Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Дзен

Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели. Санкт-Петербург → Общество

Доктор Белогурова: Это была третья попытка выселения детского отделения

, 16:43

Известие о закрытии городской клинической больницы 31, в которой лечатся не только взрослые пациенты, но и  дети, страдающие различными онкологическими заболеваниями, стало настоящим шоком для петербуржцев. Именно наличие детского отделения, спасло стационар от возможного расформирования, считает заведующая отделением детской онкологии и гематологии Городской больницы № 31 Санкт-Петербурга Маргарита Белогурова. В интервью корреспонденту «АН-онлайн» она рассказала, что в данном стационаре она работает более 20 лет, и это уже третья попытка чиновников закрыть ее отделение.

АН: Почему вы сопротивляетесь переводу своего отделения?

М. Белогурова: Потому что мы можем нормально работать только в условиях 31 больницы. Нас, постоянно упрекают именно тем фактом, что детскому отделению не место во взрослом стационаре. Прикрываясь этой причиной, чиновники раза три пытались нас перевести в другие больницы. В последний раз нас отстояли европейские коллеги. Они убедили администрацию города не совершать роковую ошибку. Кстати за рубежом это нормальная практика, когда в стационаре, но на разных отделениях  лечат и детей и взрослых. У нас налажены хорошие связи со специалистами из Германии, Англии, Америки ведь мы проходили в их клиниках стажировки и попытались у себя в больнице аккумулировать все лучшее. Между прочим, учиться мы ездили не на государственные средства, а на деньги принимающей стороны и спонсоров, и понятно, что людям, которые вкладывали в нас знания, помогали с медикаментами и оборудованием для детского отделения, обидно слышать, что все это будет уничтожено. Очень хочется, чтобы власти города адекватно подошли к этой проблеме.

АН: И все-таки, почему ваше отделение нельзя разместить на базе детской больницы?

М. Белогурова: Люди, которые решили расформировать наш стационар, думают, что это простая процедура перенес кровати в другое место и все. Но это не так, в случае расформирования больницы будет уничтожена уникальная технология лечения детей, будут потеряны ценнейшие кадры и связи. У нас высокооснащенные операционные, которые нельзя демонтировать, дорогое оборудование, которое также невозможно перенести в другое место. Да и переезжать нам пока не куда. Например, нам предложили перейти в детскую городскую больницу №1, я ездила туда, разговаривала с коллегами. Поняла, что нам этот вариант не подходит.

АН: Почему?

М. Белогурова: У нас  все находится в отделении, а там реанимация расположена на 1-м этаже и чтобы туда попасть из отделения нужно спуститься на лифте. Но там изначально были такие условия, зачем надо рушить наше отделение, в котором все продумано до мелочей. С точки зрения удобства оно идеально.

АН: Чиновники обещают построить специализированный центр для онкобольных детей, в него бы вы согласились переехать?

М. Белогурова: Эта идея витает в воздухе не первый год. Такой центр необходим Петербургу. Это очень дорогостоящий проект, на реализацию которого уйдут годы. Сейчас конечно пообещать можно все что угодно, но сначала его нужно построить.

АН: Решение о его строительстве уже принято.

М. Белогурова: А кто из специалистов принимал участие в обсуждении этого решения? Я не знаю ни одного. Ведь чтобы построить центр, мало нарисовать проект на бумаге и вложить средства, его нужно продумать до мелочей, а для этого нужно консультироваться со специалистами. В Петербурге не так много детских онкологов, мы все друг друга знаем, и сами с удивлением услышали об этом решении. Спешка ни к чему хорошему не приведет и прежде чем что-то разрушить, нужно сначала построить.

АН: Вы можете привести статистику детской онкозаболеваемости?

М. Белогурова: Примерно около ста детей в год заболевают онкологией, из них половина проходит лечение у нас. За десять лет мы добились серьезного снижения смертности. Если раньше мы спасали жизнь только 30 процентам наших пациентов, по сути, работали как в хосписе, то сейчас у нас полностью выздоравливают порядка 80 процентов. У нас организованы несколько совершенно уникальных отделений, в которых  работают отлично обученные врачи, развитая система благотворителей. Мест для пациентов хватает, хотя не редко отделение переполнено.

 
АН: Оказывается ли со стороны чиновников давление на персонал больницы?

М. Белогурова: Слава богу, на сотрудников пока никто не давит, а вот оказывалось ли давление на главного врача больницы, я сказать не могу. Кто-то же должен отвечать за происходящее. Вообще для нас все происходящее вокруг ситуации с закрытием больницы, было большой неожиданностью. Мы и представить не могли, что столько людей, встанет на нашу защиту. При выборе между детьми и судьями, ответ очевиден. А вот если бы не было нашего отделения, больницу было бы отстоять намного сложнее.

Подписывайтесь на Аргументы недели: Новости | Дзен | Telegram