Аргументы Недели Общество

У семи властных нянек…

, 10:06 [ «Аргументы Недели. Владивосток» ]

У семи властных нянек…

В российском правовом государстве целая армия чиновников, а права дольщиков, обманутых застройщиками, защищать, оказывается, некому

Бюрократия — мать беспорядка

Строительство в современной России — дело трудное. Потому что всегда сопряжено с получением массы разрешительных бумаг, выдаваемых на некий определённый срок, по окончании которого срок их действия надо продлевать, вновь отправляясь в путешествие по чиновным кабинетам. Не раз и не два эксперты отечественного девелоперского рынка отмечали, что инвесторов из строительной отрасли отпугивает именно засилье препон и контрольно-надзорных органов. А получение всевозможных разрешений и согласований – на землю, на строительство как таковое, на подключение к сетям водопровода-канализации, энергоснабжения – с неизбежными в этом процессе подношениями, существенно увеличивают затраты, а также стоимость квадратного метра возводимой площади, жилой или коммерческой.

В таких условиях не удивительно, что на строительном поприще подвизаются заведомые жулики, которые ориентированы не столько на строительство как таковое, сколько на выколачивание денег — либо из бюджетов разных уровней под предлогом социальной значимости объектов или по казенным, государственным или муниципальным контрактам, либо чаще из карманов доверчивых инвесторов, в том числе — частных лиц, участников долевого строительства. В их исполнении долевое строительство часто превращается в «пирамиду»: вновь привлекаемые дольщики своими взносами оплачивают не свои квартиры, а жильё тех, кто был привлечён раньше них, и чьи деньги уже «ушли в неизвестном направлении». Формально — на организационные расходы или работы так называемого «нулевого цикла», подготовку площадки, фундамент и инженерные сети с коммуникациями, а фактически, зачастую на цели со строительством вообще никак не связанные, известные лишь владельцам фирм-застройщиков.

Характерным примером такой «пирамиды» может служить строящийся жилой комплекс на улице Кипарисовой, 26 во Владивостоке. Начинавшийся как реконструкция и достройка жилого 10-этажного дома в 2007 году, а на данный момент превратившийся в 19-этажный недострой из проектных 20 этажей. При том, что на 10 верхних этажей нет и не было никакой проектной и разрешительной документации, что не помешало их возводить на глазах у всех государственных контролирующих органов и должностных лиц.

Процесс или результат?

Застройщик дома, ООО «Дальстройконтракт», контролируемое Андреем Антоновым, с далеко не блестящей репутацией, тем не менее осуществляло деятельность при двух главах Владивостока и двух губернаторах, проявляя завидную живучесть. В данный момент в краевом арбитражном суде ведётся дело о банкротстве «Дальстройконтракта», в компании введено конкурсное производство — что не мешает Андрею Антонову «задним числом» оформлять документы и «подчищать хвосты», обладая печатями своей компании и подписывая документы как ни в чем не бывало. Даже при том, что с осени прошлого года в отношении г-на Антонова всёже возбуждено уголовное дело по ст. 165 УК РФ (обман без признаков хищения) с довольно мягкой санкцией, которое расследуется ни шатко, ни валко — хотя фактически речь идёт о признаках злостного, преднамеренного и хорошо организованного мошенничества в особо крупном размере.

Так, параллельно со строительством дома на Кипарисовой, 26, г-н Антонов приобрёл частный жилой дом с участком на 6 соток в Иртышском переулке. Получив разрешение на строительство частного жилого дома, стал возводить там …многоквартирный трёхэтажный дом, рекламировавшийся как «жилой комплекс «Визави» из 4 трёхэтажных квартир с мансардой и паркингом» по 50 тысяч рублей за квадратный метр.

В марте 2013 года постройка в Иртышском переулке рухнула — благо, она представляла собой на тот момент лишь бетонный монолитный каркас с перекрытиями, и в момент обрушения никто не пострадал. А. Антонову за такие самовольные действия ничего не было, но как минимум один из дольщиков рухнувшего комплекса «Визави» стал дольщиком в доме на  Кипарисовой — Антонов пообещал здесь дольщику взамен его 11 миллионов рублей двухуровневую квартиру на 19 и 20 этажах. При этом умолчав, что все строительство выше 10 этажа им велось самовольно без проектных и разрешительных документов.

Этот невезучий дольщик оказался не единственным, кого А. Антонов и фирма «Дальстройконтракт» банально обманули и продолжали водить за нос на протяжении ещё как минимум двух лет. Всего обманутых дольщиков, вложивших свои кровные в строительство дома на Кипарисовой, 26, более двухсот человек, каждый из которых внёс на строительство своего жилья суммы от 1 миллиона 650 тысяч до 10 и более миллионов рублей. Общий счёт идёт на сотни миллионов, а первые дольщики ждут оплаченных ими квадратных метров уже десятый год. Но все эти обстоятельства ничуть не смущают господина Антонова, который продолжает «кормить завтраками» сотни обманутых им людей — в том числе и на собрании в администрации Приморского края, где в качестве третейского судьи выступал тогда ещё вице-губернатор, а ныне уже и сам арестант, Олег Ежов.

Пустые хлопоты

Обманутые дольщики жаловались во все инстанции. Им вежливо отвечали, что краевая инспекция Стройнадзора строго бдит, привлекает застройщика-нарушителя к административной ответственности, вносит представления и обязывает устранить нарушения — в том числе запретив привлекать средства граждан для продолжения строительства с апреля 2014 года.

Администрация Приморского края, озаботившаяся проблемой обманутых дольщиков и достройки проблемных жилых домов силами «Примкрайстроя» под контролем вице-губернаторов сначала Владимира Балана, затем Олега Ежова, также докладывала, что ситуация ей знакома и необходимые меры принимаются в части устранения застройщиком нарушений и получения им необходимой проектно-разрешительной документации.

Дольщики же, устав от обещаний и не видя никаких конкретных сдвигов, не просто стали обращаться в арбитражный суд для включения их в реестр лиц, вложивших средства в компанию-банкрот ООО «Дальстройконтракт» под конкретный замороженный актив, но и пошли добиваться привлечения г-на Антонова к уголовной ответственности, полагая, что лишь реальная угроза лишения свободы на длительный срок по приговору суда может заставить его принимать какие-то действенные меры. И надежды дольщиков почти оправдались: будучи привлечён к уголовной ответственности в качестве обвиняемого по ст. 165 УК РФ А. Антонов немедленно стал принимать самые активные действия, направленные на …вывод активов предприятия-банкрота, уменьшение его конкурсной массы, в том числе путём двойных и тройных продаж одних и тех же квартир в недостроенном доме разным людям, каждого из покупателей вводя в заблуждение. А также заключая (вероятно, «задним числом»)  договора с сомнительными компаниями, которые якобы являлись смежниками, субподрядчиками или поставщиками материалов, за что им якобы причитались квартиры в недостроенном доме.

Итогом такой деятельности, которую, впрочем, «Дальстройконтракт» и его руководители, директор Андрей Антонов и главбух Ирина Быстренко, вели задолго до банкротства, стала путаница и наличие противоречивых судебных решений, в том числе и относительно прав на квартиры, проданные по два, а то и три-четыре раза. Такая путаница всегда выгодна мошенникам, так как позволяет им дольше оставаться безнаказанными, уверяя всех в том, что они всеми силами стремятся рассчитаться по своим обязательствам, а на самом деле лишь выигрывают время для вывода средств и активов.

В то же время следствие по уголовному делу в отношении Андрея Антонова, которое ведёт следственный отдел УМВД по г. Владивостоку, проявляет к обвиняемому максимально гуманный подход, вольно или невольно давая ему возможность продолжать свою деятельность, вряд ли направленную на удовлетворение претензий обманутых им дольщиков и решение проблемы с достройкой незаконного долгостроя на Кипарисовой, 26.

Дольщики меж тем продолжают жаловаться: прокурору Приморского края, начальникам УМВД  Владивостока и Приморского края, даже в УФСБ по Приморскому краю, а сколько-нибудь заметных результатов и подвижек в решении их проблемы так и нет. Фактически, все процедуры затягиваются, на квартиры в недостроенном доме появляются всё новые претенденты, число кредиторов застройщика-банкрота растёт, тогда как активы уменьшаются. И вместе с ними тают надежды обманутых людей получить хоть что-то за свои деньги, вложенные в долевое строительство.

Ситуация эта отнюдь не нова, но возникает вопрос:  чем занимается вся эта армия чиновников – службы, инспекции и департаменты, если никто реально не в состоянии проконтролировать законность строительства, в которое люди вкладывают свои средства? Чем занимается полиция и прокуратура, если они не в состоянии привлечь к законной ответственности мошенника? И кто, наконец, может дать гражданам ответы на вопросы и какие-то гарантии?

Виктор БУЛАВИНЦЕВ