Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Красавицы и чудовища

Почему в России не прижился феминизм

№ 48 (641) от 6.12.2018 [ «Аргументы Недели », ]

Красавицы и чудовища
Фото П. Ковалев / ТАСС

По данным исследований, идея преодолеть подчинение мужчине вызывает у российской женщины скорее недоумение. Чего преодолевать-то? Она и так вольна выбирать сферу деятельности и страну проживания, организовать свой быт и личную жизнь далеко за границами домостроя: водить машину, драться на ринге, сделать аборт, стать депутатом, заработать кучу денег и не выходить замуж, если не хочется. Почему мужчина-босс должен вызывать у неё неприятие? Она к 30 годам уже насмотрелась начальниц, с которыми никаких врагов не надо. Босс с ней заигрывает, дарит подарки и неровно сопит? Помилуйте, её больше волнует, когда окружающие мужчины холодны и неприступны. Ведь решать всё равно ей.
На прогрессивном Западе ещё 20 лет назад быть противником феминизма граничило с фашизмом. А сегодня идёт ревизия убытков и разрушений многолетнего потакания женскому рукомашеству. И вдруг идея «гендерного равноправия» подала голос в России в период высочайшего прагматизма населения, когда, казалось бы, все хотят лишь благосостояния и комфорта. Но зарубежные скандалы с домогательствами, грозящие публичным сож­жением Кевину Спейси, лёгкость, с которой уничтожаются репутации по одному только заявлению запутавшейся в долгах подружки 10-летней давности, создают отменное поле для хайпа.

 

У страны не женское лицо

В октябре 2018 г. заместитель главы комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что в России существует дискриминация женщин. 55-летней бывшей телезвезде сейчас нелегко: в начале июля коллеги-депутаты во втором чтении прокатили её законопроект о гарантиях равных прав полов. Позицию думцев, будто Трудовой кодекс исчерпывающе регулирует все вопросы равноправия работающих женщин, Пушкина назвала «лицемерной». По её словам, российские женщины более образованны (37, 2% с высшим образованием против 29, 9% у мужчин), но их почему-то немного среди политиков и высших руководителей.

Пушкина ссылается на данные Минпромторга: среди боссов высшей группы по всем видам экономической деятельности барышни составляют 48%, но ключевые руководящие позиции занимают меньше 10% от этого числа. «Верх карьеры для женщины в России – это должности HR или юридического директора», – сетует парламентарий страны, где дамы руководят Советом Федерации и Центробанком, не говоря о двух вице-премьерах, омбудсменах и министрах социального блока. А в Госдуме женщин 13% – мало, как считает Пушкина. Хотя не каждый россиянин захочет, чтобы таких представителей его интересов, как Елена Мизулина, Ирина Яровая или Наталья Поклонская, стало побольше.

Явно созревшая для нового карьерного витка депутат Пушкина умудрилась раскритиковать даже содержание Национальной стратегии в интересах женщин на 2017–2022 годы, на которую из бюджета тратятся миллиарды рублей. Хотя в стране нет вообще никаких стратегий ради преуспевания мужчин, шахтёров или водопроводчиков, слуга народа сокрушается: «Мы по-прежнему живём в патриархальном обществе, где женщину рассматривают прежде всего как станок по производству детей». Как будто в патриархальном обществе «станку» позволили бы заседать в парламенте и производить подобную речевую продукцию.

Пушкина называет «главным достоянием России» почему-то не весь российский народ, а только женщин. А сильному полу она кидает следующее заявление: «Ко мне на приём приходят красивые женщины, которые не могут в этом обществе найти своего мужчину. У нас красивых боятся. Уверенных в себе боятся. Образованных боятся. И получается, что действительно нашим мужчинам легче с «рыбками». Но разве отсутствие судебных исков по этому феерическому обобщению не характеризует российских мужчин с великодушной стороны?

А госпожа депутат заказала на деньги налогоплательщиков «большое социологическое исследование» по домашнему насилию и обещает в декабре «с цифрами на руках» по новой доказывать «любителям рыбок», что одного УК для защиты женщин от семейных драм недостаточно. Впрочем, главные цифры по «гендерному неравенству» на руках уже давно. Например, 65% богатства США контролируют женщины, а 85% бездомных составляют мужчины. Во всём мире женщины тратят в 4 раза больше денег, их на 20% больше учится в вузах. В нашей великой державе 94% смертей на рабочем месте происходят с мужчинами, продолжительность жизни которых на 11 лет меньше. Если мужчина и женщина совершили одинаковое преступление, мужчина получит вдвое больший срок. Только мужчины должны в течение года бесплатно выполнять любые прихоти военных. В случае развода суд почти наверняка оставит ребёнка матери, даже если отец способен лучше о нём заботиться. Хотя 85% преступников воспитывались в семьях, возглавляемых женщинами. Мужчину могут посадить в тюрьму за неуплату алиментов, зато женщина никак не отвечает за обман по поводу отцовства, который имеет место чуть ли не в каждом восьмом браке.

По данным политолога Ирины Алкснис, Россия является мировым лидером по доле женщин-менеджеров: в 2016 г. они занимали 45% высших управленческих позиций, что на 5% больше, чем годом ранее. Хотя нет сомнений, что в «большом исследовании» Пушкиной будут другие цифры.

 

Боди-позитив

Тем не менее знакомые с темой эксперты рассказали «АН», что депутат Оксана Пушкина – среди наиболее адекватных лоббистов противодействия домашнему насилию. Что она осталась на этом поле едва ли не одна в результате давления религиозных организаций, отстаивающих «традиционные ценности» невмешательства в жизнь семьи. И на неё продолжается неслабый накат: мол, не мешай людям бить жён, как у нас на Руси повелось.

Сегодня говорить о декриминализации побоев было бы слишком громко, но полиция вряд ли вмешается, пока вред здоровью женщины не станет очевидным и детально запротоколированным. А из проекта Национальной стратегии в интересах женщин испарились «чужеродные» идеи вроде введения для жертв насилия «охранных ордеров», запрещающих агрессору не то что звонить и угрожать им, а даже подходить на пушечный выстрел. Сохранились же вещи консервативные: как помочь женщине заботиться о здоровье, освоить новую профессию и т.д.

В женском движении в меньшинстве оказались общественные организации, эксперты и активисты, помогающие клиенткам избавиться от наркотической и алкогольной зависимости, бросить занятие проституцией или найти силы жить после тяжёлой инвалидности. То есть мало кто хочет работать со «сложными случаями», предпочитая пропагандировать некие «женские права» в общем. Ещё больше неформальных групп, которые вместо системной помощи нуждающимся выбирают акционизм. Например, на Первомай по Невскому проспекту в Петербурге девушки пронесли зубастую плюшевую вагину с лозунгом «Феминизм всех пожрёт». И повадились обливать из брызгалок мужчин, которые расставляют ноги в вагонах метро шире, чем им нравится.

– Опытную специалистку по домашнему насилию, попытавшуюся установить с такой организацией контакт, грубо выгнали: мол, ты не настоящая феминистка, а кукла Барби. А мы тут ноги не бреем, – рассказывает сотрудница мэрии Москвы. – Пути в женское движение неисповедимы. Обычно это барышни 30–35 лет традиционной ориентации, как правило, ещё в детстве принявшие феминистские идеи близко к сердцу. Но бывает и иначе: придя в кризисный центр с просьбой сделать так, чтобы муж её «поменьше бил», дама с удивлением узнаёт, что супруг уже лет десять грубо попирает Конвенцию о защите прав женщин. А её овечье молчание и есть главный гендерный стереотип. Проблема в том, что пробуждение к ней приходит словно падающий самолёт – стремительно и беспощадно. Похожая история случается, когда немолодая бизнесвумен, уставшая от того, что её всю жизнь так или иначе покупают, отрывается в стрип-клубе и везёт к себе домой красавца из Мелитополя. Классические роли матери, жены и бабушки рушатся в ней по принципу домино, пока она не оказывается перед очевидным выводом: мужиков надо душить, душить и душить. В женском движении заметна, пусть и не всегда явно, разделительная полоса: одни против мужчин, другие за женщин.

В 1910-е годы, когда толпа возбуждённых суфражисток расписала вязальными спицами лицо британского премьера Дэвида Ллойд Джорджа, этот джентльмен сильно удивился, узнав, что леди добивались равных с мужчинами избирательных прав: «А почему они не могли просто мне об этом сказать?» Но подлинную радость приносят ведь не сами права, а борьба за них: получив доступ к избирательным урнам, многие суфражистки им не пользовались.

Но куда больших успехов добились сёстры по оружию из Швеции. Как в Верховном Совете СССР полагалось иметь сколько-то процентов колхозников, так и в шведском риксдаге 1970–1990-х половину депутатов обязательно составляли женщины. Наиболее известное их достижение – беспрецедентный закон о проституции, согласно которому женщина, продающая своё туловище за деньги, всегда является жертвой обстоятельств, а клиент, который даёт ей подзаработать, – их виновник. Мужчина может быть осуждён даже за приглашение дамы в ресторан, если потом докажут, что она расплачивается за это телом. Сексуальной эксплуатацией признавались секс по телефону и танцы на столе, а в стокгольмских туалетах можно встретить объявление: «Уважаемые мужчины, писайте, пожалуйста, сидя».

По сути, многие феминистские организации – это секты. А в сектах обработка адепта начинается с формирования собственного языка и попыток на нём разговаривать. Феминистки изобрели словарь The Feminist Dictionary, где «альтернативная внешность» – это подходящее определение для женщин, которых в быту называют страшными. А понятие «гетеросексуальный целибат» призвано заменить оскорбительный термин «фригидность». Соответственно, «боди-позитив» – это настроение не стесняться лишнего веса, даже если в лифте никто больше не помещается. А подготовка девочки к роли будущей жены и матери – это «репродуктивное принуждение».

В 1993 г. американка Лорена Боббит оскопила своего спящего мужа Джона, заявив на суде: «У него всегда бывает оргазм, а моего оргазма он не ждёт. Он эгоист!» Жюри присяжных, на две трети состоявшее из женщин, признало миссис Боббит невиновной, а феминистки сделали из неё икону стиля: «боббитектомия» преподносится ими как всем понятный, хотя и несколько радикальный шаг. А миссис Боббит спустя несколько лет обвинялась в нападении на собственную мать, параллельно основав организацию по борьбе с семейным насилием и появляясь в ток-шоу вместе с бывшим уже супругом.

В ряде штатов всерьёз попытались закрепить в законодательстве «посткоитальное несогласие», определяемое как «отзыв женщиной своего согласия на половой акт после его совершения». То есть предлагалось считать добровольный секс изнасилованием, если он не оправдал ожиданий женщины, если дама уступила подшофе или если имело место психологическое принуждение, ранее именовавшееся ухаживанием.

 

После бала

К счастью, никакой «войны полов» феминистки не вызвали. Мужчины очень часто поддерживают их акции: например, в канадском Торонто мужской «марш солидарности» на каблуках собрал сотни участников. А главные фигуры в антифеминистском движении – тоже женщины. Британский социолог Кэтрин Хаким отмечает, что современные дамы, как и их прабабушки, стремятся выйти замуж за мужчин, которые богаче и умнее их самих. Большинство женщин, по данным исследований, хотят сидеть с детьми, а большинство мужчин – нет. Хаким вроде бы приводит сухие социологические факты, но феминистский аналитический центр Fawcett Society реагирует нервно: «Эти утверждения звучат в момент, когда секвестр госбюджета подрывает права женщин, грозит отбросить прогресс женского движения на целое поколение назад». Похоже, «стереотипы Хаким» угрожают преимущественно казённому финансированию, к которому феминистки успели привыкнуть не только в России. Ведь «предательница сестёр» прямо говорит, что господство мужчин в обществе неизбежно, а государственная политика по обеспечению равноправия – «волшебное зелье», приносящее только вред.

В Дании полвека назад феминистки отказывались платить за проезд в автобусе более 80% цены билета: дескать, женщинам меньше платят за работу. Это привело к созданию целого Министерства равноправия, которое сегодня констатирует: две трети трудоспособных граждан Дании заняты либо в исключительно мужских, либо в женских профессиях. 77% женщин занимаются рутиной в бюджетных организациях, офисах социальных и медицинских служб. А 63% мужчин доминируют в частном секторе, где больше креатива и риска.Отсюда и разница в оплате труда, которую огромные налоги сократили до 12–19%. И напрасно феминистки регулярно спиливают голову у бронзовой Русалочки (одного из символов Копенгагена): никаких правовых препятствий для женщины заняться предпринимательством не выявлено.

Тем не менее датские феминистки на каждом углу звенят о «заговоре гомосоциалистов»: якобы мужчины ориентированы на деловое общение с лицами собственного пола. И от звона есть толк: в стране действует система квот на участие женщин в органах государственной власти и политических партиях. То есть десяток мужиков не имеют права создать партию – обязаны пригласить товарищей в юбках. Как следствие – степень участия датчанок в политике стала самой высокой в мире – около 40%.

В той же Дании профессор психологии Орхусского университета Хельмут Нюборг огорошил учёный мир заявлением, что среднестатистический мужчина на 5% умнее женщины: «Для абсолютного большинства населения разница в пять процентов несущественна. Однако если рассматривать пик интеллектуальной шкалы, картина резко меняется – при уровне IQ 130 на одну женщину приходится 8 мужчин, а среди людей с IQ 145 – уже 122 лица мужского пола». Эмансипация мало влияет на эту картину, зато женщина сильно приблизилась к мужчине в других аспектах: в потреблении алкоголя, обилии половых партнёров и даже агрессивном стиле вождения авто. По словам шефа-консультанта женской организации «Афродита» Метте Бок, женственность стала считаться чем-то вроде проявления слабости.В датских семьях женщины отдают втрое больше прямых распоряжений, чем мужчины. «За каждым успешным мужчиной стоит женщина с мигренью и усталыми ногами, за каждой успешной женщиной стоит развод», – отмечает писательница Мария Свеаланд в своём романе Bitterfissen (можно перевести на русский как «Баба с яйцами»).

И каковы результаты? Профессор Нюборг приводит данные международных исследований: 46% датчан в возрасте от 16 до 66 лет очень плохо читают. Каждый десятый житель Дании в состоянии воспринимать лишь простые тексты, а каждый третий затруднится, если в абзаце содержится более двух объяснений. В рапорте датского минздрава отмечено и падение репродуктивной способности мужчин: свыше трети обследованных юношей имеют столь низкое качество спермы, что в будущем их ждут проблемы с потомством, а то и прямое бесплодие. Как такое возможно, если медицина в Дании – на зависть многим? Так, по данным соцопросов, 79% датских рожениц перед зачатием регулярно употребляли спиртное, а ежедневно курит свыше трети женского населения. Нюборг предлагает уменьшить нагрузку на умных женщин, а глупым платить за то, чтобы они не имели детей. По мнению профессора, это совершенно необходимо, чтобы снизить число дегенератов.

В США ревизия последствий эмансипации крутится вокруг исследования экономиста Уильяма Джонсона, выяснившего, что чем больше женщин работает, тем дороже дома и квартиры.

В 1948 г. в Штатах доля экономически активных взрослых женщин составляла всего 32%, а сегодня не сидят дома три четверти дам в возрасте от 15 до 54 лет. Согласно исследованию Джонсона, каждый процентный пункт в доле экономически активного женского населения прибавляет дополнительные 2 тыс. баксов в медианной цене дома в соответствующей агломерации. «Женский фактор» сыграл не последнюю роль и в надувании кредитного пузыря: банки быстрее давали в долг, если оба супруга работают.

Народ посчитал столбиком и пошёл за валерьянкой. Получилось, что в послевоенные годы идеалы женской независимости погнали домохозяек самовыражаться. А сегодня женщина вынуждена работать, чтобы обеспечить семье тот же уровень потребления, который раньше давал один муж.

 

Возврата на кухню нет

В развитых обществах никому и в голову не приходит пересматривать итоги эмансипации. За последнее столетие успехи прекрасного пола впечатляющи, и дело не только в личностях глав правительств Великобритании и Германии. Куда важнее, что за рулём пролетающих мимо автомобилей около половины профилей – женские. Но из этого не следует, что раз в президиуме российской Академии наук всего одна дама на полсотни мужчин, так нужно отпилить голову памятнику академику Курчатову, дабы обратить внимание на эту несправедливость.

Кстати, Курчатов известен своим решением не асфальтировать дорожки у Института атомной энергии, пока люди не протопчут, как им удобно. Точно так же граждане протаптывают свои пути в мире карьер и честолюбий. Одни девушки мечтают защитить докторскую и выучить пять языков, а другие – выйти замуж за доктора наук с пятью языками. И никто конкретно не виноват, что реки по весне выходят из берегов, что в балете «Лебединое озеро» большинство партий женские, а в балете «Спартак» – мужские.

Мы искренне смеёмся, когда никому не известный чернокожий актёр подаёт в суд на создателей кинофильмов про Джеймса Бонда: мол, его не берут на главную роль по причине расовой дискриминации. Но радикальные феминистки занимаются примерно тем же: создают истерику вокруг естественным образом сложившихся различий. Однако считается неприличным осуждать антилоп, бросающихся на лимузин мирового лидера с каким-нибудь лозунгом, намалёванным маркером на белоснежных грудях. А СМИ боятся отметить, что часто у этих женщин нет другой работы.

Среди них немного желающих помочь выжить и реабилитироваться женщинам-заключённым. Или как-то поддержать обитательниц таёжных посёлков, куда только в минус 40 градусов можно добраться по зимнику. А заодно помониторить, не нарушают ли Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1981 года севернее БАМа?

Однако не нужно судить строго дам, которые ищут дискриминацию прежде всего в органах власти и топ-менеджменте крупных компаний. Хотя им и достаются в итоге крохи бюджетного пирога, они могут гордиться своей позицией: не оправдываться, требовать и быть сверху.

На грани пола

По данным опроса ФОМ 2012 г., 38% респондентов не знаком термин «феминизм», ещё 7% затруднились с ответом. А среди 54%, кто хоть что-то о нём слышал, положительно относятся только 8%. Против 12% отрицательных отзывов и 29% безразличных.

ВОЗМОЖНО, наложило отпечаток, что ранний СССР в острой форме переболел парадами «долойстыдистов» и разрушением семьи «как пережитка». Во главе женского движения оказалась Александра Коллонтай, которая ещё до революции сформулировала принципы «новой женщины»: отказ от ревности к мужчине, отказ от роли домохозяйки, сексуальная свобода.

Однако уже в 1930 г. в постановлении ЦИК говорилось, что в связи «с увеличением числа убийств на почве раскрепощения женщин» необходимо считать такие преступления контрреволюционными.

Но на Востоке и это не сработало. К 1935 г. по 8 районам Азербайджана установлены случаи женитьбы на малолетних девочках школьного возраста: например, в Астаринском районе директор Дигединской школы Бешарет Аскеров похитил ученицу 3-го класса своей школы. Та же картина наблюдалась в республиках Средней Азии, где процветало многожёнство, а паранджу носили даже жёны коммунистов. В Туркмении убили члена ЦИК республики, родившую ребёнка вне брака. По сообщению секретаря Нарымского района Киргизии, 8-летняя сирота Айна со школьной скамьи была продана кулаком-родственником батраку за 5 пудов ячменя.

И хотя насаждение гендерного равноправия революционным путём провалилось, эволюция дала свои плоды. В брежневские времена женщина была неплохо защищена социально: бесплатные ясли, детские сады и санатории, оплачиваемый декретный отпуск, ускоренное получение жилья для многодетных семей. Про феминизм слышали единицы, хотя в диссидентском самиздате выходили альманах «Женщина и Россия» и журнал «Мария». Поднимались вопросы психологии отношений полов, положения бездомных женщин и женщин-заключённых, существовала даже христианская ветвь феминизма. Хотя, по свидетельству редактора альманаха Татьяны Горичевой, только одна из участниц их коллектива называла себя феминисткой.

 

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью