Аргументы Недели Общество 13+

Укротительница чучундр

№ 49 (642) от 13.12.2018 [ «Аргументы Недели » ]

Укротительница чучундр

Татьяна ОРЛОВА родилась в Свердловске, нынешнем Екатеринбурге. Окончила ГИТИС, после чего была принята в труппу Театра им. Маяковского. Стала известна зрителям по роли сварливой секретарши Тамары из ситкома «Папины дочки». Снималась в таких картинах, как «Завещание Ленина», «Мёртвые души», «Немного не в себе», «Воронины», «МУР», «Товарищи полицейские», «Красная королева», «Людмила Гурченко», «Старушки в бегах» и др. Всего у заслуженной артистки России около ста ролей в кино.

– ТАТЬЯНА, вы прекрасно сыграли домработницу у «рублёвских чучундр» в ситкоме «Одна за всех». А как в жизни относитесь к подобным гламурным девицам?

– Я с ними никогда не сталкивалась. Где я могла с ними столкнуться? На их тусовках я не бываю. Бываю в консерватории, в театрах. Там такие чучундры не появляются. Никак я к гламуру не отношусь. Есть такие, есть другие. Вот они – такие.

Хотя меня, конечно, бесит ситуция с огромной пропастью между бедными и богатыми в нашей стране. Не видела в той же Европе подобного. А у нас зайдите в любую обычную поликлинику, поглядите на этих бедных старушек, как они выглядят. Вот так люди в конце жизни остались, по сути, ни с чем. Слава богу, хоть квартиры дали приватизировать. Катастрофа, трагедия…

– Вы много лет играете в Театре им. Маяковского. В течение долгого времени у вас были в основном второстепенные роли. Почему ваш мастер по ГИТИСу худрук Театра Маяковского Андрей Гончаров не давал вам главных ролей?

– Андрей Александрович всем давал мало главных ролей. Все, кто у него окончил курс, бегали по 15 лет в массовке. Играли Наталья Гундарева, Армен Джигарханян, Александр Лазарев, Светлана Немоляева. Даже Игорь Костолевский не особенно много играл у Гончарова. Вот так сложилось. Одно время Андрей Александрович даже собирался полколлектива выгонять. Придумали такую систему, когда худсовет голосовал, кого оставить в театре, кого нет. Потом люди через суды восстанавливались. Но я всё равно благодарна Гончарову за уроки жизни и мастерства.

– Вы получили несколько театральных наград за роль Черткова в спектакле «Русский роман». Каково это, женщине играть мужчину – забавно или трудно?

– Ничего в этом трудного нет. Я уже исполняла роль мужчины у режиссёра Татьяны Ахрамковой, она ставила спектакль «Любовный напиток», где играли Наталья Гундарева, Евгения Симонова, Ольга Прокофьева и я. У Ахрамковой было такое решение – все роли здесь исполняют женщины. И вот я играла адвоката в мужском обличье. Усы, грим. Мне несложно сыграть любого персонажа. Надо сыграть такого – пожалуйста, другого – будьте любезны.

– А что вам не нравится в современных мужчинах?

– Всё нравится. У меня был опыт преподавания в ГИТИСе, где я работала с молодыми людьми, и я с ними до сих пор общаюсь. Мыслящее поколение идёт, которое да, хочет много зарабатывать. А что, лучше в нищете проживать? Они мыслят по-другому. Мне очень импонирует нынешняя молодёжь.

– В фильме «Вверх тормашками» вы играете тренера по дзюдо. Есть ли необходимость актрисе глубоко погружаться в ту или иную профессию, чтобы мастерски сыграть роль?

– Я играла множество персонажей, в том числе и тренеров, но, чтобы изображать роды, не надо самой рожать. Везде есть консультанты. Если что, они покажут, какие нужно сделать захват, бросок. Если на лошадь надо сесть, подойдёт хозяин лошади и объяснит, как правильно сидеть, как за лошадью ухаживать. Надо стрелять в картине – специалист научит. Если надо танцевать, приходит балетмейстер и тут же начинает учить меня вальсу, например.

И не обязательно актёру «прочувствовать атмосферу» той или иной работы персонажа. Одна актриса рассказывала, как снималась в сериале о врачах, и их специально привели в морг. Хотели дать почувствовать ту самую атмосферу. Так она там же грохнулась в обморок. Не надо никакой атмосферы! Этого не нужно знать. Нужно просто сыграть. Чтобы сыграть похороны, не надо всех захоронить. Общее же представление о той или иной сфере деятельности у актёра есть. Если надо в кадре говорить на профессиональные темы, есть сценарий. Я просто запоминаю текст и говорю его в кадре. Точка.

– В сериале «Красная королева» вы сыграли начальника отдела кадров, которая «стучит» в КГБ. А в жизни вам встречались такие идейные сексоты?

– Да. По роли моя героиня работала сначала надсмотрщицей на зоне, потом её перевели в Дом моделей на Кузнецком Мосту. Я сталкивалась с такими мымрами ещё в советское время. Они были в комсомольских организациях, в партийных. У нас в театре тоже были. Они боялись потерять место, поэтому стучали на своих коллег, выслуживались. Сексоты существовали везде, они должны были докладывать о том, что происходит в коллективе.

– У вас было много съёмок на Украине, та же «Красная королева» там снималась. Сейчас вообще не зовут?

– Были предложения летом, но я не поехала, потому что у меня здесь был проект. «Красную королеву», её парижскую часть, снимали целиком во Львове. А в Донбассе шла война... Львов мне напомнил Варшаву, Прагу, Вену. Такой западный, европейский мирный город. И к нам, российским актёрам, там великолепно относились. Их украинский язык – это только кажется, что всё можно понять. Не понять! Но ты заходишь в магазин, спрашиваешь что-то по-русски, и они тут же переходят на русский. Никакой агрессии к нам люди не проявляли. По крайней мере я с этим не сталкивалась.

Александр МАЛЮГИН

Общество

Эксперты предположили, как изменится рынок труда после  окончания пандемии коронавируса
Loading...

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью