Аргументы Недели Общество 13+

А третий дубль – за свой счёт

№ 14(658) от 11.04.19 г. [ «Аргументы Недели » ]

А третий дубль – за свой счёт

Сергей ЧИРКОВ родился в Новокуйбышевске. Учился актёрскому мастерству у Андрея Панина и Сергея Женовача. Зрители знают Сергея по таким фильмам и сериалам, как «Чёрный мяч», «День выборов», «На игре», «Банды», «Остров ненужных людей», «Харон», «Золото «Глории», «Ангел или демон», «Волчье солнце», «Орлова и Александров» и др.

– CЕРГЕЙ, вы сыграли домового в семейной комедии «Домовой». Физически сложная была роль?

 

– Да, достаточно сложная. У нас была отличная группа каскадёров, которая очень мне помогла. Но большую часть трюков я исполнял сам. За что себя корю.

– Почему?

– Потому что актёр – не каскадёр. Много было травмоопасных ситуаций. Нужно было делать героя, а не геройствовать. Когда актёры прыгают сами с поездов, выскакивают из горящих машин, я считаю, это не совсем правильно. Впрочем, в данной истории всё было оправданно от начала и до конца.

– Говорят, что сложнее всего сниматься с детьми и животными. В «Домовом» снимались кот и восьмилетняя актриса Александра Политик. Как с ними складывались взаимоотношения?

– Мы безумно горды тем, что у нас был живой кот. Не хромакейный, не рисованный, а с собственным характером, самостоятельная творческая единица из театра Юрия Куклачёва. Коты не дрессируются, надо просто понимать их особенности. Основным героем у нас был Питер. Но была ещё Маруська, которая хорошо бегала. И ещё один кот снимался в эпизоде – он хорошо ел.

Как и любое животное, коты работали недолго – 2–3 часа. У меня был опыт работы с собаками, медведями, но с котами – никогда. Кот очень чуткий партнёр. Я долго не понимал, почему Питер шарахается от меня в испуге. Чуть позже выяснилось, что свитер, в котором я всегда в кадре, связан из собачьей шерсти. Кот недоумевал, почему от человека пахнет собачатиной? В общем, никто никому не давал расслабиться… Что касается Александры Политик, я считаю, в нашем российском кинематографе – это Богом поцелованная девочка. Если она будет дальше так продолжать, вырастет в большую актрису.

– Как вам работалось на съёмочной площадке с Екатериной Гусевой?

– Она мне нравилась ещё с культового сериала «Бригада». Я тогда учился мастерству у Андрея Панина. Сниматься с Катей было безумно приятно. От неё идёт потрясающая энергетика. Она очень добрый человек. Смешно, но чаще всего Катя видела меня в гриме. Я приезжал на площадку к шести утра, мой грим занимал часа три. Парик, заострённые уши, сложная аэрография на лице. И потом приезжала Катя. Площадку сразу заполняло её обаяние…

– Вы упомянули Андрея Панина. Что можете вспомнить об этом замечательном актёре, так трагически и безвременно ушедшем из жизни?

– Учился я у него всего год, и за это время у меня с ним были больше разговоры по душам, вне учебной аудитории. У нас курс был очень маленький – 7 человек. И Андрей Владимирович давал какие-то очень правильные мужские советы. Он всегда говорил адресно и конкретно: «Серёга, всегда наблюдай за тем, как кто курит, как идёт, у кого как завязаны шнурки. Независимо от того, где ты находишься». И представляете, даже когда мы его хоронили, я, следуя совету Панина, наблюдал на кладбище за всеми сквозь пелену собственных мужских слёз…

– А с кем из актёров старой школы вы снимались? Чему они вас научили?

– Я снимался в своей первой картине «Чёрный мяч» с Николаем Исаковичем Пастуховым. Тот фильм ещё снимали на плёнку, а не на цифру. И Николай Исакович сказал золотую фразу, которую я помню до сих пор: «Первый дубль – да, второй дубль – да. А третий – за твой счёт». Эти слова великого артиста очень дисциплинируют меня на съёмочной площадке.

– Приключенческий фильм «Золото «Глории», где вы сыграли одну из ролей, снимали на Кубе. Как вам понравился этот социалистический рай?

– Да, у нас было много времени, чтобы погулять и посмотреть на тамошнюю жизнь. До этого мы год снимали в Таиланде «Остров ненужных людей», и вот через некоторое время – Куба. Что сказать? Летели 14 часов, и это был шок. Словно вернулись в Советский Союз, только с ярким солнцем, пальмами и белым морским песком. Рядом с пальмами старые советские машины, много людей говорят по-русски, полупустые полки магазинов… Забавное возвращение в «совок»!

– В криминальном сериале «Шелест. Большой передел», где вы сыграли одну из главных ролей, были какие-нибудь экстремальные сцены?

– Когда ты играешь конкретную профессию, будь то пожарный, подводник или тот же самый капитан уголовного розыска, единственное, что должен делать актёр, – это быть похожим на реального профессионала своего дела. И в этом весь экстрим. Чтобы тот же пожарный подошёл к тебе и сказал: «Вы так образно сыграли. Очень похоже!»

У меня в сериале «Шелест. Большой передел» стояла задача быть похожим на опера. Это – кроссовочки, даже если зима, потому что ты бегаешь; отёкшее лицо, потому что ты мало спишь; определённая причёска, если ты не работаешь в разработке или под прикрытием. Мне очень помог исполняющий главную роль Владимир Зайцев. Он – стержень всей картины, а я играл его преемника и правую руку. Такая молодая овчарка рядом с матёрым волком. Очень хорошая во всех смыслах школа!

Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью