//Общество 13+

Бабочки с высшим образованием

№ 26(619) от 05.07.18 [ «Аргументы Недели Сахалин», ]

Бабочки с высшим образованием

Это происходит в одной из гостиниц Южно­-Сахалинска каждую пятницу. Под вечер. Стремительно заходит гражданин неевропейской страны. В руках у него пакеты со спиртными напитками. Он явно торопится и не хочет, чтобы его видели здесь лишний раз. На ресепшене его прекрасно знают, лучший номер-­люкс готов. Как и многочисленные сахалинские девушки по вызову. Их бывает за ночь в люксе немало. Администраторы ресепшена знают своё дело: поставка богатым гостям проституток – выгодный бизнес. Уходит этот человек всегда на рассвете. А потом девушки-­горничные тяжело вздыхают и начинают выгребать из дорогого номера пустые упаковки из-­под «Виагры» и использованные презервативы.

Приехала и осталась

Берусь утверждать, что в Южно-­Сахалинске любой человек в любой момент может заказать себе в дом или номер отеля девушку. Или поехать в «весёлую» квартиру, где за три тысячи рублей в час в любое время дня и ночи ему предложат на выбор несколько девушек. Откройте рубрику «предлагается работа» в какой-­нибудь южно сахалинской газете с объявлениями и обратите внимание на объявления типа «требуется девушка в сферу досуга». Как вы думаете, о каком досуге здесь идёт речь? Вопрос риторический…

Вот типичная история о том, как женщина становится проституткой. Во всяком случае, именно такой рассказ я услышал от Анны. Поздним вечером позвонил по телефону одного из агентств. Приехали трое. Одна из них разводящая и берущая деньги, тариф – три тысячи рублей за час. Из двух девушек я выбрал Аню – красивую блондинку в теле. К тому же, как вскоре выяснилось, у неё высшее образование, а по профессии она преподаватель английского языка.

­ Я родом из Саратова, ­ разоткровенничалась Аня. – У меня там был парень, собирались пожениться. Ни у него, ни у меня не было богатых родителей – могли рассчитывать лишь на себя. И вот моему парню предложили поехать на Сахалин, дескать, там всегда можно хорошо заработать. Нефть, газ, красная рыба, японские тачки – и всё такое. Денис улетел в Южно­-Сахалинск, а вскоре вызвал меня. В аэропорту встретил его знакомый на иномарке, отвёз на съемную квартиру. Там была записка от Дениса: «Я уехал на север на заработки, обживайся, скоро буду». Он оставил кое-какую сумму денег, но они быстро кончились. У себя в Саратове приходилось заниматься торговлей, мелким бизнесом, и здесь поехала по объявлению на Украинскую, устроилась работать на базу.

Вернулся Денис. Он очень сильно изменился. Деньги привёз, к нам стали приходить его новые дружки, они мне не нравились. Начались пьянки. Однажды после очередной попойки я упрекнула в чём-­то Дениса. А у него – первый разряд по боксу, и он был изрядно пьян. Он очень сильно меня избил, признался, что встретил на Сахалине другую и я ему теперь только обуза. После этого попала в больницу, лежала там два месяца. Никаких заявлений в полицию писать не стала. Навещала меня только подруга, вместе работали на базе на Украинской. Вышла из больницы, пару дней пожила у неё. И тут это объявление: «Требуются девушки для досуга. Предоставляется жильё». Я позвонила туда, меня любезно встретили. Реально появилось своё жильё, я теперь хорошо зарабатываю.

Да, работа рискованная, клиенты бывают разные, но в любой профессии есть свои издержки. И я не считаю, что занимаюсь чем-­то аморальным. Женщины занимаются проституцией испокон веков. Что в этом плохого? Мы регулярно проходим медосмотры, риска заразиться нет. Всегда найдутся мужики, которым мы нужны. Сколько я выслушала историй про осточертевших жён, с которыми необходимо выполнять супружеские обязанности. А командированные! А богатые иностранцы! Вот, например, у меня есть один постоянный клиент из их числа, обещал совместную поездку в Японию. Оформляю сейчас загранпаспорт.

О чём думают мужчины

Это была далеко не первая моя встреча с представительницами древнейшей профессии. Обратил внимание на одну деталь: эти женщины воспринимают то, чем они занимаются, как самую обычную работу. Такую же, как, например, секретарь в офисе или продавец. Только работа связана с жёсткими законами бизнеса, в котором крутятся немалые деньги. Вот какую историю рассказал мой знакомый по имени Роман:

­ Жена уехала на север к родителям. Выпил ночью, потянуло на приключения. Позвонил по объявлению. Девушка с приятным голосом назвала номер дома на улице Пуркаева. Деньги у меня были. Вызвал такси. Встретила меня в прихожей женщина с некрасивым лицом, в очках. Я было напрягся, но ей только надо было отдать деньги. На кухне сидели еще две женщины, пили чай. Если честно, ни одна из них не приглянулась. Но время шло, надо было на что­то решаться. И тут  заходит в комнату молоденькая совсем девочка, пошел в комнату с ней. Всё получилось легко, просто и весело. И мы так душевно разговорились, её звали Ксюша. Вообще­то я знал, что после подобных встреч девушки не оставляют номера своих сотовых телефонов. Им это запрещено. А тут я вдруг захотел вытащить девочку из этого борделя, помочь ей начать другую жизнь. И она согласилась, написала на бумажке свой номер. Договорились встретиться следующим вечером в одном кафе. Возвращаюсь я домой, а в кармане моей рубашки лежат три тысячи рублей, которые я заплатил. Я понял так, что это постаралась Ксюша.

Звоню ей на другой день раз, другой, третий. Гудки идут, никто не отвечает. Подошел к кафе, Ксюши там нет. Опять позвонил, и слышу голос какой­то женщины: «Мужчина! Никакой Ксюши здесь нет. Забудьте про неё». И еще слышал в трубке плач. Наверное, у этой девочки из-­за меня возникли огромные проблемы.

Наше общественное мнение осуждает женщин, которые продают своё тело за деньги. А как быть с теми, кто это тело покупает? Что заставляет сахалинских мужиков доставать из своих кошельков три тысячи рублей всего лишь за час удовольствий? Для многих – это не такая уж и маленькая сумма.

­ Было мне уже за 30 лет, ­ рассказывает Евгений Соколов (имя и фамилия изменены). – Личная жизнь как-­то не складывалась. Родители, конечно, мечтали, что-бы я женился, хотели нянчиться с внуками. Да я и сам задумывался о создании семьи. Вот только та, с которой готов был бы пойти в ЗАГС, никак не встречалась. Однажды субботним февральским вечером в очередной раз потащился с другом на вечер «кому за тридцать». А где знакомиться? Не на улице же. Да ещё зимой. Нас посадили за столик с двумя женщинами. Мы выпивали, танцевали, общались. А на душе было  так тоскливо! С одной вроде бы что­-то намечалось. Но я всё время представлял, что надо, когда мы приедем ко мне, её развлекать, о чем-­то разговаривать. И потом, извините за подробности, мне просто не хотелось утром просыпаться с ней в одной постели. И ведь она потом будет на что­-то претендовать, вроде как я уже должен идти, покупать обручальные кольца. А ведь, по сути дела, мне и нужно-то от неё всего одно, как любому нормальному мужику после полгода воздержания. Но ради каких-то пяти минут столько декораций! В общем, я закосил на головную боль, оставил расстроенного друга и явно разочарованных женщин, пошёл домой.

Прихожу, а в прихожей на видном месте лежит газета с объявлениями – днём случайно достал из почтового ящика. А там на последней странице – телефоны агентств. Думаю, а почему бы нет? И позвонил. В первый раз в жизни, было не по себе, страшновато. Подошел к магазинам «Три брата» на перекрёстке Победы. Стою, жду. Ночь, на улице метель. Идёт мужик в дорогом пальто, ведёт девушку. Вроде ничего на вид, симпатичная. Отдал мужику деньги, он ушёл. А мы отправились ко мне. Она назвалась Таней. У меня было обалденное чувство: не надо притворяться, говорить о какой-­то красивой фигне, думая на самом деле совсем о другом. И самое главное: я знал, она в любом случае сделает всё, что мне надо. Я ведь заплатил. А потом уйдёт. Так и вышло. В итоге и я расслабился, и она заработала.

Понимаете, я ведь воспитывался во времена СССР, родители были коммунистами. Какие проститутки? Я лет до 18-­20 искренне считал, что они есть только в США, у нас их быть не может. Тогда, после первого раза, меня мучили угрызения совести. Боялся рассказать даже близкому другу. Вроде как опустился, большой грех совершил. В храм тогда не раз ходил… А ведь я всего лишь поступил так, как поступают мужики во всём мире. И постепенно привык. Даже друзья среди этих женщин появились. Ведь для них это просто работа – ничего личного.

Женщины жирным шрифтом

«Страстная леди познакомится с самодостаточным мужчиной. Массаж (не медицинский)». «Симпатичная миниатюрная блондинка познакомится с мужчиной старше 38 лет». «Метисочка, 35 лет, познакомится с мужчиной, для друга есть подружка». Эти объявления опубликованы в последнем номере одной из южно сахалинских газет объявлений под рубрикой «Знакомства». Фокус здесь заключается в том, что первые девять объявлений напечатаны жирным шрифтом. Здесь предлагаются интимные услуги. Цена та же – три тысячи рублей в час. Жирный шрифт – это как пароль для тех, кому нужны быстротечные любовные утехи. Такие объявления, например, пользуются большой популярностью среди гастарбайтеров из стран Ближнего Зарубежья.

Набираю один из указанных номеров. Мне называют адрес и номер дома. Номер квартиры узнаю только тогда, когда стою возле этого дома. Дверь открывает женщина, зовут её Лариса. Правила просты: я плачу три тысячи рублей. Она в течение часа удовлетворяет все мои потребности. Можно остаться ещё на час, тогда надо платить ещё три тысячи рублей.

Я раскрываю свои карты. Она не пугается. Я же не полицейский. Но и желания отвечать на мои вопросы у Ларисы нет. На вид ей 30-­35 лет. Вполне ухоженная женщина. Чистая, уютная квартира.

­ А вы не боитесь? Ведь за занятие проституцией у нас в стране предусмотрена уголовная ответственность, ­ умничаю я на прощание.

­ На вас тоже может кирпич упасть, когда на улицу вый­дете, ­ отвечает мне Лариса любезностью на любезность. – Или вот будете интервью у кого­-то на улице брать, а он – маньяк. Нож достанет – и всё.