.

4 июня Черчилль произносит историческую речь «We Shall Fight on the Beaches», в которой он обозначил позицию Британии – сражаться до последнего. «Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и с растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш остров, чего бы это нам ни стоило, мы будем сражаться на берегу, мы будем сражаться на посадочных площадках, мы будем сражаться в полях и на улицах, мы будем сражаться в горах и никогда не сдадимся!».

Собственно, «битвой» считается авиационное сражение, в ходе которого с июля по октябрь люфтваффе последовательно и методично проводило бомбардировки английских коммуникаций. Авиационные налеты должны были подготовить плацдарм для успешной высадки на остров нацистских войск. В сентябре немецкая авиация почти поставила на колени британские ВВС, переключившись с военных целей на большие города. Приняв удар на себя, гражданское население дало возможность военным восстановить линии связи и аэродромы, пополнить поредевшие эскадрильи. 15 сентября британский феникс возродился из пепла: было сбито около 60 немецких самолетов. Для Гитлера такие потери были неприемлемы, и он решил отложить дальнейшее проведение операции «Морской лев». Черчилль выиграл битву за Британию.

Гитлеровский расчет на запугивание британцев не оправдался, хотя бомбардировки нанесли ощутимый ущерб Ливерпулю, Манчестеру, Глазго, Ковентри, Лондону. От налетов погибло около трех тысяч мирных жителей. Из городов были эвакуированы дети: вспомните «Хроники Нарнии», где прототипом героинь послужили эвакуированные в Оксфорд девочки.

Киевская оборонительная операция (июль – сентябрь 1941)



С первых дней Великой Отечественной войны стало понятно, что над Киевом нависла серьезная угроза со стороны группы армий «Юг». Гитлера беспокоил срыв сроков плана «Барбаросса», и в июльской директиве он приказал до наступления зимы захватить Донбасс, Крым и Ленинград. Причем в первую очередь предполагалось захватить Донбасс и Крым с последующим прорывом на Кавказ и овладением его нефтяными ресурсами.

В соответствии с приказом в июле неприятель предпринял первую попытку захватить Киев, но с ходу этого сделать не удалось. Город обороняли войска Юго-Западного фронта под командованием Михаила Кирпоноса. В конце августа немцы перешли Днепр, а чуть позже стало ясно, что армиям Юго-Западного фронта грозит окружение. Главнокомандующий Юго-Западным стратегическим направлением маршал Семен Буденный предложил отвести войска, однако Сталин и Шапошников отход не разрешили, а Буденный был сменен Тимошенко. Ситуация на фронте не изменилась, и когда положение стало критическим, Тимошенко отдал крайне запоздалый приказ об отводе войск, не сумев организовать деблокирующие удары.

В период с 31 августа по 26 сентября шли ожесточенные бои, а также предпринимались многократные попытки прорвать кольцо. Тем не менее в плен попало более 600 тыс. советских военнослужащих. Основные силы Красной армии были окружены и уничтожены: в Киевском котле погибло четыре армии, из окружения удалось выйти лишь 21 тыс. человек!

Разгромное поражение Юго-Западного фронта открыло немцам дорогу на юг. Вскоре были захвачены Одесса, Донбасс, Харьков, Крым. Однако битва под Киевом замедлила темп наступления группы армий «Центр» на Москву, предоставив защитникам столицы столь необходимое время для организации обороны.

Оборона Аджимушкайских каменоломен (май-октябрь 1942)


 
Гитлер считал стратегически важным захват Крыма, и уже к 10 ноября 1941 г. Севастополь был окружен с суши. Чтобы облегчить положение осажденного города, в конце декабря командование высадило десант в Керчи. Благодаря успешной Керченско-Феодосийской операции немцев удалось отбросить с Керченского полуострова. Однако успех не развили, и 8 мая 1942 г. началось контрнаступление противника с условным названием - «Охота на Дроф», в результате которого главные силы Крымского фронта были оттеснены к Керченскому проливу. Началась эвакуация советских войск на Тамань: волны пролива вскипали от бомб, но несмотря на это, на Таманский полуостров было переправлено 116,5 тыс. военнослужащих.

Для того чтобы обеспечить эвакуацию, часть подразделений закрепилась у Аджимушкайских каменоломен и на заводе имени Войкова, сдерживая натиск врага. До 16 мая бои шли на поверхности, но когда противнику удалось окружить отряд, 10 тыс. бойцов и командиров, а также около 5 тыс. гражданского населения спустились в подземные известняковые каменоломни. Полковник П.М. Ягунов, а после его смерти – Г.М. Бурмин, организовал оборону в катакомбах на глубине от 6 до 16 метров.

На 170 дней и ночей Аджимушкай стал неприступной крепостью для противника, где его защитники в условиях нехватки воды, пищи и боеприпасов совершали ночные вылазки, нанося врагу ощутимый ущерб. Гитлеровцы блокировали выходы, лишали бойцов доступа к колодцам с водой, взрывали своды подземелий, нагнетали в катакомбы отравляющий газ, но сломить сопротивление отряда Ягунова так и не смогли. Известна радиограмма, переданная из штаба после газовой атаки: «Всем, всем, всем! Мы - защитники Аджимушкая, задыхаемся от газа, но в плен не сдаемся!». Из 10 тыс. защитников в июне осталось в живых только 3 тыс. Хоронили погибших там же, под землей, в братских могилах.

Силами обороняющихся внутри каменоломен вручную были вырыты три колодца, сооружены казармы и госпиталь. Чтобы стать недосягаемыми для вражеских бомб и удушающих газов, защитники спустились на глубину 16 метров, где температура воздуха достигает +6 градусов.

В июне в каменоломнях закончились запасы продовольствия, и люди начали голодать. В июле гарнизон насчитывал лишь тысячу человек. Когда 3 июля бойцы узнали, что Севастополь оставлен, они предприняли последнюю отчаянную попытку вырваться из окружения. Защитники вышли на поверхность и на целые сутки заняли Керчь. Однако подкрепления не последовало, и им пришлось снова спуститься под землю. В сентябре внутри лабиринтов осталось 250 человек.

30 октября 1942 г. немецко-румынские войска окончательно заняли каменоломни. Семь героев – аджимушкайцев, остававшихся в катахомбах до последнего, были захвачены врагом и погибли в лагерях и тюрьмах.

Бессмертный подвиг людей, положивших свою жизнь за Родину, никогда не должен быть забыт. И только тогда нам удастся предотвратить подобные катастрофы в современном мире. 



 

Здоровье

Ученые предупредили о способности коронавируса COVID-19 поражать головной мозг
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью