Подписывайтесь на «АН»:

Telegram

Яндекс Дзен

Яндекс Новости

Также мы в соцсетях:

ВКонтакте

Одноклассники

Twitter

Аргументы Недели. Волгоград → Общество

Волгоград не в «болоте», он развивается

, 17:02

Волгоград не в «болоте», он развивается
Ключевский писал, что без знания истории мы должны чувствовать себя лишь «механическими куклами, которые не родятся, а делаются, не умирают по законам природы, жизни, а ломаются по чьему-то детскому капризу». В Волгограде вышел в свет учебник «История волгоградской земли от древнейших времен до современности». В нем прослежена история территории, на которой сегодня расположен город Волгоград: от первого появления здесь людей в эпоху палеолита до конца 2010 года. О спорных моментах новейшего периода истории нашего города «Аргументы неделi» расспросили одного из авторов этой книги, зав. кафедрой международных отношений, регионоведения и политологии ВолГУ Ивана Куриллу.


- Ваша часть учебника – это заключительные главы, касающиеся истории Сталинграда-Волгограда периода Великой Отечественной войны, послевоенных и уже сегодняшних лет. Новейшая история – самая проблематичная для изложения, как мне кажется. Не боитесь ли вы, что представленная точка зрения будет уж слишком субъективной. Ведь многие дедушки-бабушки, да и мамы-папы тех, для кого предназначен этот учебник помнят, как «всё это было»: и раскол элит времен Калашникова, и период градоначальника Чехова, и арест Ищенко?

  

- Вы попали в точку: историки очень не любят писать о такой недавней истории. Именно потому, что у каждого читателя есть собственное представление о тех событиях, свидетелями которых он был лично. Это, кстати, было одной из главных причин того, что подобный учебник так долго не появлялся: не могли найти автора для последней главы. Я, возможно, поступил опрометчиво, согласившись написать этот текст, и тем «подставив» себя под удар критиков, но мне очень хотелось, чтобы учебник по истории Волгограда появился. Что касается «субъективизма», то он не может быть упреком: любая история «субъективна», как и вообще любое научное исследование. Плохо, если желание отстоять какую-либо точку зрения ведет к фальсификации исторических документов или сокрытию каких-то фактов, опровергающих теорию: тогда о науке речи нет. А если учебник написан честно, то его субъективность всегда может быть оспорена другой «субъективностью». Тот, кто не согласен с интерпретацией событий новейшей истории, изложенной в учебном пособии, может написать свой вариант. Возможно, в чем-то он убедит и нас, и тогда авторы внесут поправки в следующее издание, если оно появится.

 

- А если свои варианты появятся в каждой семье?

 

- Если же на уроке истории в школе начнется спор о событиях недавнего прошлого, с отсылкой к рассказам родителей и дедушек-бабушек, то это вообще замечательно: пробудить в детях (и не только в детях, конечно) интерес к тому, что происходило в Волгограде, - одна из главных задач публикации нашего пособия.

 

- Не в бровь, а в глаз бьют цифры. К примеру, что после Сталинградской битвы сохранилось лишь 398 тыс. кв. м жилплощади, из которых на Кировский район пришлось 278 тыс. кв. м., что из захоронений 1943 года доля вражеских трупов составила 147 тысяч, а советских воинов – 46,7 тысяч. Или: количество телефонов в 1985 году (уже на город-миллионник) не достигало и 100 тысяч; в 1976 году в собственности волгоградцев находилось 15,3 тысяч автомобилей, в 1985 году – 50,4 тысяч, в 2009 – около 250 тысяч. Может, стоило всю новейшую историю изложить языком цифр?

 

- Цифры, в самом деле, помогают многое понять в прошлом. Я, как и вы, был поражен приведенной статистикой. Но делать из текста учебника статистическую таблицу все же не стоит. Для понимания таблицы нужны не только определенные интеллектуальные усилия, но и некоторый уровень уже сформированных умений. Мы же ориентировались на школьника.

 

- Заезжие политологи и действующие политики обычно характеризуют Волгоград как экономически и культурно отсталый город. По крайней мере, по сравнению с соседями. В вашей книге он предстает совсем другим. Это что: позиция патриота, желание казаться лучше? Или…

 

- Это мое представление о моем родном городе. Я не занимал специально какую-то «позицию», писал так, как представлялось правильным. В самом деле, время от времени можно услышать весьма негативные мнения о Волгограде, да и в хвалебных речах публичных политиков иногда ощущаешь неискренность. Мне представляется, что в заметной мере причиной этого является незнание. Незнание того, как долго живут люди на волгоградской земле, незнание, насколько интересным было прошлое этих мест, какие грандиозные дела совершались нашими предками и предшественниками. Это относится как к «старой» истории города, до Сталинградской битвы, так и к новейшей его истории: послевоенный период истории вовсе не был «провалом», а, напротив, знал быстрое развитие и кризисы, острое политическое противостояние и достижения в строительстве экономики и инфраструктуры. Чтобы оценить то, что есть сейчас, надо хорошо представлять, от какой точки мы развиваемся. Тогда легче понять масштаб свершений и определить направление дальнейшего движения.

 

- Миграцию, захлестнувшую город в последние годы, вы представляете как благо. Цитата: «Многонациональность всегда является признаком развитой городской культуры… Все города, переживавшие свой расцвет, славились сочетанием многих этнических групп и многокультурностью». Не кажется вам, что это точка зрения «теоретика»? Многокультурность идет от наличия культуры. Мы же из-за миграции имеем лишь проблемы.

 

- Неужели вам кажется, что «практик» будет с миграцией бороться? Я, наверное, не «теоретик», а реалист. Мы никуда не уйдем от миграции. Многонациональность крупных городов будет только увеличиваться. Она, конечно, ставит перед обществом и государством новые проблемы, и их необходимо решать. Но среди способов их решения нет одного: «вернуть, как было» и выслать все «некоренное население» Кстати, для нашего региона подобный лозунг звучал бы неоднозначно: почитайте, какие народы были здесь «коренными» семьсот или тысячу лет назад. Но более всего я не согласен с утверждением, будто «мы из-за миграции имеем лишь проблемы»: на самом деле, мы имеем гораздо более культурно разнообразный город. На «поверхности» могут быть рестораны национальной кухни и фестивали этнических культур, но разнообразие проявляет себя и в способах ведения дел (оговорюсь: конечно, в рамках закона), и в расширении связей с другими странами, и много еще в чем. Проблемы есть, но на проблемы надо смотреть как на источник развития. Так вот, исходя из неизбежности растущей многонациональности, чему надо учить детей? Тому, что любой, кто выглядит или говорит не совсем так, как большинство – источник опасности (враг, изгой и т.п)? Или тому, что надо учиться налаживать мосты взаимопонимания и находить преимущество в разнообразии? Я уверен, что верно последнее.

 

- Почему заключительная глава книги называется «Спортивные успехи волгоградцев»? Это дань традиции – по типу «и в конце нашей программы - о спорте». Или же хотелось закончить на позитивной ноте, а других наших признанных заслуг, кроме спортивных, не нашлось?

 

- Уточню, что заключительный параграф пособия называется «Волгоград в годы перестройки и реформ», а уже внутри него раздел посвящен спортивным успехам. Надо сказать, что именно в 1990-е – 2000-е годы спортивные успехи волгоградцев были просто фантастическими, и их нельзя было не отметить. Рядом с описанием достижений наших атлетов есть и сведения о популярных писателях и актерах. Эти имена «на слуху», они узнаваемы не только в Волгограде, но и далеко за его пределами. В экономике, как и по всей стране, дела долго обстояли не так хорошо, и об этом тоже написано в том же параграфе. Достижения же, например, в науке, конечно, были. Но их сложнее оценить. Признание в этой области приходит обычно позже.

 

- Бурный рост нашего города был связан с какими-то идеями и личностями-паровозами. При Сталине было делом чести восстановить Сталинград, его промышленный потенциал. При Хрущеве – поворот в сторону человека, его потребностей: растут темпы жилищного строительства, насыщенная культурная жизнь. При Брежневе Волгоград стал символом Победы, построено много мемориалов. Свидетельство международного признания – частые визиты глав иностранных государств, количество городов-побратимов. Какая идея может сегодня вытащить нас из болота? Может, все тот же спорт?

 

- Спасибо, вы хорошо в одном абзаце сформулировали основные «смены парадигм» в послевоенном развитии Волгограда. Но все-таки сначала снова возражу. Волгоград не находится в «болоте», он развивается. Проблемы города, в целом, отражают проблемы всей страны, а не являются специфически волгоградскими. Я бы осторожно подходил к поискам «одной идеи», способной помочь миллионному городу. Такой подход уместен для небольших городов, вроде знаменитого Мышкина или нашего Урюпинска. В Волгограде надо думать о целом спектре решений, которые бы работали на его развитие.  То, что было наработано волгоградской интеллигенцией в прошлом году в рамках «мозгового штурма» о Центре «Победа» (при всей неоднозначности способа продвижения проекта), вполне может «пойти в дело». Там, кстати, и спортивные победы были учтены. Важнее всего, конечно, определить, что поможет городу быть привлекательным для жизни и для бизнеса. Но тут мы ушли далеко от темы учебного пособия.

Беседовала Наталья СПЕКТОРОВА

Подписывайтесь на Аргументы недели: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Telegram