Стать членом КЛАНа или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество 13+

Генеральный секретарь Жуков?

№ 43 (636) от 1.11.18 [ «Аргументы Недели », ]

Генеральный секретарь Жуков?
Н.С. Хрущёв и Г.К. Жуков

 В 1957 году в канун празднования 40-летия Великого Октября маршала Жукова лишили должности министра обороны. Его обвинили в том, что он намерен совершить военный переворот и взять власть в стране. Если можно назвать человека, которого любит народ, то это именно он. И потому трудно понять, отчего судьба самого выдающегося полководца страны сложилась так драматически? Он чуть не полжизни провёл в опале.

Боевые друзья в тюрьме

После Парада Победы в июне 1945-го Жуков собрал у себя на даче близких ему генералов. Счастливые военачальники с радостью пили за Георгия Константиновича. Разговоры на маршальской даче записывались, запись показали Сталину. Он был крайне раздражён, потому что настоящим победителем считал себя, а вовсе не Жукова…

Публично унизив и оскорбив Жукова, Сталин в 1946 году лишил его должности главнокомандующего сухопутными войсками и заместителя министра Вооружённых сил. Его отправили служить во второстепенный военный округ. На пленуме вывели из ЦК. На даче провели обыск. Маршала свалил инфаркт.

В служебных документах Министерства государственной безопасности Жуков именовался так: «человек, претендующий на особое положение». Вождю представили показания арестованных военачальников, из которых следовало, что маршал зазнался, политически неблагонадёжен, враждебен к партии и Сталину.

Маршалы и генералы вернулись с войны победителями, в блеске славы. Не станут ли претендовать на более заметное место в жизни страны? Сталин решил указать им их место. Почему взялся за Жукова? Наверное, чувствовал в нём качества такого же прирождённого вождя, как и он сам. Природа щедро наделила полководческим талантом и Василевского, и Рокоссовского. Но у Жукова было нечто большее.

Его боевых друзей сажали одного за другим. Выбивали из них показания на маршала. Маршал сознавал, на какой тонкой верёвочке он подвешен. Из Одессы маршала перевели на Урал. Здесь его свалил микроинфаркт.

Когда Сталин умер, Георгия Константиновича немедленно вернули в Москву. Не очень популярная и не очень уверенная в себе власть спешила опереться на его авторитет. Начались лучшие годы в жизни маршала. Назначенный министром обороны, Жуков неустанно модернизировал армию. Создавал мобильные части, внедрял новую технику, наращивал воздушно-десантные войска. Требовал изучать современную военную технику и передовую военную теорию.

Зять Хрущёва и главный редактор газеты «Известия» Алексей Аджубей вспоминал, как на отдыхе в Крыму за дружеским застольем министр обороны Жуков произнёс здравицу в честь старого приятеля – председателя КГБ Серова, сказав при этом:

– Не забывай, Иван Александрович, что КГБ – глаза и уши армии!

Хрущёв реагировал мгновенно. Он встал и подчёркнуто громко сказал:

– Запомните, товарищ Серов, КГБ – это глаза и уши партии.

Смысл этой реплики стал ясен позднее, когда Хрущёв расстался сначала с Жуковым, а потом и с Серовым. Жукова, как более сильную фигуру, убрали с поля первым...

 

Охота на крупную дичь

1 декабря 1956 года, к 60-летию, Жуков получил четвёртую Золотую Звезду Героя Советского Союза. Летом 1957 года маршал спас Хрущёва, когда старая гвардия – Молотов, Маленков, Каганович и другие – попытались снять его с поста первого секретаря ЦК. Твёрдый голос министра обороны и мощь стоявшей за ним армии были лучшей поддержкой Хрущёву. Маршала сразу же избрали членом президиума ЦК. До власти – один шаг. Но этот шаг уже не будет сделан. Взлёт маршала многих напугал.

Никита Сергеевич подчёркнуто демонстрировал свою дружбу с прославленным маршалом. Никуда его от себя не отпускал. Даже отдыхали они вместе. Жукову в голову не приходило, что против него организован настоящий заговор.

Устранив основных политических соперников, Хрущёв опасался одного лишь Георгия Константиновича. Думал, а ну как маршал с его жёстким характером и всенародной славой в какой-то момент захочет сам возглавить партию и государство? Хрущёв не стал ждать, когда это произойдёт.

4 октября 1957 года, в день запуска первого спутника, министр обороны вылетел в Севастополь, а оттуда на крейсере «Куйбышев» отправился с официальным визитом в Югославию и Албанию. А Хрущёв, тепло попрощавшись с Жуковым, выехал в Киевский военный округ на учения. Разговаривал с генералами, прощупывал настроения в войсках.

– Вы думаете, я там охотился на оленей? – скажет потом Хрущёв на пленуме ЦК. – У меня там была политическая охота на крупную дичь...

Никита Сергеевич вскоре обвинит Жукова в лицемерии и вероломстве, хотя всё было наоборот. Министр обороны проявил поразительную наивность. Уезжая, думал, что он в Москве друга оставил. А Хрущёв за его спиной беседовал с командующими округами. И они его правильно поняли.

Пока маршал находился за границей, президиум ЦК принял антижуковское постановление «Об улучшении партийно-политической работы в Советской армии и на флоте». В войсках проводили партийные собрания и – невиданное дело – резко критиковали министра обороны.

Когда Жуков вернулся в Москву, он не знал, что его ждёт. Скучал по любимой женщине, думал о маленькой дочке, которую мало видел... А его лишили любимой работы. Сняли с должности. Опозорили.

Георгий Константинович недоумённо говорил:

– Три недели назад, когда я уезжал, вы все со мной так душевно прощались, а теперь... Что же произошло за три недели?

Хрущёв, конечно же, рассматривал Жукова как вероятного политического соперника. Жёсткий характер маршала, его полнейшая самоуверенность пугали Никиту Сергеевича. Но дело не только в личном противостоянии Хрущёва и Жукова. Маршал даже не понял, что он противопоставил себя всей партийной власти. Уж очень он был уверен в себе. А они давно сговорились убрать его с политической арены.

Министр обороны имел собственные представления о том, как нужно строить современную армию. Неграмотные в военном деле партийные руководители ему мешали. Партийные секретари удивлялись Жукову. Они ему говорили: «Неужели ты не понимаешь, что армия – это инструмент партии и важнее всего удержать власть?» А Жуков считал, что задача армии – защищать государство от внешнего врага.

 

Его невзлюбил партаппарат

Георгий Константинович не позволял отвлекать армию от военных дел. А партийные секретари привыкли использовать бесплатную и бессловесную рабочую силу для уборки урожая. Министр обороны им отказал – ни один другой министр, кроме Жукова, не позволял себе такого!

Задним числом маршала Жукова выставили самодуром, а он завоевал уважение офицерского корпуса тем, что поднял зарплаты, навёл порядок. При этом он радикально сократил вооружённые силы – почти на полтора миллиона человек. Столько не нужно было и накладно для страны. Когда шло сокращение, Жуков старался сохранить побольше строевых командиров, увольнял тыловиков и политработников.

Строевые офицеры целый день в поле на учениях, а политработники в клубе газеты читают, к лекции готовятся... Жуков считал их бездельниками. Приказал запретить ужины и вечера с выпивкой, прекратить продажу спиртных напитков на территории военных городков. Вот его и невзлюбили в партийном аппарате.

Маршал знал толк в больших сражениях, но оказался младенцем в политических интригах. Он принадлежал к породе авторитарных людей, которые исходят из того, что всё должно делаться по их воле. Но он не был маньяком власти, который думает о ней каждую минуту своей жизни. Не всякий генерал в душе диктатор и властолюбец.

Самым мелким шрифтом на последней полосе «Правда» 27 октября 1957 года сообщила, что Жуков освобождён от обязанностей министра обороны. Что он тогда испытывал? Возможно, самое болезненное – нескрываемая радость, с которой многие маршалы и генералы встретили отставку Жукова. Его славу можно было теперь поделить на всех.

 

Ему просто завидовали

После отставки он пил снотворное горстями и спал. Дочери вспоминали, что смотреть на него было невыносимо. Ему эта история дорого обошлась. Больше всего пострадали сердце и сосуды головного мозга.

Он был исключён из политической и общественной жизни. КГБ держал маршала под постоянным контролем. Его по-прежнему боялись в Кремле. Его никуда не приглашали – ни на торжественные собрания, ни на парады. На даче установили аппаратуру прослушивания, записывались даже его разговоры с женой в спальне. Маршала унижали как могли. Вот так власть относилась к лучшим солдатам страны.

Его даже не включили в группу генеральных инспекторов Минобороны, куда он, как маршал, автоматически попадал. Жукову объявили, что он уволен из вооружённых сил. Жизнь в отставке была тоскливой. Он был изолирован от старых друзей и сослуживцев.

После снятия Хрущёва немногое изменилось в жизни Жукова. Разве что ему с женой стали давать путёвки, чтобы он мог отдохнуть и полечиться в военных санаториях. В речи Брежнева на торжественном собрании накануне 20-летия Победы 8 мая 1965 года впервые за долгое время в положительном контексте прозвучало имя Жукова. Маршал сидел в зале. Это был первый случай после долгого забвения, когда его позвали на торжественное собрание. Это породило надежды на его полную реабилитацию. Но маршала ненавидели армейские политработники.

Когда Жукова изъяли из политической и общественной жизни, вычеркнули из истории, на первый план вышли другие военачальники, менее удачливые на войне. Они были довольны тем, что Жуков в опале. Завидовали его славе и всенародной любви. И эта зависть преследовала национального героя России и выдающегося полководца до последних дней его жизни.

 

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью