Аргументы Недели Общество 13+

Женщины той эпохи

№ 17(661) от 7.05.19 [ «Аргументы Недели », ]

Женщины той эпохи

Актриса Елена ПАНОВА родилась в Архангельске в семье Виктора Панова, худрука Архангельского молодёжного театра. Окончила Школу-студию МХАТ и снялась более чем в 50 фильмах: «Граница. Таёжный роман», «Метро», «Челночницы», «Шифр» и др. В запасе у Лены премьеры «Уголь» и «Мама Лора», где она сыграла деревенскую жительницу, которую все называют мамой.

– ЛЕНА, вы смотрели сериал «Шифр» вместе со зрителями?

– Лишь отчасти. Мои дочки (7 лет и 3 года) пока не готовы правильно воспринимать маму на экране. Как-то шёл сериал «Челночницы», и я включила телевизор на драматичной сцене. Младшая сидела у меня на коленях, а я в это время обсуждала с мужем увиденное. Так увлеклась, что прозевала реакцию дочки, которая вдруг зарыдала: «Мама плачет, мама плачет!» Я долго не могла её успокоить и в тот же день решила, что больше не буду смотреть свои фильмы с детьми. «Шифр» в основном просматривала в Интернете.

– Понравились себе на экране?

– Я получаю много различных откликов, по которым понятно, что наша история не оставила людей равнодушными, задела за живое. Даже я к концу просмотра сериала поняла, что отделила себя от героини, следила за её судьбой, как зритель. Мою Катю приняли неоднозначно, потому что её характер не до конца понятен современному человеку. Сейчас другие приоритеты. Её сложную ситуацию с бывшим мужем некоторые воспринимают как слабость, потому что сейчас принято всё отжимать. Когда я прочитала сценарий, то тоже негодовала: «Как же так?!» А сейчас я её понимаю, и мне бы хотелось, чтобы у меня самой была такая выдержка, как у Кати. Это не слабость, наоборот, её сила.

Конечно, забавно получать от зрителей послания, где они пишут, что квартирный вопрос задел их больше, чем всё остальное. Одна женщина написала: «Я бы так не смогла, я бы указала им место!» Катя Вуличенко так убедительно сыграла стервозную жену бывшего Катиного мужа, что даже мои подруги сказали: «Мы всё понимаем, но руки чешутся!» Это говорит о профессионализме и хорошо написанной истории.

Недавно одна моя знакомая сказала, что только в 1990-х годах узнала, что её бабушка была шифровальщицей. Работая в гостинице «Националь», она расшифровывала английские телефонные разговоры. И она была чем-то похожа на героиню Кати Вилковой: такая же модница с безупречными маникюром и макияжем. Оказывается, что такие люди, как в нашем сериале, действительно были!

– Что помогало вам погружаться в эпоху 1950-х?

– Образ моей бабушки Нины Николаевны. В 1956 году ей было около 50 лет, и это была её эпоха. На пробах грима я сказала, что хочу, чтобы волосы у меня были аккуратно зачёсаны, как у бабушки. Она укладывала их назад при помощи специального валика и закалывала шпильками. Мне было важно, чтобы в моей героине ничего не менялось, как и у моей бабушки. Это сейчас мы такие все современные и постоянно стрижёмся, красимся, накручиваемся. А у женщин той эпохи мало что менялось. Бабушка была красивой женщиной с правильными чертами лица, худенькая, утончённая. Хотя трагедий в её жизни было предостаточно, но в ней был какой-то стержень, она была цельным человеком. Одежды было немного, но она была очень стильная.

– Та эпоха показалась вам привлекательной или ужаснула?

– Трудно представить, что люди, прошедшие войну, ещё и подвергались репрессиям. Реалии тех лет вызывают во мне огромное сочувствие, но жить в то время мне бы не хотелось. Хотя мы все очень любим кино тех лет и тех артистов, значит, хорошее тоже было. Мама мне говорит: «Мы же не воспринимали жизнь как ужас. У нас были свои радости, потому что жизнь продолжается, несмотря ни на что».

– А у «Челночниц» будет продолжение?

– Планируется, но сценарий я пока не видела.

– Правда, что образ Светланы Лютой вы почерпнули у своей сестры Яны?

– У меня действительно есть старшая сестра Яна, которая работает у папы в театре. Она замечательная актриса и потрясающе поёт. А ещё у папы от первого брака была дочь, моя единокровная сестра Ирина. Вот она и занималась торговлей в 90-е. Помню, после первого курса я поехала с папиным театром на фестиваль в Авиньон. После фестиваля все артисты уехали в Лондон, а мы с Ириной остались в Париже присматривать за детьми актёров. В один из вечеров Ира неожиданно купила по объявлению машину, посадила в неё своих детей (13 лет и 2 года) и сказала, что поедет в Архангельск. Машина плохо заводилась, и мы её долго толкали. Однако через 3 дня Ирина была дома. Вот такая она была смелая. К сожалению, Иры больше нет, она как-то не проследила за своим здоровьем. Сериал она не видела, но фильм и про неё тоже. Благодаря ей вся эта история становилась для меня реалистичной.

– Вы родились и выросли в Архангельске. Как там сейчас людям живётся?

– Из рассказов друзей знаю, что там проходят несанкционированные митинги против строительства мусорного полигона. Жители опасаются, что свалка московского мусора негативно отразится на экологии региона. Недавно после очередного митинга арестовали и оштрафовали более 10 человек, в том числе двух журналистов. Суд признал их виновными, а наличие пресс-карт и редакционных заданий судья во внимание не принял. Всё это, конечно, не может меня не волновать, с вниманием слежу за развитием событий.

Общество

В Минтруде предложили запретить увольнять сотрудников при карантине
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью