ПОДПИСКА (Газеты + Книги + Бонусы) или Войти в КЛАН

Аргументы Недели Общество

Карать — не строить

, 11:26 [ «Аргументы Недели», ]

Карать — не строить
Фото автора

Казалось бы, на краю земли русской, в благоухании бескрайней тайги, доносимом свежим океанским бризом, какие могут быть жалобы на состояние окружающей среды? Там нет и в помине мегаполисов, паутины железных дорог и автомагистралей, плотность населения меньше чем в поселках на Рублевке или Новой Риге, живи — радуйся. Но нет: на прошлой неделе депутаты Законодательного собрания Приморского края постановили обратиться к спикеру Государственной Думы России Сергею Нарышкину с предложением ужесточить наказание за вред окружающей среде.

В этом обращении, подготовленном Комитетом Приморского Законодательного собрания по продовольственной политике и природопользованию отмечается: «увеличение объемов операций по транспортировке морским транспортом различных видов грузов неизбежно влечет за собой экологические риски, связанные с загрязнением нефтеуглеводородами акваторий дальневосточных морей в результате аварийных разливов нефти и льяльных вод при бункеровке судов, как в порту, так и на рейдовых стоянках».

Это, конечно, открытие. Особенно если заглянуть в популярную Википедию и прочесть:

«Для Владивостока, с трёх сторон омываемого морем, большой проблемой является высокое загрязнение окружающих его акваторий Амурского и Уссурийского заливов, пролива Босфор Восточный и, особенно, бухты Золотой Рог, которую в декабре 2013 года представитель Росгидромета объявил самой грязной акваторией России.

Так, по данным Государственной сети наблюдений (ГСН), в 2013 году на протяжении всего периода наблюдений (с апреля по ноябрь) поверхность бухты Золотой Рог была покрыта плавающим мусором и нефтяной плёнкой, процент покрытия нефтяными пятнами почти повсеместно достигал уровня 91-100 %. Основным загрязняющим веществом бухты являются нефтяные углеводороды. Отборы проб показали, что среднегодовая концентрация нефтяных углеводородов в толще воды бухты Золотой Рог в 2013 году в 3,6 раза превышала предельно допустимый уровень. А загрязнение нефтяными углеводородами донных отложений в бухте Золотой Рог превышает предельно допустимую концентрацию в 123 раза. В донных отложениях скопилось 800 тысяч тонн нефтепродуктов, 16 тысяч тонн цинка, 9 тысяч тонн марганца, 7 тысяч тонн меди и т. д. В результате биопланктон, обитающий в бухте, ядовит, а употребление в пищу выловленной здесь рыбы — опасно…»

Бухта Золотой Рог — это самый-самый центр города Владивостока. Через нее, как и через упомянутый пролив Босфор Восточный, построены к саммиту АТЭС-2012 те знаменитые вантовые мосты, соединившие в одном случае центр Владивостока с окраинным районом, а в другом — тот самый Первомайский район краевого центра с островом Русским. И уже давно ни для кого в Приморском крае не секрет, что бухту Золотой Рог, когда-то давным-давно именовавшуюся «бухтой трепанга», в буквальном смысле слова загадили не столько даже нефтепродуктами с многочисленных кораблей, сколько не очищенными сбросами городской канализации. Хотя и корабли, безусловно, внесли свой вклад: все сто пятьдесят лет истории города в бухте Золотой Рог швартовались торговые, рыбацкие суда и военные корабли — в ней расположены причалы торгового и рыбного портов, Морской вокзал и пирсы вокзала морских прибрежных сообщений, а также стоянки военных кораблей и судов вспомогательного флота ТОФ. В последние годы, после фактического банкротства Дальзавода и вывода значительной части военных с акватории Золотого Рога, кораблей в бухте стало меньше, но за ее очистку никто так и не принимался.

Губернатор Приморского края Владимир  Миклушевский, который инициировал работу депутатов Законодательного собрания над обращением в Государственную Думу, сидит на седьмом этаже высотного здания администрации на берегу этой самой бухты. Из окон здания открывается дивный морской пейзаж, вид на бухту Золотой Рог и Русский остров. Но видимо губернаторский взор простирается за горизонт, на залив Петра Великого, воды которого во много раз чище натуральной сточной ямы бухты Золотой Рог. Потому, что обеспокоенность Владимира Миклушевского вызвали, по словам депутатов, именно три случая разливов нефтепродуктов в море, случившихся в 2014 году.

«Зачастую мера ответственности за совершение правонарушений, связанных с разливами нефтепродуктов и загрязнением окружающей среды, несопоставима с размером причиненного экологического ущерба», — цитирует депутата Александра Квашу РИА Примамедиа.

Максимальное наказание по ст. 252 УК РФ за преступления, причинившие существенный вред здоровью человека, водным биологическим ресурсам, окружающей среде, — штраф  в размере до 500 тыс рублей, или принудительные работы сроком до 2 лет, либо лишение свободы на тот же срок со штрафом до 40 тыс. рублей. Но статья Уголовного кодекса РФ размер вреда, который следует считать существенным, не оговаривает. И этот пробел в законодательстве приморские депутаты решительно намерены устранить, а санкцию УК — ужесточить. По решению комитета проект обращения будет вынесен на рассмотрение Законодательного собрания Приморского края 25 марта.

Сами же депутаты тоже не сидели сложа руки, а еще раньше предлагали усилить контроль за деятельностью природоохранных структур в приморских портах, а также разработать комплекс мер по их развитию. Губернатор Миклушевский даже обращался к министру транспорта РФ Максиму Соколову с просьбой проработать действенные меры по обеспечению экологической безопасности морских акваторий Приморского края в виду отсутствия в регионе техники и специалистов, способных оперативно и эффективно предупреждать и ликвидировать нефтяные загрязнения. Проще говоря, вместо того, чтобы что-либо делать для решения давно назревшей проблемы критического загрязнения воды у берегов, депутаты создают рабочие группы по «усилению контроля контролеров» и «разработке комплекса мер». Тогда как на самом деле мера нужна лишь одна: запустить очистные и прекратить слив неочищенной канализации в море, после чего вплотную заняться очисткой залежей многолетней грязи на дне прибрежных акваторий, как в самом Владивостоке, так и в других портовых населенных пунктах Приморского края.

«Из трех построенных очистных сооружений канализации Владивостока были включены в работу только два (30% очистки всех стоков). Южные очистные сооружения к сетям канализации вообще не подключены. Для реализации проекта требуется строительство 23 насосных станций и 26 км коллекторов…»сообщала в 2013 году «Независимая газета». Но этот многомиллиардный объект не вызывает губернаторско-депутатской озабоченности с выходом на федеральный уровень, — да что уж там, вообще никакой озабоченности не вызывает. Воз, или вернее, слив фекалий, и ныне там же, где и был. Ущерб водной среде от него никто всерьез не просчитывал. И в чем причина такого выборочного подхода можно только догадываться.

Известный приморский ученый, главный научный сотрудник лаборатории морской экотоксикологии Тихоокеанского океанологического института Дальневосточного отделения РАН, доктор биологических наук профессор Владимир Александрович Раков еще в прошлом году предлагал руководителям очистных сооружений Приморья самим пить очищаемую ими воду — по аналогии с зарубежным опытом, на который у нас так любят ссылаться:

«…В Приморье самые пострадавшие — Амурский залив и залив Находка. В последнем расположено более десятка предприятий, которые занимаются перевалкой опасных грузов: угля, минеральных удобрений, цемента, рудных концентратов, которые попадают в залив. Здесь же нефтепорт Козьмино, где время от времени случаются проливы нефти. Пока они не катастрофические, но на самом деле трудно сказать, что и в каких масштабах там происходит, так как территория огорожена… В Приморье, на Сахалине появились угольные пляжи, и так — везде, где идёт его добыча и перевалка. Плюс нефтепродукты, попадая на поверхность воды, со временем концентрируются вокруг мелких предметов — мёртвых рачков, личинок рыб, — и оседают на дно. А на дне их «собирают», например, трепанги, которые не разбираются в том, что попадает им в рот. Напитавшись, они или погибают, или у них появляются разного рода уродства.

Загрязнение морей — это необратимый процесс. Он идёт такими темпами, что воды очистить невозможно. Однако предотвратить рост загрязнения можно. Хотя бы начать с очистных сооружений. Но эффект от тех, что построены в том же Приморском крае, будет только тогда, когда качество воды после очистки будет на одном уровне с качеством воды в аналогичных сооружениях Японии. Там вода тестируется с помощью обычного аквариума с рыбками, который стоит в кабинете директора очистного комплекса, также сам руководитель пьёт эту воду, проверяя качество очистки на себе…» — говорил ученый «Аргументам недели» в октябре 2014  года. Говорил, но услышан не был. Призывал власти больше доверять науке, создать институт экологических проблем. Но… Просить об ужесточении законодательства губернатору и депутатам Приморского края проще, нежели достраивать канализацию и стимулировать реальные действия по решению экологических проблем региона.

Политика

Вассерман прокомментировал инцидент с высадкой спецназа НАТО на российское судно

Аргументы НеделиАвторы АН

Аргументы НеделиИнтервью