Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Президент говорит — чиновники не слышат

№ 33(677) от 28.08.19 [ «Аргументы Недели Кубань», ]

Президент говорит — чиновники не слышат

К уничтожению, можно сказать травле, малого бизнеса в селе Сукко Анапского района подключились правоохранители и Министерство просвещения РФ.

Проблемам предпринимателей в поселке Сукко посвящены десятки публикаций в самых различных СМИ. Это неудивительно, ведь битва с малым бизнесом, развязанная МТУ Росимущества в Краснодарском крае и Республике Адыгея и ВДЦ «Смена», идет уже шестой год.

Как и положено на войне, были в ней и победы, и поражения обеих сторон. Но в итоге закон стал понемногу брать верх над абсурдными требованиями без меры ретивых федеральных чиновников. И вот когда замаячила надежда на то, что абсолютно законопослушный, социально ответственный бизнес оставят в покое и наконец дадут людям спокойно работать, место истца, явно снизившего давление, пытаются занять энергетически заряженные федералы, которым удается лихо кукловодить и краевой прокуратурой, и, кажется, любыми необходимым ресурсами.

Были спасители — стали захватчики

Эпопея уничтожения целого комплекса малых гостиниц — речь о 25 предпринимателях — началась в 2013 году. До этого времени на протяжении полутора десятков лет люди, которые занимались гостиничным бизнесом рядом с детским центром «Смена», считались и партнерами, и теми, кто в грозовые девяностые помог выжить лагерю.

Дело в том, что еще в 1997 году Министерство общего профессионального образования РФ письмом от 17.09.1997 №20-54-595/20-5 разрешило привлечь долевые средства на договорных условиях для реконструкции оздоровительного лагеря. Мера эта была вынужденной, потому что денег в государстве не было на самое необходимое, что уж говорить о детском отдыхе.

Схема был проста и понятна: огромная территория лагеря позволяла безболезненно выделить определенное количество участков для частных лиц, чтобы были построены объекты курортной инфраструктуры. В обмен предприниматели должны были выполнить целый перечень работ по развитию детского лагеря.

— Мы все участвовали в спасении «Смены»,— вспоминает Виктор Кириченко, собственник одной из мини-гостиниц. — За выделенный мне участок я построил для лагеря летний домик. Потом мы вместе с другими предпринимателями складывались деньгами и вместе провели теплотрассу, которая снабжала и наши гостиницы, и весь лагерь. Кстати, несколько лет назад нас от этой трассы отрезали, и теперь она обеспечивает теплом только «Смену». Кроме того, мы построили электрические подстанции, отсыпали под стадион площадку, провели канализацию, водопровод. В общем, делали всё, что требовалось от нас для восстановления детского центра и обеспечения детям возможности летнего отдыха на море. И можно смело сказать, что без нашей помощи «Смена» попросту пришла бы в упадок. Это понимали все, вплоть до того момента, как в детском центре поменялось руководство, а это 2013 год. И вот тут началось. Нас объявили захватчиками государственной собственности и самостройщиками, и пустили против нас репрессивную государственную машину в лице Росимущества.

Иски посыпались в суды как из рога изобилия. Росимущество требовало признать выделение земли незаконным, а возведенные и принятые в эксплуатацию более десятилетия назад здания — самостроями. И суды, что удивительно, стали не только принимать эти иски, хотя все сроки давности давно вышли, но и удовлетворять их. Таким образом, люди, которые в полном соответствии с законом и легитимным договором с детским центром построили свой бизнес, оказались в статусе нарушителей этого самого закона.

Один из многих

Не станем повествовать обо всех перипетиях этой ситуации — скажем одно: многолетняя борьба всё же стала давать свои результаты. Пройдя через массу судебных тяжб, некоторые предприниматели всё же сумели доказать законность своих действий. Виктор Кириченко — один из них.

— Недавно суд принял решение в мою пользу. Иск Росимущества о признании моей гостиницы самостроем, подлежащим сносу, был отклонен. Апелляционная инстанция оставила решение суда в силе. Но теперь выяснилось, что против меня, а значит, и других собственников земли в Сукко вышли другие, еще более могущественные соперники, которые до недавнего времени фактически не участвовали в процессе. Кассационную жалобу заявило сразу три госучреждения: краевая прокуратура, Министерство просвещения РФ и руководство самого ВДЦ «Смена». И это притом, что само Росимущество, то есть сторона, которая изначально инициировала и вела этот процесс, никаких жалоб не заявило и уже в апелляционной инстанции заняло крайне пассивную позицию! Ситуация уникальная: получается, что истец согласен с решением суда, а структуры, которые до недавнего времени либо выступали в роли третьей стороны, либо вообще не участвовали в тяжбах, оспаривают вердикт. Это очень тревожный знак. Если раньше мы боролись за свою собственность и доброе имя с Росимуществом — мощной, но всё же одной организацией, то теперь нам противостоит целый триумвират государственных структур, включая краевую прокуратуру. И ладно бы с законными требованиями вышли. Такой поворот лишний раз утверждает меня в мысли, что за всем этим нападением на бизнес в Сукко под флагом борьбы за государственную собственность стоит очень могущественный кукловод, отстаивающий отнюдь не государственные интересы,— комментирует Виктор Кириченко.

Козыри из рукава

В пользу наличия некоего стороннего заказчика наездов на бизнесменов в Сукко говорит многое. Но сосредоточимся на последних событиях. Итак, когда у Росимущества кончились даже иллюзорные доказательства правомерности своих претензий — возвращения земельных участков в госсобственность и сноса введенных в эксплуатацию гостиниц — эстафету подхватывает краевая прокуратура. Самое удивительное — многочисленные проверки законности выделения земли подтверждали, что процедура передачи участков совершенно прозрачна и нарушений закона не установлено. В частности, в руках редакции оказался документ, датированный августом 2013 года. Это ответ краевой прокуратуры на тот момент исполняющему обязанности гендиректора ФГБОУ ДОД «Федеральный детский оздоровительно-образовательный центр „Смена”» Е. А. Нижнику. В нем черным по белому написано, что, заключая договоры долевого участия в строительстве, бывший руководитель лагеря действовал в четком соответствии с законом и приказами вышестоящих инстанций, а «договоры заключены с письменного согласия первого заместителя министра образования Российской Федерации Балыхина Г. А., которым одновременно согласован вопрос последующей передачи возведенных объектов в собственность дольщикам».

Проще говоря, еще в самом начале эпопеи по отъему бизнеса в Сукко прокуратура всё изучила и заняла принципиальную позицию: нарушения закона нет, а следовательно, и поводы для вмешательства в судебный процесс отсутствуют. Более того, в ходе проверок неоднократно указывалось, что Министерство образования РФ не только было в курсе сделок по долевому строительству, но и одобряло их. Тогда что произошло, если спустя шесть лет позиция прокуратуры и федеральной структуры радикально изменилась? Самый логичный ответ: кто-то очень не хочет, чтобы анапские бизнесмены доказали свою правоту. И этот товарищ (или группа товарищей), судя по всему, обладает значительными возможностями, чтобы включать пресловутый административный, да еще и федеральный, ресурс на полную катушку. Естественно, это всего лишь версия, но фактов, свидетельствующих о ее состоятельности, к сожалению, масса.

Косвенным, но весьма прозрачным ее подтверждением являются и события недалекого прошлого. Разговор о начале спора Росимущества с анапскими предпринимателями. Тогда суды пачками выносили вердикты в пользу госструктуры, отменяя свои же решения, в которых переход земли признавался законным, а строения соответствующими всем нормам. Лишь через несколько лет борьбы в самых высоких инстанциях, включая Верховный Суд Российской Федерации, удалось повернуть этот пагубный процесс вспять. Принятое судебной коллегией ВС РФ решение по аналогичному делу в Ставропольском крае стало основанием для вынесения справедливого вердикта по многим другим делам, включая и спор с Росимуществом Виктора Кириченко.

— В начале сентября предстоит рассмотрение моего дела в кассации. С позиции закона я совершенно спокоен, потому что прав. Но уверенности в результате нет. Включение в процесс краевой прокуратуры и других структур свидетельствует о том, что противная сторона не намерена мириться ни с каким решением, кроме того, чтобы забрать нашу собственность. Здесь не идет, да никогда и не шло речи о государственных интересах. Просто кому-то в Москве очень приглянулась земля в Сукко. Сейчас этот земельный массив обеспечен инфраструктурой и представляет собой очень лакомый кусок. Получается, что, благоустраивая землю, прокладывая водопровод, канализацию, другие инженерные сети, мы рыли себе яму. На всех уровнях кричат о необходимости помогать предпринимателям, называют нас опорой экономики. А на деле обстоит так, что твой бизнес в любой момент могут отобрать. Нам остается только верить в справедливость и независимость судебной власти, которая сумеет устоять под натиском административного прессинга, организованного теми, кто, прикрываясь государственными интересами, губит наши жизни,— говорит Виктор Кириченко.

А прессинг, надо сказать, профессиональный! Шутка ли, в апелляционной инстанции, как черт из табакерки, появляется заместитель директора Департамента управления имущественным комплексом и конкурсных процедур Байрамова с заявлением о нарушении прав Министерства просвещения РФ отказом в сносе гостиницы Кириченко, простоявшей семнадцать лет! За один рабочий день, поговаривают, что звонком министра в Генпрокуратуру, организовывают федералы появление в апелляционном суде представителя краевой прокуратуры Солдатова, который с уже заготовленным ходатайством рвется в дело защищать нарушенные права РФ. Перед залом заседания, при этом, всё выспрашивая то у Байрамовой, то у представителя ВДЦ «СМЕНА», с кем же ему контактировать «по этому вопросу» и услужливо записывая номера телефонов. С чего бы это?

Детский центр, к слову сказать, тоже интересная структура: директор на заседании суда апелляционной инстанции внятную позицию о нарушении прав изложить не смог, зато за него неустанно отстаивала «права РФ» юрист Тихонова, которая тоже, так сказать, из неопределившихся: в одном деле, еще в 2017 году, она представитель Министерства образования РФ, уже в 2019-м, в деле Кириченко, она же представитель Министерства просвещения, которое при этом ничегошеньки не знало о ситуации в Сукко, а в ином заседании Тихонова же — юрист от «Смены». И, куда ни поставь, всё требует сноса, и всё уповает на незнание всех госучреждений о творящемся под носом семнадцать лет беззаконии. Ну поистине не комплекс мини-гостиниц, построенный с согласия муниципалитета и федералов в 2001—2003 годах, а всплывшая из ниоткуда Атландита. Ой, а всплыла-то на федеральных землях — непорядок, надо сносить. Всех под бульдозер! В бюджете села — дыру! Землю — московскому кукловоду! Федеральному, конечно! А там, глядишь, незаметно лет через десять и детки в детском центре отсутствуют, а все дядечки отдыхают.

Услышьте гаранта Конституции!

В марте, на коллегии Генпрокуратуры РФ, президент России Владимир Путин, коснувшись темы предпринимательства, сказал: «Я прошу прокуроров решительно реагировать на нарушения в этой сфере, оказывать предпринимателям эффективную помощь и поддержку в отстаивании их законных прав и интересов... Для нас это крайне необходимо, уважаемые коллеги, потому что те ограничения, с которыми мы сталкиваемся вовне, мы должны компенсировать улучшением качества нашей работы внутри». Фактически этими словами гарант Конституции утвердил главенствующую роль бизнеса как создателя экономической безопасности страны. А прокуроры, по мнению президента, должны всячески помогать предпринимателям. Но, к сожалению, бизнес, как и много лет назад, надеется лишь на то, что ему не будут мешать. О помощи и не мечтает. Призывы главы государства о помощи предпринимателям прокуроры на местах либо не слышат, либо как-то не так понимают. Иначе объяснить то, что происходит в Сукко, не получается.

От редакции: мы продолжаем следить за ситуацией и обязательно сообщим читателям, как прошло рассмотрение кассационных жалоб на решение суда по делу Виктора Кириченко.