//Общество 13+

Приказ: В секретную цитадель - обеспечить закон и порядок

, 09:16 [ «Аргументы Недели. Челябинск»,, ]

Приказ: В секретную цитадель - обеспечить закон и порядок

О них не говорили и не писали. Они мужественно сражались за Родину на фронтах Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. А после нее, будучи засекреченными, самоотверженно отстаивали законность и правопорядок, обеспечивали правовые условия становления и возрастания ядерной мощи нашей Отчизны. Но императив принципа исторической справедливости неумолимо требует сохранения исторической памяти о них – верных служителей Родине, Закону, Народу и Миру на Земле

Плутоний на лесной скале

Май 1945 г. Мой дед Федор Сергеевич Гуськов, осуществлявший лесной надзор между Кыштымом и Каслями, был необычайно встревожен. Над его участком леса долго барражировал огромный двухмоторный неизвестный самолет. Не советский, значит вражеский! Приостановив лошадь, он вскинул ружье, а вдруг десант? Насторожился… 

Не знал и не мог знать лесник Гуськов, что за ареалом его владений из квадратных иллюминаторов американского «Дугласа ДС-3» следили высокопоставленные генералы: Борис Ванников – зам. председателя СНК СССР, начальник Первого Главного Управления при СНК СССР, Аврамий Завенягин - его 1-й заместитель, зам. Наркома Внутренних Дел СССР, Александр Комаровский - начальник Главного управления лагерей промышленного строительства НКВД СССР и др. Аврамию Завенягину уже были знакомы эти кыштымские места. Еще в 1937 г., будучи директором знаменитой «Магнитки», он баллотировался в депутаты Верховного Совета СССР по Кыштымскому избирательному округу. Уже тогда пленила его природная красота здешних гор, озер, лесов… 

А летели эти посланцы Кремля и высматривали плацдарм для грандиозного десанта заключенных и военнослужащих во исполнение Постановления СНК СССР от 9 апреля 1945 г., подписанного Иосифом Сталиным, «О подготовке и сроках строительства и пуска завода № 817».

Не знал и не мог знать этот дед, что через три (!) года на его участке леса появится могучий завод (Прим. Автора - химкомбинат «Маяк»), родивший в 12 час. 45 мин. 19 июня 1948 г. спасительный для мира на Земле оружейный плутоний. Русское изделие РДС-1, а под другим названием «Иван» со своим «атомом с невиданным адом» в 4 часа мск. времени 29 августа 1949 г. проявило свои колоссальные силы, мощь и энергию под Семипалатинском. Автору строк довелось видеть документальный фильм, снятый в этот же день оператором Л. Дмитриевым и режиссером А.Челановым специально для Сталина, «Опыт на Полигоне № 2», в четырех частях. Скажу, что все 946,6 метра пленки фильма держали автора в жутком оцепенении и онемении. Мощно! Ликвидирована монополия США на ядерное оружие. Мир получил послевоенную передышку, а Советский Союз – чувство достойной державы, способной отстоять мир на планете. Но какие силы обеспечили это состояние на той лесной скале?

Ресурс Наркома Лаврентия Берия

Знаменательно, что 21 декабря 1945 г. в день рождения И. Сталина (66 лет) СНК СССР вынес Постановление № 3150-952 сс, «Об организации Строительного управления № 859» для строительства завода № 817. Данным актом было предписано «выделение … и доставку не позднее 1.02.1946 г. 8 сформированных батальонов, укомплектованных военнослужащими 1911 - 1926 гг. рождения, годных к строевой службе, не подлежащих демобилизации, в количестве 8 тыс. чел. и 300 офицеров». Формирование это шло тщательным образом, но и не без курьезов. В эту цитадель все же проник колчаковский «бухгалтер» Соколов, которого, по приказу из Москвы, выдворили из этой стратегической зоны в течение 24 часов.

Строительными батальонами командовали кадровые офицеры Советской Армии, в основном участники Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг., среди которых были и Герои Советского Союза, например: ст. лейтенант П.А. Греченков, гвардии подполковник П.И. Лишафай, ст. лейтенант И.С. Решетник, полковник Ф.А. Сабиров.  

К марту 1947 г. в составе ИТЛ и С № 859 на закрытой территории сверхсекретного объекта было организовано пять лагерей заключенных общей численностью 8 416 человек, из них 671 женщина. Расширение строительства заводов «Маяка» в жесткие сроки, а также и соцгородка обусловило и увеличение количества спецконтингента. Так, в июле 1947 г., после визита в Озерск с разборками Лаврентия Берия, курировавшего Атомный проект, НКВД принял решение дополнительно направить на эту стройку 12 тыс. заключенных, осужденных по всем статьям УК РСФСР, кроме ст. 58.6 и 58.8 (Прим. Автора - политические мотивы). Не знали и не могли знать «ратники в ватниках», кирками вгрызавшиеся в холодный гранит на морозных ветрах, что их великую стройку страны уже в этом же году взялись скрытно охранять от воздушных вражеских налетов зенитчики-артиллеристы Уральской армии ПВО.

Приказ: В секретную цитадель - обеспечить закон и порядок

Напомним также и то, что контингент ИТЛ и С № 859 составляли заключенные, военнопленные немцы, венгры, румыны, финны и японцы. Возводили сверхсекретные объекты также 10 военно-строительных батальонов и спецпоселенцы – немцы с Поволжья. На 1 июля 1947 г. на стройпрощадке комбината числилось уже 42 тыс. человек. И у всех перечисленных категорий строителей, а также эсплуатационного персонала и горожан были различные правовые статусы. А их режим должен быть обеспечен и соблюден как на территории промплощадки, так и в местах содержания внутренних войск НКВД – МГБ СССР, а также и в жилой зоне Озерска.

В жесточайших правилах закрытости и секретности на ограниченной территории образовалась невиданная концентрация людских и материальных ресурсов. Тяжелые жилищные условия в первые годы строительства объектов: военные и вольнонаемные строители жили в бараках, палатках, юртах, рабочие и служащие в наскоро построенных бараках и щитовых домах, а также подселенные в соседних населенных пунктах. Все это создавало и весьма опасную криминогенную обстановку в зоне. А складывалась она из нарушений режимов: содержания заключенных, трудовой дисциплины на предприятиях, воинской дисциплины в строительных батальонах и полках внутренних войск, а также нарушений общественного порядка и уголовных преступлений, как на объектах, так и в соцгородке. 

Приказ: В секретную цитадель - обеспечить закон и порядок

В таких условиях задача обеспечения законности и правопорядка легла нелегким грузом ответственности на местные правоохранительные органы, среди которых особую координирующую роль играли органы спецпрокуратуры. 

Приказ: В секретную цитадель - обеспечить закон и порядок!

Уроженец Челябинска (1900 г.) Георгий Ефремович Кузьменко в свои юношеские годы успел повоевать командиром подразделения Красной Армии на Дальнем Востоке и с японскими самураями, и бандами белогвардейских формирований. Одержимый идеями установления революционной законности и борьбы за молодую советскую республику, он вступил в органы госбезопасности. Будучи оперуполномоченным ОГПУ по Хабаровскому краю и начальником рай/горотделов НКВД Благовещенска ему пришлось вести борьбу и с внутренней контрреволюцией, и с бандитизмом и с экономическими преступлениями, повоевать с китайскими отрядами и белогвардейскими повстанцами.

Приказ: В секретную цитадель - обеспечить закон и порядок

Георгий Кузьменко

А прокурорская деятельность Кузьменко началась с 1932 г., когда первый прокурор Союза ССР А.И. Акулов (расстрелянный в 1937 г.) назначил его прокурором оперативного сектора ОГПУ Благовещенска, и продолжилась далее в таком порядке: 1933 г. – зам. прокурора Амурской области, прокурор Камчатской области, 1935 – прокурор Байкало-Амурской магистрали, 1941 г. – прокурор Севуралага НКВД, 1943 г. – прокурор Тагиллага НКВД. С началом строительства первого промышленного предприятия Атомного проекта, сверхсекретного завода № 817, старший майор госбезопасности Кузьменко в 1946 г. переводится в Озерск, а в июне 1947 г. приказом Генпрокурора СССР Г.Н. Сафонова он становится прокурором ИТЛ и С № 859, переименованную 20 октября 1947 г. в прокуратуру Челябинск-40. Ее то и возглавил государственный советник юстиции 3 класса (Прим. автора - генерал-майор) Георгий Кузьменко.

С почтением отнесся Лаврентий Берия к нему, когда утверждал в сентябре 1949 г. список лиц на высшую награду – орден Ленина. Помнил он свои визиты в Озерск, в один из которых обратил внимание и на зарешеченные окна коттеджа. Директор химкомбината «Маяк» генерал Борис Музруков, который сидел в одном салоне автомобиля с наркомом и на вопрос последнего: «Кто в нем живет?» - ответил: «Прокурор, генерал Кузьменко». Берия изумился в мимике: город и заводы охраняются так, что не пролезет даже крыса, а тут возле охраняемого заводоуправления зарешеченные окна коттеджа! Трусливый генерал? Не доверяет этот прокурор созданной им, наркомом, системе охраны и обороны?! «Передайте ему привет от меня!», - ответил Берия. В течение ночи решетки с окон одноэтажного коттеджа исчезли… В тот же визит из автомобиля наркома украли плащ самого Лаврентия (!). Тогда Берия никак не среагировал на это преступление, просто не счел нужным искать злодея и крепко наказать…

А за особые заслуги перед государством, кроме ордена Ленина, у Кузьменко появились и медали: «За победу в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», но на кителе прокурорские служащие эти награды не видели, скромничал их генерал. Помнят ветераны его как отважного и не злобного, любил детей (особенно малютку-дочь комендантши), живших в прокуратуре, угощал их сладостями.

Приказ: В секретную цитадель - обеспечить закон и порядок

Весь оперативный состав прокуратуры ИТЛ и С № 859 (Челябинска-40) Георгия Кузьменко состоял из фронтовиков, как говорится, глотнувших пламя войны. И он ими гордился и был в них уверен.

Скончался чекист и первый прокурор Челябинска-40 Г.Е. Кузьменко в марте 1954 г. Похоронен в ЗАТО Озерск.

(Продолжение следует)