Аргументы Недели Общество № 30(623) от 02.08.18 13+

Ломать нельзя оставить

, 09:38

Ломать нельзя оставить
Катя в своей комнате, которой скоро может лишиться

В Анапе готовится к сносу дом, в котором живет мать с сыном и малолетней дочерью. Таким образом, решение суда нарушает конституционные права всей семьи и маленькой девочки в частности.

Решительная кампания против самостроев воспринимается гражданами с воодушевлением. Действительно, давно пора дать по рукам застройщикам, которые, пренебрегая всеми законами и требованиями безопасности, возводят многоэтажные коробки. Однако в пылу борьбы в список объектов под снос могут попасть и индивидуальные дома, которые строились с учетом всех градостроительных норм, с разрешениями и утвержденными проектами. Более того, порой такие дома стоят по десять и более лет, а в них живут люди, которые в один ужасный для них день узнают: вас решено снести. Так произошло с семьей Оксаны Панченко.

Дом, расположенный по адресу: город Анапа, Пионерский проспект, 85, литера В, который она построила полтора десятка лет назад, по решению суда подлежит сносу, так как якобы опасен для жизни и здоровья окружающих. Если дом снесут, то женщина со своей маленькой дочерью и сыном окажутся на улице. Но это никого не интересует. Равно как и то, что в основу первого решения о сносе легли выводы эксперта, в отношении которого впоследствии было возбуждено уголовное дело за заведомо ложное заключение о том, что дом опасен для людей. Потом еще четыре судебные экспертизы, в том числе одна из них государственная, назначенная Следственным комитетом России, подтвердили, что дом соответствует всем нормам, в том числе безопасности и сейсмоустойчивости и не несет угрозы жизни и здоровью людей. Однако пятая — пока последняя экспертиза снова заявила, что здание построено с нарушением норм. И хотя на это заключение есть рецензия авторитетной организации, где сказано, что данное обследование проведено с рядом нарушений и, следовательно, выводы неверны, суд положил именно его в основу решения о сносе. Сейчас в доме ждут отключения от коммуникаций — есть решение суда — и вовсю идет подготовка к сносу здания, строившегося по закону, что подтверждают сотни страниц документов, которые почему-то оставляют без внимая те, кто решает судьбу семьи Панченко.

Все согласны

По адресу: Пионерский проспект, 85, до описываемых событий находился одноэтажный жилой дом, поделенный на десять квартир, хотя назначение обширного земельного участка определено под индивидуальное жилищное строительство. В одной из них проживала Оксана Панченко со своим малолетним сыном. Еще одна принадлежала ее маме Г. В. Михайловой. В какой-то момент женщины решили построить собственный дом. Для этого надо было получить согласие всех остальных собственников квартир. Никто из соседей не возражал, что и было зафиксировано официально в декабре 2000 года (об этом мы расскажем дальше).

Место под новый дом было определено администрацией города-курорта — имеется соответствующий акт. Естественно, «пятно застройки» согласовали и с квартальным комитетом. Затем проект жилого дома вместе с согласием соседей передали в Управление архитектуры Анапы и стали понемногу приводить участок в порядок.

Процесс несколько затянулся, но 11 марта 2003 года глава администрации МО г. Анапа вынес постановление №245 «О регистрации начатого строительства, о проектировании и дальнейшем строительстве второго жилого дома по Пионерскому проспекту, 85, г. Анапа, Михайловой Г. В.». На основании этого документа Г. В. Михайлова зарегистрировала право собственности на недостроенный жилой дом литера В общей площадью 211 кв. м, в котором тогда уже проживала семья дочери, так как к зданию были подведены коммуникации согласно техническим условиям.

Спустя полгода после получения права собственности в семье возникли финансовые затруднения. Дом продали знакомому. Однако уже в декабре 2003 года Оксана Панченко изыскала возможности и выкупила недострой, оформив в полном соответствии с требованиями законодательства объект на себя.

А уже в 2005 году строительство полностью завершили. Получился дом в три этажа, как и было запроектировано.

— В 2008 году у меня родилась дочь Екатерина, которая с рождения проживает в данном доме и другого жилья не имеет. Затем я обратилась в федеральную регистрационную службу с целью регистрации права на вновь созданный объект недвижимости — жилой дом литера В. Однако мне отказали в регистрации по упрощенной системе, поскольку не было кадастрового паспорта на земельный участок под строением, и разъяснили необходимость обращения в суд. Решением Анапского городского суда от 18 декабря 2009 года за мною признано право собственности на жилой дом литера В, общей площадью 628,9 кв. м, расположенный по адресу: г. Анапа, Пионерский проспект, 85. По вступлении решения суда в законную силу в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП) было зарегистрировано право собственности и выдано свидетельство. С 2010 года и по сей день на жилой дом литера В мне отдельно от квартиры №4 в литере А начислялись налоги, которые я исправно плачу. А налог на землю, что под домом, плачу с 2003 года — готова представить все квитанции,— объясняет Оксана Панченко.

Передумали

В конце ноября 2013 года (то есть через восемь лет после окончания строительства!) в городской суд Анапы с иском обратился сосед Оксаны Панченко, гражданин Поличко, собственник половины одной из квартир жилого дома 85, литера А. Суть претензии в том, что дом под литерой В находится на общем земельном участке и несет угрозу жизни и здоровью граждан. Требование — снести.

Стоит заметить, что именно в это время хозяйка спорного дома находилась в длительном отъезде — порядка трех месяцев. А когда вернулась, то выяснила, что в ее отсутствие суд назначил проведение экспертизы, а обязанности по оплате возложили на нее. Проверкой занимался эксперт Н. В. Рерих, представлявший анапское ООО «Судебная экспертиза». Однако его услуги, вопреки решению суда, почему-то оплатила родственница истца, а не ответчица.

— Экспертный осмотр проводился экспертом Рерихом в мое отсутствие и без изучения самого объекта судебной экспертизы, так как доступ к жилому дому закрыт. Он огорожен забором, притом на совершенно законных основаниях: есть решение суда о выделении земли для обслуживания моего дома. То есть эксперт не мог ни попасть внутрь дома, ни осмотреть его снаружи, что и подтверждено протоколом судебного заседания. Тем не менее судья Карпенко не учла эти показания. Впрочем, эта судья занимается нашим делом уже шесть лет и по неизвестной мне причине к нашим доказательствам относится скептически. В то же время даже надуманные доводы противной стороны принимаются как факты,— объясняет Оксана Робертовна. — Четвертого февраля 2014 года эксперт Рерих предоставил свое заключение в Анапский городской суд. Его выводы: жилой дом 85, литера В, не соответствует СНиПам, градостроительным, пожарным и другим нормам и правилам, является гостиницей и создает угрозу жизни и здоровью граждан. Затем судом была назначена экспертиза ООО «Аверс и оценка» по тем же вопросам, которые опровергли выводы Н. В. Рериха. Тем не менее суд принял экспертное заключение Н. В. Рериха за действительное и положил в основу решения о сносе, так как, по мнению эксперта, здание несет угрозу жизни и здоровью граждан при эксплуатации, хотя этот дом стоит уже около пятнадцати лет и никаких признаков разрушения, трещин, просадки фундамента, указанных Рерихом, нет.

Панченко обратилась к экспертам, чтобы получить рецензию на губительную для ее дома экспертизу. Выводы специалистов оказались однозначными: экспертиза проведена с многочисленными нарушениями и является недостоверной. С этим документом Оксана пошла в полицию. Надо отдать должное стражам правопорядка: они со вниманием отнеслись к делу, и в рамках расследования была назначена и проведена строительно-техническая экспертиза, которую поручили Новороссийскому филиалу Федерального бюджетного учреждения «Краснодарская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции». Согласно заключению данной экспертной организации №951/11-5/16.1 от 15.12.2015, экспертом Г. А. Горбатко было установлено, что объект капитального строительства, расположенный по адресу: г. Анапа, Пионерский проспект, дом 85, соответствует требованиям СНиПов, градостроительным, пожарным нормам, угрозу жизни и здоровью граждан не создает.

В то же время было установлено, что в действиях Н. В. Рериха усматриваются признаки преступления, предусмотренные ч. 1 статьи 307 УК РФ («Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод»). Однако, поскольку со дня совершения преступления прошло более двух лет, в отношении гражданина Н. В. Рериха уголовное дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. То есть дело прекратили по нереабилитирующим основаниям при наличии состава преступления. Это послужило поводом для обращения в суд с иском от Панченко по вновь открывшимся обстоятельствам.

Определением Анапского городского суда от 17 ноября 2016 года суд удовлетворил требования об отмене заочного решения Анапского городского суда от 21 августа 2014 года о сносе дома. При этом суд положил в основу определения Анапского городского суда от 17 ноября 2016 года выводы заключения эксперта Г. А. Горбатко, что объект капитального строительства, расположенный по адресу: г. Анапа, Пионерский проспект, 85, соответствует требованиям СНиПов, градостроительным, пожарным нормам, угрозу жизни и здоровью граждан не создает. 

Задача — добить!

В то же время полку противников дома прибыло. К делу подключилась еще одна соседка по литере А, гражданка Грачева. В суд отправилась апелляция. Данная инстанция оставила решение городского суда в силе. Тогда соседи пошли в кассацию. Но и здесь решение устояло: дом законен и абсолютно безопасен. Однако и это не остановило оппонентов семьи Панченко, и они вновь обращаются в суд города-курорта. И «чудеса» продолжаются.

— Создается впечатление, что городскому суду совершенно не указ решения вышестоящих инстанций и данные государственных экспертиз. Судья Карпенко в очередной раз удовлетворяет ходатайство лиц, заинтересованных в сносе нашего дома, и назначает еще одну экспертизу в коммерческой организации. На этот раз ею занимается сотрудник АНО «Бюро судебных экспертиз» М. В. Донских. Тринадцатого октября 2017 года в Анапский городской суд поступило его заключение, в котором жилой дом обследуется как гостиница, хотя таковой не является. За уши притянуты выводы о том, что я якобы препятствую пользоваться моим соседям землей, хотя у нас законно определен порядок пользования и, вообще, их дом находится в 80 метрах от моего. Как я могу им мешать? Мне пришлось опять обратиться к рецензентам для изготовления анализа экспертного заключения №19/17 Донских,— объясняет Оксана Панченко и, доставая документы, читает: — Согласно анализу заключения АНО «ЦПСЭИ» №039/2 (рецензия) специалиста К. В. Кветенадзе, предупрежденного судом по ст. 307 УК РФ, в экспертном заключении №19/17 от 06.10.2017 эксперта М. В. Донских установлен ряд нарушений. По результатам анализа заключение эксперта №19/17 от 06.10.2017 АНО «Бюро судебных экспертиз», выполненное экспертом М. В. Донских, признано недостоверным. Но и это оказалось никому неинтересным. Суд решает: мой дом — под снос. Нас на улицу. За что? Ведь даже в экспертизе Донских нет ни слова о том, что в моем доме есть просадки и другие дефекты, угрожающие жизни и здоровью людей.

Вердикт

Апелляционным определением от 5 апреля 2018 года решение Анапского городского суда от 4 декабря 2018 года о сносе дома оставлено без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения. Во всех просьбах и ходатайстве о назначении повторной судебной экспертизы отказано!

Обернитесь

Когда начал разбираться в этом деле, сразу возникло чувство: некрасивая история. Помните о согласии всех соседей на строительство дома? Так вот оно пропало. В архитектуре сообщают, что выдали его по требованию полиции, которая занималась расследованием дела. В полиции уведомляют, что документ отправляли обратно в архитектуру. Но ни там, ни там подлинника нет. Кому это выгодно? Уж точно не Панченко.

Далее, почему экспертиза о том, что дом опасен, столько раз опровергалась самыми разными экспертными заключениями и всё же понадобилась еще одна — шестая по счету? А может, причина таких «качелей» в усмотрении недостатков дома в другом: земля на Пионерском проспекте в городе-курорте — лакомый для кого-то кусок? Мы пытаемся найти мотивацию событиям, развернувшимся вокруг дома Оксаны Панченко, ведь разумным и справедливым решение о сносе дома, возведенного более десяти лет назад, нельзя назвать. Собственник дома пытается понять, с какой целью в суды с завидным упорством идут иски о сносе дома и лишении жилья матери и ее маленькой дочери. Может быть, соседи боятся, что ребенку в доме, построенном ее матерью, грозит опасность? Вряд ли. Да если и стала дочь Катя чувствовать себя дискомфортно в своем доме, то только недавно, когда суд удовлетворил иски соседей об отключении здания от коммуникаций, сносе единственного жилья. И когда семья живет в постоянном страхе, ожидая судебных приставов. В доме, который пять раз признавали построенным по закону и дважды — нет. И как быть с конституционными правами всех членов семьи, а особенно маленькой девочки? Кто их защитит? Всё это создает стойкое ощущение, что перед какими-то неафишированными, но очень серьезными силами стоит только одна задача: снести. И пусть дом хоть сто раз признают безопасным и законным, решение для них приемлемо только одно: сломать.

Да здравствует «справедливость» и самые гуманные решения!

Добавьте АН в свои источники, чтобы не пропустить важные события - Яндекс Новости