//Общество 13+

Кто последний? Когда исчезнет очередь в ясли Приангарья

№ 26(619) от 05.07.18 [ «Аргументы Недели Иркутск», ]

Кто последний? Когда исчезнет очередь в ясли Приангарья

Казалось бы, детские сады, поликлиники, школы — тот обязательный минимум, который должен быть отлажен в государстве на все 100%. Но любой из нас знает, как эта система работает в реальной жизни. АН неоднократно обращался на своих страницах к проблемам здравоохранения в России и Приангарье. Теперь особое внимание — образованию. Для начала — к детским садам, а именно обеспечению детей местами в ясельных группах.

«Рожайте», — уже не один год призывает федеральная власть женскую часть населения страны к активному решению демографической проблемы. И даже сопровождает агитацию конкретными действиями, точнее мерами поддержки. Мол, всё для вас и ваших детей. Но, по российскому обыкновению, «всё» — это больше о проблемах, ежедневно возникающих у семей с маленькими детьми, чем об их решении. Материнский капитал — отлично, но полагается он только тем, кто родил как минимум второго ребенка. Дополнительное ежемесячное пособие от государства матерям — замечательно, но оно только для тех, у кого малыш появился после 1 января 2018 года, и только первенец. Льготная ставка по ипотеке — просто супер, но опять же куча допусловий. А что делать тем, кто не попадает под эти условия? Естественно, рассчитывать на себя, работать и зарабатывать на семью самостоятельно. Молодые родители так и делают, ожидая от государства хотя бы минимума — устройства детей в детский сад. Но и здесь возникает масса очередных «но»…

Возраст преткновения

Исследовательский холдинг «Ромир» опубликовал в июне любопытную статистику. Из результатов проведенного опроса четырехсот женщин (молодых мам либо ожидающих ребенка) выяснилось, что 57% из них готовы выйти на работу из декретного отпуска из-за потребности в дополнительных доходах. При этом больше половины респондентов рассматривают эту возможность только после достижения ребенком возраста 2-3 лет.

Именно эта возрастная группа детей — 2-3-х лет — сейчас и является наиболее остро нуждающейся в местах в детских садах. С одной стороны, «двухлетки» уже вполне самостоятельны и жаждут общения вне дома. С другой — именно на этом рубеже семьи с маленькими детьми начинают чаще всего чувствовать ту самую «потребность в дополнительных доходах», о которых говорит «Ромир».

И логика здесь проста. Детские пособия выплачиваются до достижения ребенком возраста полутора лет. Между полутора и тремя годами размер пособий становится ничтожным — 50 руб. в месяц. Понятно, что даже полные семьи часто испытывают в этот период финансовые трудности, завися только от зарплаты отцов. Что уж говорить о том, что в России миллионы семей неполных, в которых зарплата матери — единственный источник дохода.

Недетские задачи

Конечно, все понимают (и исследование «Ромир» тому наглядное подтверждение), что проблема нехватки мест в яслях — не иркутская, и даже не областная. По всей стране после 1990-х годов резко сократилось число детских садов, здания которых переводились под многочисленные магазины и учреждения сферы услуг. Свой вклад в ясельный дефицит внес и указ президента РФ №599 от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». Он предписывал к 2016 году обеспечить 100%-ную доступность детских садов для детей от трех до семи лет. Ринувшись выполнять поставленную задачу, чиновники тогда ограничили прием детей более раннего возраста. В итоге, например, в Иркутске в этот период — с 2012 по 2016 годы — сотням родителей пришлось попрощаться с планами получения места в муниципальном саду раньше, чем их детям исполнилось бы 3 года. Мамочки «двухлеток» устраивали пикеты, требуя восстановления прежней очереди. Представители «трехлеток и старше», скрестив пальцы, ждали заветного звонка с уведомлением о зачислении в сад.

В 2017 году в Приангарье подвели итоги исполнения того майского указа президента и с удовлетворением рапортовали: дети от 3 до 7 лет на 100% обеспечены местами в детских садах. Конечно, статистика — дело хитрое, и всем известно, что за столь впечатляющим показателем стоят нередкие примеры, когда детям предоставлялось место в саду в соседней деревне, куда ехать не один километр. Или живущим в районе аэропорта Иркутска давали сад на Батарейной. Тем не менее факт решения проблемы нехватки детских садов все же очевиден. За 4 года, согласно данным минобразования Приангарья, число дошкольных учреждений в регионе выросло с 975 до 1064.

Сады продолжают активно строиться, реконструироваться и сегодня, давая надежду на решение уже следующей поставленной задачи — ликвидации очереди в ясли. Эту новую «планку» вновь озвучил президент РФ, сначала указав срок ее достижения в два года. Чиновники посчитали и уточнили: к 2021 году управимся.

Приангарье в лидерах, Иркутск отстает

В России доступность дошкольного образования для детей от 2 мес. до 3 лет оценивают в 79,8%. В Иркутской области ситуация еще более благоприятная. Правительство региона неоднократно подчеркивало, что в ясли в Приангарье ходят 82,5% всех желающих детей в возрасте до трех лет. По этому показателю Иркутская область занимает третье место в Сибири.

Оставшиеся 17,5% — дефицит, сформировавшийся в крупных городах региона: Иркутске, Ангарске, Братске и Шелехове. При этом в Иркутске в очередь в ясли стоит более 40% от общего количества детей от 2 мес. до 3 лет, в Ангарске, Братске и Шелехове — 10%.

Статистика вполне показательна. Большое число желающих устроить ребенка в детский сад Иркутска объясняется и продолжающейся миграцией населения в областной центр, и возможностью записаться в очередь, не имея прописки, чем активно пользуются жители Иркутского района. В итоге, как рассказали АН в департаменте по образованию мэрии, в сентябре в ясельные группы детсадов Иркутска идут только 56% стоявших в актуальной очереди.

Всего детсады Иркутска в этом году будут посещать 4 700 малышей в возрасте до трех лет. Это примерно на 600 ребятишек больше, чем в прошлом году. Но потребность в первых младших группах закрыта еще далеко не на всей территории города. Так, в списке счастливых, с достаточным числом ясельных групп микрорайонов, — Иркутск-2, микрорайоны Синюшина Гора и Университетский, ст. Батарейная.

Ударная стройка

«Проблемы остались там, где идет активное жилищное строительство. Например, Ерши застроили, а ни одного сада на своей территории не предусмотрели», — говорит начальник отдела дошкольного образования департамента образования Иркутска Ольга Борзых. Соответственно, сады в близлежащих микрорайонах Юбилейный, Приморский и даже поселка Энергетиков закрыть образовавшуюся в них очередь не в состоянии. Аналогичная ситуация в предместье Марата. В детские сады этой территории города стремятся попасть жители не только конкретного района, но и многих расположенных по Александровскому тракту поселков. Причина — удобно завозить и забирать ребенка по пути на работу и обратно. Сейчас в этом районе строится детский сад, который, как уверена Ольга Борзых, решит проблему в ближайшее время.

Полностью же закрыть потребность в ясельных группах в Иркутске намерены, как и регион и вся страна, в течение трех лет. На эти цели Приангарье получит из федерального бюджета более 1 млрд рублей. Из областного будет выделено еще больше 300 млн. Все средства уже распределены по конкретным объектам: строящимся или реконструируемым детским садам по всей территории региона. При этом, подчеркивают чиновники, большая часть новых мест будет «зарезервирована» как раз для групп младенческого и раннего возраста, то есть для детей от 2 месяцев до трех лет.

Только в Иркутске за этот период «ударной стройки» планируют ввести дошкольные учреждения с 2390 проектными местами. Проектное место — условная единица, поясняют специалисты. На деле — при комплектовании детсадов — учитываются нормы СанПина, а это значит, что число новых мест в детсадах Иркутска увеличится еще на 30-40% к этой цифре.

«Набора в ясельную группу нет»

Но что делать тем, кому ясли нужны уже сейчас, а не в отдаленной перспективе? К услугам — частные сады или няни, но платить придется минимум 15 тыс. рублей в месяц. Надо ли уточнять, что эта сумма для многих неподъемна?

«Младшего ребенка мы поставили в очередь сразу после рождения в детский сад №105. Очередь была небольшой, и казалось, что она дойдет до нас достаточно быстро. К осени 2018 года, когда ребенку будет 2,5 года, точно — рассчитывали мы. Но, как оказалось, напрасно. Выяснилось, что и 105 детский сад, и 53-й, и 110-й, находящиеся в нашем же районе, детей младше трех лет практически не берут. Есть железнодорожный сад, но там, насколько я знаю, просят с «неработников» РЖД только за поступление официальные 40 тыс. рублей. Еще где-то 15 тыс. рублей ежемесячных платежей. Нам такие суммы непосильны, учитывая ипотечный кредит и одного работающего члена семьи», — рассказывает иркутянка Ольга, мама двоих детей.

Иркутянка Ирина, мама Данила 2,8 лет, очереди в муниципальный сад, куда записывались сразу после рождения первенца, тоже еще не дождалась. Опять же активно застраивающийся район города (Ново-Ленино, недалеко от нового микрорайона «Эволюция») дал о себе знать. МБДОУ №175 оказался не способен обеспечить увеличивающийся поток желающих попасть в число его воспитанников. «Я не знала о том, что в нашем саду яслей нет. Выбирала по принципу территориальной близости. Но у нас был запасной вариант: так как муж работает на железной дороге, мы рассчитывали попасть в их сад после исполнения ребенку двух лет. Так и произошло. С ноября прошлого года ходим в железнодорожный садик, платим 5,5 тыс. рублей в месяц», — рассказывает Ирина.

После определения ребенка, она смогла устроиться на работу, существенно пополнив семейный бюджет. Но молодая семья все же надеется дождаться муниципального сада. «Он прямо под нашими окнами, плюс стоимость значительно ниже, — приводит аргументы Ирина, добавляя, что этим летом чуть не упустила этот шанс. — Нам позвонили и сказали, что мы попали в набор. Правда, не в наш, по прописке, а в садик Иркутска-2 — №145. Он нам совершенно не удобен: от нашей остановки до сада не доехать, надо сначала минут 15 идти до Ярославского, оттуда только на автобусе №10 добираться, причем минимум 30 минут, а потом еще успеть доехать до работы на Трактовую. Мы получили уведомление и все думали, что с ним делать: писать отказ было страшно, потому что боялись вообще выбыть из очереди. В итоге чуть так и не произошло. Оказывается, отказ надо писать сразу же — максимум в течение трех дней после получения уведомления. Иначе ты автоматически соглашаешься с поступлением в этот сад. И на свой, возле дома, можешь претендовать только уже в порядке обмена».

Правила — нарочно не придумаешь

Еще одна возможность попасть в ясли — перевестись в очередь в другой сад. Но в этом процессе нюансов, подобных описанным в истории Ирины, еще больше.

Перевести ребенка в очередь на другой сад можно как по закрепленной территории, так и по незакрепленной. По закрепленной территории — родителям достаточно принести прописку. По незакрепленной — есть ряд условий, при которых принимается положительное решение. Во-первых, если старший ребенок посещает некий другой детский сад, то и младшего поставят туда же в очередь. Во-вторых, и это самое главное, если в выбранном учреждении есть свободные места.

В принципе перевестись можно в любой момент. Но в департаменте советуют дожидаться середины августа. Именно в этот период детские сады подают данные о прошедшем наборе групп на новый учебный год. А значит, у специалистов в августе самые актуальные данные о том, где есть вакантные места. «Обязательно надо учитывать учебные года. Сейчас до конца августа считается, что продолжается 2017/2018 учебный год. Следующий — 2018/2019 — начнется только с сентября», — поясняет Ольга Борзых. Почему это важно, она объяснила на конкретном примере. Если ребенку сейчас 2,5 года, при переводе до сентября 2018 года он сможет рассчитывать только на свободное место в группах, рассчитанных на детей 1-2 лет (так как в прошлом сентябре, когда текущий учебный год начался, ему был только полный один год). Подождав до середины августа, родители смогут рассматривать свободные места в группах уже двух-трехлеток. А таких уже значительно больше.

Может, из-за этих хитросплетений или сомнительной перспективы ближайшие годы наматывать километры по маршруту «ясли — дом» (свободные места в детсадах, как правило, есть в очень редких случаях, и то в удаленных районах города) большинство родителей бросают все попытки перевода и продолжают ждать место в «своем» саду? «Среди моих знакомых мам, проживающих в нашем районе, я одна собираюсь заняться этим переводом. Остальные или идут в частный сад с сентября, или остаются сидеть дома. Многие совмещают это «сидение» с активными, но разовыми подработками, потому что денег большинству действительно не хватает», — говорит еще одна иркутянка Наталья, также напрасно надеявшаяся получить место в муниципальном саду для своей 2-летней Вероники.

Политические баталии вместо решения

Хотя, как оказывается, решение проблемы устройства детей двух лет в сады или альтернативные частные варианты лежит на поверхности. Не все знают, но в Иркутской области был разработан и даже внесен в Законодательное собрание законопроект, предусматривающий выплаты семьям с маленькими детьми, не попавшими в сад. «Принятие этого закона решило бы все существующие проблемы», — уверена один из авторов инициативы, депутат облпарламента, председатель регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Иркутской области Лариса Егорова.

Документ, подготовленный депутатами «Справедливой России», предполагал, что семьи, в которых дети в возрасте от 1,5 до 3 лет не получили места в муниципальном детском саду, могут рассчитывать на выплаты из бюджета. Размер компенсаций предлагалось привязать к прожиточному минимуму для трудоспособного населения. А это примерно 10-11 тыс. рублей. Эти средства позволили бы семьям из Иркутска хотя бы частично покрывать расходы на частный сад или оплаты услуг няни. А получателям из других территорий Приангарья еще и оставаться в плюсе.

Казалось бы, этот законопроект, несмотря на свою «дороговизну», был бы выгоден всем. Государство получило бы существенное пополнение числа работающих за счет вышедших из декрета мам. Кроме того, сократились бы и социальные выплаты на малообеспеченные семьи. Но важный документ «забуксовал» в стенах областного парламента.

Законопроект был внесен в ЗС еще в начале года. Перед рассмотрением депутатским корпусом он прошел все необходимые инстанции: получил отзывы от областной прокуратуры, управления министерства юстиции, уполномоченного по правам ребенка, ассоциации муниципальных образований региона, губернатора Иркутской области. Дальше процедура предусматривала рассмотрение на профильном комитете Заксобрания и вынесение или невынесение на ближайшую сессию парламента. Но за пределы комитета по здравоохранению и социальной защите ЗС он, к сожалению, так и не вышел. Депутаты, подтвердив, что он действительно нужен области, оставили документ на доработку и договорились позднее вернуться к его рассмотрению.

«Мы, естественно, согласились на такое предложение, оперативно внесли все поправки, а дальше столкнулись с явным противостоянием», — говорит сегодня Лариса Егорова. Вот уже более двух месяцев поправленный законопроект ждет очередные отзывы от тех же структур — прокуратуры, уполномоченного по правам человека, уполномоченного по правам ребенка, ассоциации муниципальных образований и других. «Я считаю, что это специальное затягивание сроков принятия закона. Все было сделано для того, чтобы не выносить документ на последнюю для этого созыва ЗС июньскую сессию», — заявляет Егорова.

Но сдаваться политик не намерена и, при условии прохождения в состав следующего созыва областного парламента, готова вынести «ясельный» законопроект на первой же сессии.

Будем надеяться, что то противостояние, о котором говорит депутат, все же сойдет на нет под воздействием здравого смысла и выльется в принятие закона. Ведь народным избранникам, по идее, полагается не политические баталии устраивать, а купировать острые социальные проблемы «здесь и сейчас». И ясельный вопрос как раз тот случай, когда работать на результат должны всесторонние меры — и строительство детских дошкольных учреждений, и финансовая поддержка тех, кому ясли актуальны сейчас, а не через три года.